Головная боль Лукашенко. Вадим Можейко о рисках перебазирования ЧВК «Вагнер» в Беларусь Спектр
Четверг, 29 февраля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Головная боль Лукашенко. Вадим Можейко о рисках перебазирования ЧВК «Вагнер» в Беларусь

Владимир Путин и Александр Лукашенко. Фото Gavriil GRIGOROV/Sputnik/AFP/Scanpix/Leta Владимир Путин и Александр Лукашенко. Фото Gavriil GRIGOROV/Sputnik/AFP/Scanpix/Leta

27 июня в Минске Александр Лукашенко не смог себе отказать в удовольствии поведать «городу и миру», как он разрешил острейший военно-политический кризис в соседней России. Глава белорусского государства не стеснялся делиться подробностями, которые вряд ли было приятно слышать в Кремле. Например, как Александр Григорьевич давал указания руководителю ФСБ РФ Александру Бортникову — или сколько штыков (в том числе необстрелянных курсантов военных училищ) смогли мобилизовать подчиненные Путина для обороны Москвы.

Не забыл Лукашенко похвастаться и тем, что подготовил на крайний случай бригаду силовиков к переброске в Россию. Однако белорусский спецназ — равно как и кадыровские силовики — до Москвы или Ростова-на-Дону по неизвестным причинам 24 июня так и не добрались.

Главарь мятежников — Евгений Пригожин — прибыл в Беларусь как раз в тот момент, как Александр Григорьевич выступал перед своими силовиками. Последний намекнул им, что с появлением «гостей» необходимо повысить бдительность. Очевидно, что головокружение от миротворческого триумфа у Лукашенко пройдет, а проблемы с вагнеровцами только начинаются.

Вадим Можейко, координатор белорусской экспертной сети «Наше мнение», описал в беседе со «Спектром» риски, с которыми столкнется режим Лукашенко после ожидаемого перебазирования в Беларусь мятежной ЧВК «Вагнер».

Вадим Можейко, политолог. Фото Вадим Можейко/Facebook

Вадим Можейко, политолог. Фото Вадим Можейко/Facebook

- Стал ли Александр Лукашенко бенефициаром всей этой истории? С одной стороны он заслужил благодарности и от Путина, и от Пригожина, с другой — теперь ЧВК «Вагнер» может стать его головной болью?

- Действительно, Лукашенко выступил в роли «Бэтмена»: пришел и спас всё, что не могла спасти вся кремлевская рать. Герой для беларусов: решает вопросы в России лучше Путина. Для россиян — спаситель, для Запада подтвердил свой имидж особого переговорщика с Путиным. И, конечно, Лукашенко выглядит единственным человеком, который из всей этой истории вышел сколько-нибудь победителем, а не проигравшим. В стратегической перспективе Лукашенко просто перенес на себя эту головную боль, и теперь ему надо как-то решать вопрос с вагнеровцами.

Владимир Путин и Александр Лукашенко. Фото Pavel Bednyakov/Sputnik/AP/Scanpix/Leta

Владимир Путин и Александр Лукашенко. Фото Pavel Bednyakov/Sputnik/AP/Scanpix/Leta

Конечно, теперь ключевая задача понять, в каком качестве Пригожин и его подчиненные будут находится в Беларуси. Могут быть очень разные форматы, которые в состоянии обернуться для Беларуси теми или иными рисками, начиная с самых безобидных и заканчивая крайне серьезными проблемами, вплоть до повторения вооруженного мятежа.

- У вас есть версии, чем предпочтет заняться сам Пригожин в РБ: создаст еще одну структуру, только частную, по охране режима Лукашенко? Или страна скорее станет новым плацдармом для «ЧВК» для её деятельности в Африке?

- Возможны разные варианты. Вариант максимум для Пригожина — это если ему позволят в Беларуси создать свою военную базу. Перенести её из Краснодарского края в Беларусь под Осиповичи. Обустроить на новом месте тысячи или десятки тысяч своих наемников с техникой, а потом из Беларуси атаковать Украину и летать в Сирию, в Африку. Туда, где его наймут на работу.

Это вариант для Пригожин максимально удобный, но, конечно, он создает огромные риски для Беларуси. Самое очевидное — это риск повторения вооруженного мятежа, риск того, что Пригожин в случае какого-то конфликта с Лукашенко может пытаться оккупировать Беларусь. Либо, как минимум, развязать в войну.

Конечно, я уже молчу про международный авторитет Беларуси. Он, прямо скажем, и так был не высок, а теперь страна рискует превратиться во что-то похожее на Сомали, где обитают какие-то международные головорезы, которые летают по всему миру и предлагают свои услуги. Это вариант, на который, прямо скажем, вряд ли пойдет Лукашенко. Ему не нужны такие риски без особой необходимости.

- Уже понятно, к какому варианту склоняется нелегитимный, но действующий глава Беларуси?

- Ситуация, которая бы устроила Лукашенко, понятна. Он говорил о ней 27 июня на совещании с силовиками: руководство ЧВК «Вагнер» поступает в распоряжение белорусского Минобороны. Лукшенко подчеркнул, что у них есть полезный боевой опыт, который было бы неплохо перенять белорусской армии. Если оставить в стороне моральный аспект, а рассуждать сугубо практически, у вагнеровцев есть современные боевые навыки. В качестве каких-нибудь инструкторов для белорусской армии они, наверное, могли бы быть полезны.

