Остановка или тупик. Илья Шаблинский — о статье и интервью главкома ВСУ Валерия Залужного Спектр
Пятница, 21 июня 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Остановка или тупик. Илья Шаблинский — о статье и интервью главкома ВСУ Валерия Залужного

Фото Zeferli/Istockphoto Фото Zeferli/Istockphoto

Британский журнал The Economist опубликовал статью Валерия Залужного, главнокомандующего украинской армией, а чуть позже взял у него интервью (выдержки  на русском языке публиковал журнал «Спектр»). Главком был очень откровенен. Можно сказать, неожиданно откровенен. В результате читатели получили довольно целостную картину того, что происходило на фронте в последние месяцы. Конечно, это был взгляд с одной стороны фронта. С той, где находятся люди, защищающие свою землю.

Этот взгляд не мог вызвать энтузиазма у тех, кто сопереживает Украине, отражающей агрессию. Главком объяснял, почему за четыре месяца наступления на южном направлении украинская армия продвинулась лишь на 17 километров. Такое расстояние назвал сам Залужный.

Он вспомнил, что в начале наступления, пытаясь понять причины неудач, приказал раздобыть книжку советского генерала «Прорыв укреплённой полосы», посвящённую ещё Первой мировой войне. Оказалось, что война 2023 года в точности повторяет основные особенности войны 1914 года. Те же минные поля, сотни рядов траншей, дотов и шквальный огонь обороняющейся стороны по наступающим. Та же ставка на количества. Кое-какие изменения, впрочем, есть. Вот цитата Залужного: «Простой факт заключается в том, что мы видим всё, что делает враг, а они видят всё, что делаем мы. Чтобы выйти из этого тупика, нам нужно что-то новое, например, порох, который изобрели китайцы и который мы до сих пор используем, чтобы убивать друг друга».

Никакой сверхновой военной технологии, как известно, до сих пор не появилось. В результате украинский главком признал, что война постепенно переходит в позиционную форму. И эта форма для Украины опаснее, чем для России.

Главнокомандующий Вооруженными Силами Украины генерал-майор Валерий Залужный. Фото пресс-службы офиса президента Украины/ZUMA Press Wire/Scanpix/LETA

Главнокомандующий Вооружёнными силами Украины генерал-майор Валерий Залужный. Фото пресс-службы офиса президента Украины/ZUMA Press Wire/Scanpix/LETA

Раз Залужный даёт такие оценки — вполне возможно, так оно и есть. Другой вопрос, как нам истолковать эту статью и какие сделать выводы.

Залужный последовательно обозначил основные проблемы Украины на данном этапе противостояния нашествию. Первое — это сохраняющееся превосходство ВС РФ в авиации и в средствах ПВО. Украинская армия наступала, не обеспечив себе авиационного прикрытия, преимущества в воздухе. Такое вообще бывает крайне редко. Это противоречит военной теории. Но именно так было на Запорожском участке фронта. Итог: ВСУ остановились и теперь отчаянно нуждаются как в поставках обещанных истребителей F-16, так и в новых беспилотниках.

Далее — средства радиоэлектронной борьбы. Они должны улучшить условия для контрбатарейной борьбы, которую ВСУ довольно успешно вели летом. Затем — поставки оборудования для разминирования.  Украине требуется гораздо больше танков с минными тралами.  

 Есть проблемы и с человеческими ресурсами. Мобилизация в Украине в последние месяцы идёт нелегко, к тому же для обучения солдат ВСУ не могут себе позволить отзывать инструкторов с фронта. Ресурсы России, напротив, выглядят неисчерпаемыми. Хотя воспользоваться в полной мере преимуществом в живой силе Путин не может: возможности обучить и экипировать мобилизованных у ВС РФ как раз ограниченны.

Российская промышленность наращивает производство вооружений, и то же самое происходит в странах-членах НАТО, превосходящих Россию по экономическому потенциалу. Но для расширения военных производств им понадобится по крайней мере год. К долгой и серьёзной войне никто не готовился. Её никто не ждал.

Украина воюет тем, что успела получить. И должна крайне бережно относиться к каждой единице техники. А впереди — новые линии окопов, бетонных надолбов, траншей и бескрайние минные поля.  Да, налицо позиционная война на истощение — крайне тяжёлое испытание для Украины.

Что можно сказать в этой связи?

