• Вторник, 25 февраля 2020
  • $65.43
  • €71.07
  • 55.48

«Игра с Путиным в поддавки». Зеленский обменял «беркутовцев» на часть военнопленных и внутриполитический кризис

Обмен пленными, КПВВ "Майорск". Фото со страницы Facebook Офиса президента Украины Обмен пленными, КПВВ «Майорск». Фото со страницы Facebook Офиса президента Украины

29 декабря, спустя почти два года после последнего обмена «удерживаемыми лицами» между Украиной и самопровозглашенными республиками Донбасса, на КПВВ «Майорск» снова менялись пленными.

Этот обмен, как ни странно, в глобальном смысле скорее плохой сигнал — выполнения договоренностей саммита «Нормандской четверки» в Париже не случилось. Напомним, там было зафиксировано четкое намерение до Нового года во-первых, обменять удерживаемых лиц по формуле «всех на всех», и во-вторых, достичь полного прекращения огня.

Режима прекращения огня достичь не удалось. На линии соприкосновения под Донецком и Горловкой только за последнюю неделю дважды шли бои с применением тяжелых минометов и артиллерии, канонаду слышали в городах.

Обмен «всех на всех» был сорван. После очевидной неудачи на переговорах в последний момент Трехсторонняя контактная группа в режиме видеоконференции смогла согласовать всего лишь обмен в варианте «всех установленных на всех установленных». Что это значит? В первоначальных списках «всех» у ЛДНР было 150 фамилий, у СБУ — «250 незаконно удерживаемых лиц на неподконтрольной Украине территории».

Очевидно, что единственным итогом встречи в Париже стало очередное закрепление формулы Минских соглашений как единственной на дороге к миру. Движения к деэскалации при этом почему-то не происходит.

Непрозрачные и очень жесткие торги - кто кого на кого обменяет — шли до конца. По итогам 29 декабря Украина получила 76 человек, а отдала 123.

На Донеччині на КПВВ «Майорське» розпочався процес звільнення утримуваних осіб.

Gepostet von Офіс Президента України am Sonntag, 29. Dezember 2019

Как это было

Обмен происходил очень странно и нервно, Украина и ЛДНР как будто поменялись местами — самопровозглашенные республики выдавали информацию по многим каналам, украинская власть обрубила все, не допустив журналистов вовсе.

 Практически в прямом эфире можно было наблюдать, как формируются колона для встречи освобождаемых Украиной заключенных в Донецке. Своих ехали встречать матери и жены, прямые трансляции делали как местные СМИ, так и съемочные группы российских федеральных каналов и корпункты всероссийских газет (онлайн-трансляцию, например, вела донецкая редакция «Комсомольской правды»). Все окончательные данные, все комментарии шли только со стороны ЛДНР.

В штабе Операции объединённых сил в Краматорске, ссылаясь на приказ политического руководства страны, на КПВВ «Майорск» не аккредитовали ни одно украинское СМИ. Родственников и знакомых по строгим спискам собрали в Киеве в выставочном центре «Мистецький арсенал» для централизованной организованной встречи в аэропорту «Борисполь». В Донецкую область тоже не пустили никого, ни семьи пленных, ни журналистов.

Видеотрансляцию по своему усмотрению организовал Офис президента Украины. Часами все телеканалы страны ретранслировали видео со стоящим белым автобусом без каких либо комментариев.

Відбулося! 76 утримуваних українців звільнено, вони на контрольованій нами території. Невеликий фотозвіт про останніх прибулих на рідну землю.

Gepostet von Офіс Президента України am Sonntag, 29. Dezember 2019

В момент передачи удерживаемых пленных из ДНР трансляции не было около двух часов и, например, «Радио Свобода» в своем репортаже ретранслировала видео российских телеканалов «Звезда» и «Первого канала», поскольку у украинских журналистов не было абсолютно ничего.

Информация какое-то время шла только с той стороны линии соприкосновения. Представитель ЛНР Ольга Кобцева сообщила, что Луганск отдал 25 человек, забрал 63, а 9 отказались переезжать с подконтрольной Украине территории в самопровозглашенную республику.

Уполномоченная по правам человека ДНР Дарья Морозова сообщила, что из Донецка отдали 52 человека, а получили 60. Информация из Офиса украинского президента опаздывала на час.

Данные по обмену до сих пор разнятся — ЛДНР говорят, что отдали 77 человек, Украина — что приняла 76. Есть ощущение, что в украинской администрации немного стесняются произошедшего. Бывшая пленная из Луганска журналистка Мария Варфоломеева прямо назвала обмен «грустным».

