Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Воскресенье, 29 ноября 2020
  • $75.85
  • €90.74
  • 48.30

Позеленевший патриотизм. К чему приведет импортозамещение в экологии

Франция, акция солидарности с российскими экологами. Фото AFP/Scanpix Франция, акция солидарности с российскими экологами. Фото AFP/Scanpix

В среду, 6 апреля, участники Экологической палаты России в рамках Форума «Зеленый патриотизм» предложили заменить «Гринпис» и «Фонд дикой природы» более лояльными властям экологами. «Я недоволен тем, как эти организации работают в России. Сейчас такая позиция у нас в стране, что мы хотим произвести импортозамещение. Вот и в экологии, наверное, тоже», — заявил Владимир Коптев-Дворников, руководитель Экопалаты. Она получила в 2013 году президентский грант в размере 2,2 млн рублей, а в следующем — 2 млн. За плечами Коптева-Дворникова опыт работы в Госдуме и членство в партиях «Наш дом — Россия» и «Единая Россия».

Ветераны экологического движения типа «Фонда дикой природы», по словам представителей палаты, мешают развитию российской промышленности. В свою очередь присутствовавший на конференции писатель Захар Прилепин пообещал помощь «литературного спецназа», а зампред Центробанка Александр Торшин уже заявил, что рассмотрит предложения зеленых патриотов.

В интервью «Спектру» директор по программам «Гринпис России» Иван Блоков объяснил, кто может быть недоволен независимым мониторингом окружающей среды, и как связаны экология и патриотизм.

Иван Блоков. Фото из личного архива

Иван Блоков. Фото из личного архива

—Почему идея Владимира Коптева-Дворникова об импортозамещении экологических организаций прозвучала сейчас?

—Все, что я скажу, можно считать спекуляцией, ведь залезать в голову автора таких предложений я не могу. Однако нельзя исключить, что это связано с подготовкой к парламентским выборам этой осенью. Возможно каким-то отдельным гражданам или движениям нужно отличаться от других. Я никогда прежде не слышал об экологических инициативах ни этого господина, ни этой организации. Возможно они решили воспользоваться известными названиями и попытаться выделиться на их фоне.

—Вас вообще приглашали на этот форум?

—Нет, нас не звали на этот форум, но вообще таких природоохранных мероприятий проходит очень много. Не думаю, что данный форум кардинально отличается от схожих конференций. Но опять же из сообщений прессы я так и не понял, в чем специфика этой встречи и с какой целью она проводится. Самое печальное, что я не увидел заявления про реальные экологические проблемы и способы их решения. Я увидел только, что чей-то бизнес нужно от нас защищать, но это не совсем про экологию.

-Но выступающие экопатриоты недовольны, как «Гринпис» и «Фонд дикой природы» работают в России. Почему же у них сложилось подобное мнение?

-Таких проблемных участков работы у нас достаточно много. Возможно недовольство связано с нефтяными компаниями. Сегодня мы находимся в серьезной конфронтации с большинством нефтяных корпораций страны, так как у них текут нефтяные трубы просто в гигантских масштабах.

Нигде нет таких катастрофических последствий добычи нефти — у нас вытекают миллионы тонн нефти из-за старых трубопроводов. Мы впереди Нигерии, причем у них прорывов трубопроводов втрое меньше, чем в России. И разрушается все из-за вандализма — его разрушают местные жители. У нас же банально не тратят деньги на замену трубопроводов. Даже в правительстве признают, что в год вытекает 1,5 млн тонн нефти на землю. В реальности цифра может быть 5−7 млн тонн нефти ежегодно.

Иногда у нас есть проблемы с государственными органами, так как государственная статистика по лесным пожарам не стала адекватной. У нас существуют огромные отличия — так, в прошлом году по природным пожарам разница между официальной статистикой и реальными данными на основе космических снимков составила порядка миллиона гектар. И это большая проблема, так как эти данные не учитываются при принятии решений. Впрочем, как ряд госорганов подходит к тушению пожаров — тоже вызывает проблемы.

Демонстрация экологов. Фото из личного архива Блокова.

Демонстрация экологов. Фото из личного архива Блокова.

—Бизнесмен Владимир Семенов назвал на конференции это западным подходом к экологии, который «базируется на антиглобализме, радикальном феминизме и зеленом анархизме». Вы согласны, что это западный подход?

—Не существует никакого российского или западного подхода. Например, Экологическая вахта по Северному Кавказу. Она существует исключительно на российские деньги и занимается тем, что вскрывает проблемы. Причем тут феминизм я вообще не понимаю. Вот при чем тут равенство мужчин и женщин, которого тоже в стране нет. Откуда взялся антиглобализм? В деятельности экологов есть только попытка решать не только местные, но и глобальные проблемы. Откуда такая смесь? Зеленый анархизм? А почему тогда не анархо-синдикализм? Ну пускай дальше ветер носит.

—Вас обвинили в том, что «Гринпис» получает внутреннюю информацию Минприроды, а затем «используют ее для критики важнейших инфраструктурных проектов государства». Что это за информация?

—Ну какая еще секретная информация? О чем речь? Об объемах образования токсичных отходов? Или о загрязнении рек? Мы получаем данные, которые запрашиваем официально. Вы, я или обвинивший нас может обратиться за запросом и получить информацию. Надо только не полениться и спросить. Да, с министерством природных ресурсов и экологии мы долго обсуждали содержание государственного доклада за 2014 год.

Это основной документ, который характеризует состояние окружающей среды в стране. Этот вопрос обсуждался не только в рамках Общественного совета министерства, черновик доклада был выложен в интернет и многие организации приняли участие в обсуждении. Это сделало доклад существенно лучше, но я не помню, чтобы Коптев-Дворников или кто-либо из его организации внес свои комментарии. Я могу сделать вывод — что-либо их это не интересует, либо таких комментариев не было.

Наоборот, мы часто предоставляем информацию государственным органам о нарушениях и фактах, которые им неизвестны. Недавно передали информацию, связанную с проектирование плотины на реке Селенге в Монголии — ее финансирует Всемирный банк. В том числе там были нарушения, связанные с обязательностью учета мнения российских специалистов и населения. Может автор этой фразы хочет, чтобы мы не давали такую информацию?

Фото Scanpix/AFP

Акция экологов у платформы «Приразломная». Фото Scanpix/AFP

—Стоит вообще связывать экологию и патриотизм?

—Защита окружающий среды в родной стране — это абсолютно патриотично. Я считаю себя патриотом России. Для меня это в том числе означает то, что особо охраняемые территории будут сохранены для потомков в нынешнем виде, а не отданы бизнесу для добычи полезных ископаемых ради сегодняшних коммерческих интересов. Я не считаю патриотичным финансовое и экономическое развитие за счет уничтожения особо ценных природных территорий. Если эти люди считают так, то, видимо, мы действительно находился по разные стороны баррикад.