Иного нет у нас Путина. По мнению The Wall Street Journal, российский президент входит в 2021 год сильнее, чем когда-либо - это несет в себе риски для соседних государств и оппозиции внутри страны Спектр
Воскресенье, 26 июня 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Иного нет у нас Путина. По мнению The Wall Street Journal, российский президент входит в 2021 год сильнее, чем когда-либо — это несет в себе риски для соседних государств и оппозиции внутри страны

Владимир Путин. Фото пресс-службы Кремля Владимир Путин. Фото пресс-службы Кремля

Владимир Путин в 2020 году существенно упрочил свое положение как внутри России, так и на международной сцене и входит в новый год сильнее, чем когда-либо. К таким выводам приходит обозреватель The Wall Street Journal Энн Симмонс, которая отмечает, что это несет в себе серьезные риски как для оппозиции внутри страны, так и для соседей России на постсоветском пространстве. Одобренные на летнем референдуме поправки потенциально обеспечивают Путину возможность оставаться у власти до 2036 года, несмотря на его уже почти 20-летнее пребывание у власти.

Одновременно Путин подписал закон, обеспечивающий расширенный иммунитет для бывших глав государства от любых видов судебного преследования. Кроме того, они получили право на пожизненное место сенатора в верхней палате российского парламента.

Также существенному ужесточению подверглось законодательство по регулированию интернета. Кроме того, отдельные лица и организации, ведущие политическую деятельность и получающие средства из-за рубежа, теперь приравнены к НКО, выполняющим функцию «иностранного агента», что налагает на них персонально строгие ограничения.

«Путин начнет следующий год как жестокий автократ, не допускающий благосклонности и готовый изолировать Россию в еще большей степени. И чем больше возникает вызовов его режиму, тем он ведет себя жестче и „сувереннее“. Нет ни единого намека на хотя бы символическую либерализацию», — цитирует издание эксперта по российской внутренней политике московского Центра Карнеги Андрея Колесникова.

По мнению руководителя аналитической компании R. Politik Татьяны Становой, президенту «наконец, удалось осуществить свою мечту о создании реального путинского режима со своей собственной конституцией и системой». По ее словам, результаты референдума вселяют в Кремль убежденность в том, что президент все еще пользуется поддержкой россиян на фоне общественного запроса на расширение его власти, однако социологические опросы демонстрируют обратные цифры.

В качестве примера нарастающего недовольства издание отмечает протесты в Хабаровске, которые быстро сменили повестку с локальной и связанной с личностью арестованного главы региона Сергея Фургала на федеральную, связанную с недовольством падением доходов, низким качеством госуслуг, в том числе в сфере здравоохранения, а также ролью Кремля и лично Путина в этих процессах. WSJ подчеркивает, что президент предпочитает игнорировать протестные проявления, но само их наличие свидетельствует о растущем разрыве между повестками общества и Кремля. «Разрыв между Кремлем и обществом увеличивается», — заявил агентству Колесников.

«Я вижу, что режим потерял всякую способность идти на компромисс, терпеть любую критику, и он потерял способность мирно справляться с любыми политическими рисками, — говорит Татьяна Становая. — Единственное, что он умеет, это использовать репрессии».

Одним из тех, кто пытался сыграть на растущем недовольстве, стал оппозиционер Алексей Навальный, отмечает WSJ. Однако в августе он почувствовал себя плохо на борту самолета во время поездки в Томск, впал в кому и был доставлен, сначала в больницу Омска, а затем в ФРГ, где врачи выявили в его организме остаточные следы нервнопаралитического вещества «Новичок». Навальный и его сторонники убеждены, что за попыткой его убийства стоит Кремль, который отрицает свою причастность. На большой ежегодной пресс-конференции Путин заявил, что если бы российские спецслужбы хотели отравить Навального, то «довели бы до конца».

В наступающем году Кремль, по мнению WSJ, готов еще больше усилить репрессии в отношении оппозиции и политических групп и партий, к которым власти пока относятся терпимо. При этом организации, подобные ФБК, который возглавляет Алексей Навальный, по мнению экспертов, будут подавляться и, возможно, будут запрещены.

Сам Кремль отвергает обвинения в попытках задушить инакомыслие, отмечает WSJ. Издание цитирует интервью Путина государственному агентству ТАСС, в котором он заявил, что мнение оппозиции очень важно. «Есть, всегда была и всегда будет такая часть общества в любой стране, которая не согласна с действующей властью, — сказал президент. — И это очень хорошо, что такие люди есть».

На мировой арене в 2020 году Владимир Путин, по оценке WSJ, «протянул политический спасательный круг» находившемуся на грани краха президенту Беларуси Александру Лукашенко. Москва пообещала оказать Минску военную и финансовую поддержку. Также Путин стал посредником при заключении мирного соглашения между Арменией и Азербайджаном. Соглашение укрепляет статус Кремля как влиятельной силы в регионе и дает ему рычаги влияния на обе страны, отмечает издание.

Также издание отмечает, что Россия заключила сделки по продаже другим странам своей вакцины против коронавируса «Спутник V», благодаря чему, по мнению аналитиков, Москва сможет использовать мягкую силу в отношении стран-покупателей, особенно в Южной Америке и на Ближнем Востоке.

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков ранее заявлял, что кризисы 2020 года, а также западные санкции и «сохраняющаяся недружественная обстановка» требуют от Москвы решительных действий. По его словам, из-за критических ситуаций президенту приходилось действовать жестко и быстро принимать решения. Главной задачей было поддержание стабильности, подчеркнул он, и ее, по мнению Пескова, удается поддерживать.

Напряженность в отношениях с Западом в 2021 году, вероятно, сохранится, особенно с приходом администрации Байдена. Отношения между Москвой и Вашингтоном еще больше ухудшились после сообщений о предполагаемой российской кибератаке на компьютерные сети структур федерального правительства США. В результате атаки были взломаны серверы, по меньшей мере, шести министерств. Но враждебность по отношению к Западу, по мнению сторонников Путина, может пойти ему на пользу внутри страны.