Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Понедельник, 28 сентября 2020
  • $79.10
  • €92.30
  • 42.62

Гонконгский майдан

Фото: Reuters/Scanpix Фото: Reuters/Scanpix

Гонконгские события в России тут же окрестили Майданом. Соответственно, интернет-активная публика сразу разделилась на два лагеря.

«Гонконгский протест лозунги как будто у киевских наставников почерпнул. До боли знакомый почерк одной заокеанской ручки. Хоть бы копирайтеров почаще меняли» — такие тексты выдают десятки никому не известных комментаторов в рунете. Имеются также возгласы о хунте, поднимающей голову, а также странное заклятье «Фашизм в Китае не пройдет!» — разумеется, без объяснений, что именно имеется ввиду.

Распространено также суждение, что «Си — это не тряпка Яник», мол, он-то, лидер КПК Си Цзиньпин устроит протестующим такой Тяньаньмэнь, что мало не покажется.

В другом лагере внимательно наблюдают за происходящим и со всей очевидностью накапливают новый опыт.

При этом об украинских лидерах протеста почти не вспоминают — разве что о Яроше, чей образ, а скорее фамилия или даже символическая деталь — «визитка Яроша» — стала составной частью политического анекдота: «В чаше с ядом, из которой пила Клеопатра, найдена визитка Яроша». Примерно так же видят ее и в Гонконге особо бдительные граждане с хорошо развитым воображением.

Лидеров гонконгского протеста сравнивают в соцсетях то с Навальным, то почему-то с Павлом Гнилорыбовым — юным хипстером, бывшим активистом Молодой гвардии Единой России, примкнувшим к белоленточному протесту. Павел женился на Вере Кичановой, она протестный муниципальный депутат, и оба они смахивают на героев аниме хентай мангу. К тому же студент Павел Гнилорыбов действительно очень похож на одного из лидеров гонконгского протеста, студента Джошуа Вонга.



Джошуа Вонг. Фото с сайта wikipedia.org


Казалось бы, это мелочь — подумаешь, внешнее сходство. Но за этим кроется определение одного важного признака гонконгского протеста — юность лидеров. И осознание того факта, что и в российском протесте много очень молодых людей, уже достаточно известных и сильных.

Константину Янкаускасу, тоже муниципальному депутату, который сейчас содержится под домашним арестом, только что исполнилось 28 лет. Его соратнику Николаю Ляскину 32 года, Андрею Быстрову, активисту из партии «5 декабря», 27 лет. Да и Навальному-то всего 38 лет. Гонконгский протест дает некоторую надежду молодым людям в России, которых мало того, что жестко прессует власть, но и старшие лидеры протеста дорогу не уступают, а тень отбрасывают (и это я еще стараюсь подбирать выражения).



Павел Гнилорыбов и Вера Кичанова. Фото из архива автора


Второй важный элемент — а по степени важности, вероятно, первостепенный — это способы и инструменты коммуникации протестующих в Гонконге. В конце сентября власти Китая заблокировали сервис Instagram из-за публикации там снимков и видео разгона гонконгских демонстраций. А Twitter, Facebook и YouTube заблокированы в Китае давным-давно. Все компании, предоставляющие интернет-услуги, взяты под жесткий контроль властей. Но студенты на то и студенты, чтобы быстро обходить запреты: очень быстро в Гонконге был найден способ общаться, минуя сети операторов. Тысячи жителей Гонконга стали пользоваться мобильным мессенджером FireChat (это бесплатное приложение для устройств на Android и на iOS). Можно коммуницировать между собой даже там, где нет мобильной связи (или где она глушится). Примечательно, что один из создателей этого мессенджера — русский, выпускник мехмата МГУ Станислав Шалунов, который давно хотел сделать приложение для связи без инфраструктуры, «но не было условий».

Как только стало известно, чем пользуются протестующие в Гонконге, так в мессенджере FireChat тут же образовались русскоязычные группы. Быстро освоили знаменитый гонконгский чат Occupy Central и стали создавать свои. Примечательно, что основной русскоязычной группой в мессенджере FireChat тут же стала группа «Россия без ваты». А вчера, например, московский офис движения «Русь Сидящая» в полном составе скачал на телефоны новое приложение и радовался, сколько там уже единомышленников осваивают новый полезный продукт.



Протестующие в Гонконге. Фото Reuters/Scanpix


Любопытна реакция российской пропаганды (то есть чувственного выражения соображений власти) на события в Гонконге. Понятно, что «новый Майдан» никак одобрен быть не может, однако китайский товарищ Си — это и впрямь не товарищ Янукович, лидеру КПК не будешь указывать пальчиком из телевизора, что и как ему надо делать. А китайское руководство пока выжидает: после жесткой попытки разгона протестующих в минувшие выходные было заявлено, что войска не будут призваны для разгона манифестантов.

Похоже, власти решились на затягивание решения проблемы — с расчетом на то, что или устанут протестующие, или гонконгские торговцы всем на свете (от уличных до биржевых) сами изгонят протестующих из храма Мамоны, коему издавна успешно поклоняется Гонконг. Впрочем, опыт с экономическим удушением протеста российской власти вряд ли будет интересен — она с этим успешно справляется и без протеста.