Кого отдала Украина

Процесс формирования списка «сторонников ЛДНР» для обмена через линию соприкосновения вызвал в Киеве целый внутриполитический кризис. Администрация президента Украины Владимира Зеленского пошла на уступки, на которые ни при каких условиях не решился бы Петр Порошенко. Она отдала в Донецк бойцов спецподразделения МВД «Беркут», обоснованно обвиняемых в суде в убийствах протестующих на улице Институтской в Киеве 20 февраля в 2014 года. Приговор беркутовцам к моменту их выдачи так и не был вынесен. С призывом не отдавать их накануне обмена выступили две парламентские партии — «Европейская солидарность» Петра Порошенко и «Голос» Святослава Вакарчука. Внепарламентская «уличная» оппозиция провела классическое «боевое слаживание» — блокировала больше 14 часов все 9 выездов из Лукьяновское СИЗО, чтобы не допустить «вывоза «беркутов».

В истории Майдана остается много нераскрытых тайн и конспирологических версий, но есть досконально изученный следствием эпизод — действия «черной роты» подразделения «Беркут» 20 февраля 2014 года. Эта рота, одетая в черную форму с желтыми полосками скотча на плече, получила официально свое личное огнестрельное оружие и под прицелами многих телекамер стреляла сверху с Институтской вниз, в сторону Крещатика, по протестующим. В результате этой стрельбы были убиты 47 человек.

Именно после этих страшных событий у протестующих на Майдане появились первые нарезные охотничьи стволы. И 20 февраля были убиты четверо правоохранителей, двое — из числа того самого «Беркута».

В последствии под судом оказались 26 правоохранителей и двое граждан из числа протестовавших. После многих странных судебных решений, отправлявших «беркутов» под домашний арест, двадцать один из них разными путями бежали в Россию.

Но пятерка «беркутов» продолжала сидеть в СИЗО, ездить на суды, слушать адвокатов и прокуроров. (Почему за почти шесть лет не случилось приговора — до конца не ясно. Очевидно, его не очень хотела власть и сменявшие друг друга генеральные прокуроры Украины, — прим. Спектра")

Прямо после Майдана многие областные подразделения «Беркута» уже под другими названиями поехали на блокпосты Донбасса. И из пятерых обвиняемых в убийствах на Институтской двоих — Олег Янишевский и Александр Маринченко — арестовали не сразу. Они до 2015 года успели повоевать в Донбассе на стороне Украины, оба имеют статус УБД (участников боевых действий). Теперь ЛДНР затребовала под угрозой срыва обмена бывших бойцов «Беркута» к себе, в том числе, воевавших на Донбассе — их статус «убийц Майдана» оказался важнее того, что они воевали в Донбассе не на стороне сепаратистов.

Украинская власть нашла крайне сомнительный юридический способ освободить «беркутов» для обмена. Нынешний генеральный прокурор Украины Руслан Рябошапка сменил 27 декабря всю прокурорскую группу в суде. После чего 28 декабря всю пятерку обвиняемых со скамьи подсудимых отпустили «под личное обязательство» являться в суд «потом». Это вызвало очень быструю и острую реакцию общества — с блокадой суда и Лукьяновского СИЗО. Люди стремились не дать вывезти обвиняемых в преступлениях, произошедших вне рамок военного конфликта, в Россию (про Донецк и Луганск вне контекстуального отрыва от России в Киеве никто не говорит).

«Для Украины это крайне тяжелый обмен, — поясняет „Спектру“ украинский политолог Константин Батозский, — Под давлением Москвы Киев был вынужден отпустить сотрудников спецподразделения „Беркут“, которые были единственными обвиняемыми в деле о расстреле мирных граждан на улице Институтской в Киеве в феврале 2014 г. Более того, этих людей отпустили с грубейшими нарушениями процессуальных норм. Суд так и не установил степень их вины. А других обвиняемых, которые могли пролить свет на то, кто именно отдавал украинским милиционерам приказ стрелять по безоружным демонстрантам — просто не существует. Это значит, что в Украине так и не будет установлена справедливость в „деле о расстреле Майдана“. Такое поведение Офиса президента просто не могло не вызвать массовые акции протеста. В ночь на 29 декабря более тысячи киевлян пикетировали сперва суд, который слушал дело „беркутовцев“, затем следственный изолятор, в котором они находились».