Пригожина, в свою очередь, вряд ли это устроит. Если бы он просто хотел стать военным инструктором в какой-нибудь армии, то легко бы в Африке нашел себе такую работу. Поэтому, вероятно, будут договариваться о каком-то компромиссе. Возможно, именно сейчас этим и занимаются. Бизнес-джет Пригожина 27 июня прилетел на военный аэродром в Мачулищах под Минском. Лукашенко заявил, его хозяин на борту, но мало ли что он говорит. Так или иначе, пройдут переговоры и найдется компромисс, при котором, бойцы ЧВК «Вагнер» получат какой-то юридический статус в Беларуси.

Возможна территория Беларуси понадобится Пригожину и его ближайшим соратникам для того, чтобы просто «перекантоваться», как выразился Лукашенко. При этом никакой большой военной базы не будет. Появится какой-нибудь тренировочный полигон без военной техники и автоматического оружия. Перевалочный пункт и не более. Очевидно, что тут легкого решения нет. И Лукашенко, и Пригожин — люди упрямые, склонные к радикальным неожиданным решениям. Может быть вообще не договорятся, и придется Пригожину еще куда-нибудь ехать.

- Вы упомянули такой вариант развития этой истории, как вторжение ЧВК «Вагнер» в Украину уже с территории Беларуси.

- Конечно, он возможен. Другое дело, что сложно вторгнуться в Украину, не имея возможности обратно отступить в Беларусь, не имея крепкого тыла. Я, конечно, не военный аналитик, но всё, что знаю о войне, свидетельствует, что так обычно не делается. Перед наступлением всегда просчитывается возможность отступить.

Евгений Пригожин и бойцы ЧВК «Вагнер» возле здания штаба ЮВО в Ростове-на-Дону. Кадр видеоролика

Евгений Пригожин и бойцы ЧВК «Вагнер» возле здания штаба ЮВО в Ростове-на-Дону. Кадр видеоролика

Тем более, что Украина к вторжению с территории Беларуси сейчас готова значительно лучше, чем полтора года назад: там возведены различные заграждения, обустроены минные поля, дороги разрушены. В общем, это вряд ли будет легкой прогулкой для вагнеровцев. Все-таки самый большой город, который они пока взяли — это Ростов в России, а не какой-то крупный город в Украине. 

Конечно, это не самый благоприятный сценарий для Лукашенко, потому что в случае очередной агрессии с белорусской территории против Украины — это риск, что Украина начнет бить по белорусской территории HIMARS. Страшно сказать, многие резиденции Лукашенко вообще-то входят в радиус действия этих ракетных систем.

Опять же, история с проникновением «Русского добровольческого корпуса» в Белгородскую область наглядно намекает каких именно иностранных добровольцев Украины со своей территории кому ещё из соседей может запустить. Любой заход на территорию Беларуси «Полка Калиновского» — это, конечно, ночной кошмар для Лукашенко. Поэтому такое развитие событий не в его интересах.

- Запад стал свидетелем того, что тандем Путин-Лукшенко противостоял перспективе неуправляемого хаоса в стране, ведущей войну и обладающей ядерным оружием. Как это может отразиться на политике Запада по отношению к украинской войне?

- Не знаю, как насчет отношения к украинской войне, но пока всё выглядит так: Лукашенко более надежный союзник Путина, чем даже его собственные головорезы в России. Поэтому, мне кажется, для Запада вывод скорее будет поверхностный. Для тех, кто не очень разбирается в ситуации, он выглядит так: Лукашенко — классный переговорщик, какой он полезный человек.

Для тех, кто смотрит глубже, вывод будет в том, что Лукашенко очень сильно привязан к Путину, что он переживает за то, как дела в России и, в общем, они с Путиным готовы друг другу приходить на помощь в тяжелых ситуациях. Точно так же, как Путин в спорной ситуации в 2020-м году был склонен поставить на пусть и неприятного, но известного ему старого Лукашенко, так и Лукашенко сейчас был склонен поставить не самого любимого, но известного ему Путина. И в этом смысле это будет понимание того, что надеяться на то, что Лукашенко с Путиным как-то отойдут друг от друга, — наивно.

В общем, мне кажется, ситуация лишний раз иллюстрирует, что Лукашенко с Путиным — это сплоченная команда диктаторов, которые между собой, конечно, могут ругаться, но в критических ситуациях друг друга только поддерживают. Соответственно, не имеет смысла пытаться как-то эти режимы разделить, а скорее воспринимать их как общую проблему для региональной безопасности.

И, конечно, размещение в стране вагнеровцев и, возможно, российского ядерного оружия — это еще больше превращает Беларусь не в донора региональной безопасности, как белорусский МИД любил позиционировать страну еще 5−8 лет назад, а в главную угрозу региональной безопасности.

- Способен Лукашенко как игрок этой команды диктаторов в какой-то критический для Кремля момент использовать Пригожина в качестве инструмента шантажа?

- Такой вариант в принципе возможен, но вагнеровцы могут пригодиться и в другом качестве. Раньше казалось, что в случае, если Лукашенко будет крайне не лоялен или что-то предпримет Запад, то Россия за день сможет оккупировать Беларусь. Честно говоря, глядя на то, как развивались 23−24 июня события, мне кажется, у многих возникнут обоснованные сомнения, что российское войско способно с Беларусью справиться. Ели оно не только не может победить в Украине, но вообще-то не может защитить и свои собственные территории. Поэтому идея, что если в Беларуси будут присутствовать вагнеровцы, то они, в случае чего, помогут Лукашенко защитить страну от Путина, теоретически вполне возможна. Как бы смешно это не звучало.

Другое дело, что риски от присутствия ЧВК «Вагнер» в нынешнем виде в Беларуси гораздо выше, чем какие-то возможности, поэтому пригожинцы скорее дестабилизирующий для Лукашенко фактор, а не защищающий.