Главным адресатом статьи главкома были, вероятно, западные партнеры. Неслучайно она опубликована в лондонском журнале Economist. Главная цель откровенных размышлений Залужного — расширение спектра военной поддержки украинской армии в условиях войны на истощение. В новых, не самых благоприятных, международных условиях, обусловленных разгоревшейся войной на Ближнем Востоке.

О разногласиях внутри украинского руководства главком ничего не сказал. Но известно, что были определённые споры в отношении целесообразности упорной обороны Бахмута, а теперь — в отношении его окружения. Стратегического значения контроль над этим городом действительно не имел и не имеет.

О других разногласиях мы ничего не знаем.

Что я счёл бы здесь самым главным. Насколько можно понять, это сообщение адресовано не только западным союзникам, но и своему народу. Валерий Залужный признаёт, что наступление сейчас фактически остановлено. Он объясняет, почему дальнейшее продвижение к побережью Азовского моря оказалось невозможным. Он полагает, что люди в Украине, с одной стороны, переоценивали возможности ВСУ, с другой — недооценивали возможности России. Он хорошо осознаёт, что его признание будет встречено многими людьми в Украине (и не только в Украине) с тяжёлым чувством.

Что дальше?   

Залужный даже не упоминал про возможность какого-то соглашения с врагом. Но, конечно, теперь, после его статьи, разговоры об этом идут. 

Ясно, что в ближайшие месяцы никакого соглашения не будет. Позиционные бои будут продолжаться, а стороны будут испытывать оборонительные порядки друг друга. Но ясно и то, что ВСУ примерно на 80% зависят от поставок вооружений из США и Европы. Если союзники по тем или иным причинам решат, что военные действия нужно на какое-то время прервать, они могут поставить этот вопрос перед украинским руководством.

И всё же решать данный вопрос — крайне болезненный — будет само руководство Украины.

У меня много знакомых из Украины. Находясь в Латвии, я могу обсуждать с ними перспективы этой войны. Они все люди невоенные и в общем политически неактивные. Обычные люди. И говорят в основном по-русски, хотя украинский знают. Но они — каждый по-своему — уже пережили тяготы идущей войны и выработали новое мировоззрение. Я бы сказал, что это ожидание победы. Без всяких полутонов и сомнений. Их огромное уважение к Валерию Залужному даже после его оценок ситуации не было поколеблено. Но в то же время страшно представить, что южное побережье страны — Бердянск, Мелитополь, Мариуполь — останется врагу. У многих там остались родственники. И эти родственники описывают мелкие и довольно мерзкие подробности прикрепления местной жизни к российским реалиям. Пишут о телепрограммах, о патриотических билбордах, об автоматчиках на рынках, о полном бесправии местных жителей.

Некоторые не в состоянии представить, как можно отобрать у страны целую АЭС. Это же государственный грабёж! К воровству стиральных машин, допустим, привыкли. Но атомная станция! Она же может питать только украинские города?  И так далее.

В то же время все очень четко себе представляют, что каждый день в ходе позиционных боев гибнут десятки молодых парней — чьих-то сыновей, мужей, отцов…

Мои знакомые, граждане Украины, страны, показавшей невероятные бесстрашие и твердость, погружены теперь, после статьи главкома, в тягостные размышления. Украина отбросила врага от Киева и Харькова. Но всё равно сейчас, в случае заключения соглашения о прекращении огня, Путин, оторвав кусок чужой земли, будет праздновать победу — пускай и в меньших масштабах, чем хотел. «Неужели этому гаду всё сойдёт с рук?» — спрашивают меня. И я не знаю, что им ответить, не могу найти подходящие слова утешения.

Можно, конечно, порассуждать о том, каким будет после этой авантюры положение Российского государства и его режима. Или о том, что станет с путинской экономикой. Но пока эти размышления никому не нужны.

Вряд ли Залужный согласовывал текст с президентом Украины. Конечно, со свободой слова там сейчас далеко не так, как в мирное время. Всё весьма сурово. Но главнокомандующий может выразить свою точку зрения, ничем особо не рискуя. Собственно, Зеленский уже ответил главкому, подчеркнув, что патовой ситуации на фронте всё же нет. Президент примерно так и должен говорить. Он должен давать нации надежду. Это одна из его обязанностей.

А лидеры государств НАТО, бюрократический аппарат блока должны думать над тем, как дать Украине, принёсшей жертвы за всю Европу, дополнительные гарантии безопасности. Это их обязанность.

Война продолжается. И если кто забыл — советую вспомнить, что писали большинство аналитиков о перспективах этой войны на её второй, третий или даже десятый день. Вспомнили? Поживём — увидим.