Обмін підозрюваних екс-співробітників Беркуту, що обвинувачуються у вбивствах мирних протестувальників, без винесення…

Gepostet von Victoria Voytsitska am Samstag, 28. Dezember 2019

«Владимир Зеленский настроил против себя значительную часть активного гражданского общества, которое увидело в обмене ситуацию «заставь дурака богу молиться, он и лоб расшибет», — продолжает Константин Батозский. — Только в проигрыше — украинское общество, которое снова оказалось разделенным, на этот раз по, казалось бы, совершенно недвусмысленному поводу — освобождению украинских пленных из лап путинской машины карательного правосудия. А для России этот обмен важен как продолжение истории про то, что путинский режим будет доставать своих агентов из любой западни. По сути, Кремль послал всем антиукраинским силам недвусмысленный сигнал: делайте что хотите, воюйте, убивайте — мы все равно вас вытащим. И это страшно».

В Киеве теперь говорят, что «козырей» для будущих торгов у команды Зеленского больше не осталось.

И тут имеются в виду совсем не сотрудники «Беркута».

Украина отдала 11 человек из Одессы — организаторов взрывов возле волонтерских центров и здания управления СБУ. 

Украина выпустила и отдала организаторов и исполнителей теракта в Харькове – взрыва противопехотной мины рядом с шествием в память «небесной сотни» 22 февраля 2015 года. Владимир Дворников, Виктор Тетюцкий и Сергей Башлыков были выпущены в зале суда 28 декабря «под личное поручительство» и пошли на обмен без вынесения приговора.

От взрыва их мины погибли четыре человека — один из организаторов шествия, офицер милиции и двое подростков. Младшему, Даниле Дидыке, было 15 лет – его  именем хотят назвать школу № 11 города Харькова. Против освобождения тройки диверсантов тоже были акции протеста.

Gepostet von ВимкниРосійське am Mittwoch, 25. Dezember 2019

Противоположная сторона довольна. «Наши ребята дома! Настроение боевое, готовы продолжать борьбу с украинским нацизмом. Одесса и Харьков» — написал в своем телеграмм-канале с места обмена сотрудник министерства информации ДНР Алексей Акутин.

«Боевых ребят» в Донецке действительно прибыло. Суд в Мариуполе сменил меру пресечения для четверки бойцов «группы Мангуста» — участников разгрома городского отдела милиции 9 мая 2014 года, в результате перестрелки тогда погибли 13 человек. Евгений Дружинин, Александр Стрельникович, Виктор Скрипник и Вячеслав Бирюков пошли на обмен без приговора при том, что им угрожало пожизненное заключение.

Суд в Днепре изменил меру пресечения для Дарьи Мастикашевой и Александра Кататая, которых обвиняли в государственной измене. По версии следствия, они пригласили бригаду строителей для ремонта объекта в Москве, формируя специалистов исключительно из ветеранов АТО — из них якобы создавали группу для имитации террористических актов на объектах в РФ. (Интересно, что в России по обвинению в имитации терактов на предприятии «Тольятиазот» был арестован гражданский муж Мастикашевой — Сергей Соколов).

На фоне столь серьезных историй несколько теряется герой публикаций «Спектра» — танкист народной милиции ЛНР Руслан Гаджиев. Бывший тракторист, пару месяцев побывший в ЛНР обычным механиком-водителем танка Т-72, был взят в плен в бою 25 января 2015 года под селом Санжаровка. Он получил приговор в десять лет колонии строгого режима, провел в заключении чуть меньше пяти лет, его дважды за эти годы вывозили на обмены, но всегда в последний момент возвращали обратно за решетку. С третьего раза, без особых фанфар и славы, Руслан Гаджиев все же выехал в Луганск. Оттуда он, скорее всего, поедет в свое село в Адыгее, к жене и сыну.

«Террорист» на танке и питерский «волонтер». Как в украинском СИЗО сидят граждане России и скоро ли их обменяют

Кого вернула Украина

Украинский президент добился возвращения своих самых известных военнопленных. Домой едет сидевший в колониях ДНР с зимы 2015 года танкист Богдан Пантюшенко. Он командир того самого танка, который в ходе боя в поселке Спартак прорвался в Донецк, к Путиловскому мосту, с задачей его подорвать. Под мостом как раз принимали топливо и боеприпасы два танка пророссийских сил, от взрыва танкового снаряда все сдетонировало, мост рухнул, экипажи танков и грузовиков погибли, точное количество убитых в том боестолкновении не известно. Пантюшенко очень достойно вел себя в плену, на родине его считали героем, именно поэтому его так долго не возвращали.

Как можно дольше старались не возвращать и бойцов элитных 3-го и 8-го полков специального назначения. Офицер и солдат из 8-го полка — майор Сергей Иванчук и старший солдат Иван Деев — вернулись из Луганска, где сидели с февраля 2017 года. У Иванчука был позывной «Фугас», в ЛНР майора и его бойца обвиняли в подрыве джипа «Тойота», котрый взорвался вместе с начальником одного из управлений народной милиции ЛНР полковником Олегом Анащенко.

