Игры памяти. Почему Израилю приходится проявлять деликатность, пока Европа и Россия спорят из-за Холокоста