Бойцы из 3-го полка спецназа Сергей Глодов и Александр Кореньков вышли на обмен из Донецка после четырех лет плена. За них на протяжении этих лет боролись все, в том числе, Надежда Савченко, посещавшая их в колонии.

Из числа очень известных и журналист «Радио Свобода» Стас Асеев, который был арестован в Донецке в июне 2017 года. Стас не стал записывать покаянный ролик с признанием работы на СБУ, из-за этого его не отдали на обмен в декабре 2017 года. За «неправдивые материалы» ему в суде ДНР определили этим летом стандартный по местным меркам срок в 15 лет колонии.

В списках есть еще солдаты-тыловики — прошлым летом восемь бойцов ВСУ ехали из тылового Мангуша в не менее тыловой Краматорск, ехать надо было в обход Донецка, но по непонятным причинам они заблудились, «прорвались» через украинский блокпост и остановились только под прицелом пулемета на нулевом блокпосте на стороне ДНР. Скорее всего, их сейчас немного поругает начальство.

Но, по нашему мнению, главное приобретение Украины в этом обмене — те, кого принято называть «простыми людьми». Мои друзья, компьютерщик Андрей Кочмурадов и врач реанимации Елена Лазарева, сели на 14 и 15 лет по абсолютно надуманным обвинениям как «агенты СБУ». Колония для них, как и для всех таких заключенных, была облегчением — ребята пропали 16 октября 2017 года, в декабре их заставили записать подчеркнуто абсурдные видео с самооговорами. Они очень долго находились в СИЗО, фактически в концлагере, расположенном на месте арт-галереи «Изоляция», а «срок» уже отбывали в относительно нормальных условиях в колониях в Макеевке и Снежном. Сегодня я увидел их на видео из Майорска — они на свободе!

На свободе технолог мясокомбината, уникальный специалист Александр Тимофеев. 26 декабря 2017-го они с женой ехали в Донецк навестить больную тещу. Его арестовали на КПВВ «Еленовка». Жене звонили потом, предлагали заплатить выкуп в 20 тысяч долларов за освобождение мужа. Светлана Тимофеева человек волевой, резкий — стала бороться в ДНР за «справедливость». Тогда у мужа нашли в компьютере два фото от июня 2014 года, на них — пьяные люди в камуфляже. Фото Александр сделал из окна собственной квартиры. Поскольку он не подтвердил на суде выбитые под пытками «признания», в августе 2019 после долгих судебных разбирательств получил 14 лет лишения свободы за «шпионаж». Кроме тех самых злополучных двух фотографий в деле ничего не было.

Таких историй в ЛДНР очень много, таких «агентов СБУ» там могут снова набрать несколько сотен человек буквально за пару месяцев борьбы с «иностранными разведками».

А у Владимира Зеленского все «серьезные» люди давно возвращены России. И, самое главное, президент Украины провел с сентября два обмена ири этом ни разу никак не затронул Крымп — а там сидят сотни крымских татар, без обмена, без малейшей надежды на спасение.

Сегодняшний обмен пленными не стал внутриполитическим триумфом Владимира Зеленского.

Іще кілька радісних миттєвостей — звільнені українці, перший обід на свободі, зустріч із рідними.

Gepostet von Офіс Президента України am Sonntag, 29. Dezember 2019

«Обмен 29 декабря является проигрышным вариантом для Украины по ряду причин, — рассказывает „Спектру“ исполнительный директор Института мировой политики, украинский политолог Евгений Магда, — он проходит по российскому сценарию, хотя формально Россия умыла руки — обмен проходит между Украиной и ОРДЛО. Обращаю внимание, что обмен пройдет не по формуле „всех на всех“, а „всех верифицированных — на всех верифицированных“, и для Украины эта ситуация заведомо невыгодна. Украина согласилась обменять экс-беркутовцев, обвиняемых в расстреле на Институтской, чем практически поставила крест на возможности расследовать это преступление. Украина согласилась выдать обвиняемых в терроризме, пусть и после приговора. Генеральная прокуратура оказывала давление на прокуроров. Суды, очевидно, принимали решения в условиях политического давления, и эти обстоятельства играют против Украины как факт.»

Евгений Магда убежден, что Россия использует экс-беркутовцев для пропагандистского наступления на Западе накануне годовщины расстрела Небесной Сотни. По его мнению, команда Зеленского словно играет с Путиным в поддавки, и это становится все более очевидным.