• Вторник, 19 ноября 2019
  • $63.82
  • €70.70
  • 60.85

Годовалый Артем и его первый допрос. Как прокуратура, Следственный комитет и телевидение объявили войну московской семье

Дмитрий и Ольга Проказовы со своим ребенком на руках. Фото TV RAIN via AP/Scanpix/Leta Дмитрий и Ольга Проказовы со своим ребенком на руках. Фото TV RAIN via AP/Scanpix/Leta

Материал «Новой Газеты» — «Спектр» приводит его полностью.

В дверь позвонили в одиннадцать вечера. Проказовы уже ложились спать. Визитеры через дверь представились участковым в одном лице, «обеспокоенным жалобой от соседей». Проказовы открыли. Их маленькую однушку в Перово тут же заполонили 9 человек: следователь, оперуполномоченные и крепыши, напоминающие бойцов Росгвардии. Обувь не снимали — лишнее. Сообщили, что прокуратура намерена добиваться лишения Проказовых родительских прав, что сейчас у них проведут обыск и что против них возбуждено уголовное дело за выход с годовалым сыном на акцию протеста 27 июля — статьи 125 УК (оставление в опасности) и 156 УК (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего).

— Мы спрашивали, — вспоминает Ольга Проказова, — в чем такая срочная необходимость, есть ли судебный документ (чтобы провести обыск — Ред.)? Они сказали, ордера нет, но это «неотложное действие», а суд так поздно не работает.

Оперуполномоченные нас осматривали как реальных уголовников. Пригласили понятых. Это были не наши соседи, а два незнакомых человека — помятая одежда, запах перегара…

В ходе обыска нам предложили выдать свидетельство о рождении двоих наших детей. Попросили телефоны, чтобы мы показали фотографии. В противном случае, сказали, будут «более агрессивные действия». Мы показали, технику изымать не стали. Это реально очень жестоко, потому что у прокуратуры была возможность связаться с нами заранее, выяснить реальные обстоятельства. Они этого не сделали, они просто пошли в суд — на основании смонтированного ролика, непонятно откуда взятого. У нас в стране вообще такое бывает? Есть какие-то еще прецеденты?

Таких прецедентов еще не было. В основном в политику детей оппозиционеров впутывали органы опеки. Это они периодически «бьют тревогу», когда дело касается активистов. Так, в том числе угрозы опеки отнять детей вынудили защитницу Химкинского леса Евгению Чирикову с семьей уехать из страны. Но недавние протесты изменили правила игры. Минуя опеку, у которой в помине никаких жалоб на Проказовых не было, против частной московской семьи развязали войну прокуратура и Следственный комитет.

Супругам Проказовым ставится в вину то, что на акции 27 июля они передали своего сына объявленному позднее в розыск в рамках уголовного дела о массовых беспорядках Сергею Фомину, волонтеру штаба независимого кандидата в Мосгордуму Любови Соболь. Тот факт, что Фомин — двоюродный брат Ольги Проказовой и крестный их старшего с Дмитрием сына, прокуратуру и СК не смутил. Они искали опасного и дерзкого преступника, «прикрывшегося на акции грудничком, чтобы выйти из оцепления полиции».

Именно такой ролик по «Вестям», сопровождаемый грозной музыкой, увидят супруги Проказовы — в его основе снятое и смонтированное оперативниками Центра «Э» любительское видео.

Но даже на этой фальшивке не видно никакого оцепления, через которое якобы пробирался Фомин с годовалым ребенком на руках.

На видео лишь то, как Дмитрий Проказов надевает на родственника «кенгурятник» с Артемом, и все вместе они смеются. Но закадровый голос называет Фомина «координатором акции протеста».

— Сергей — мой лучший друг, друг детства, мы учились в одной школе, он — крестный моего старшего сына, двоюродный брат жены… У меня даже мысли не было о том, что я делаю что-то неправильное, это естественно — попросить его понести Артема, — сказал Дмитрий Проказов «Новой» и другим журналистам перед допросом в СК. По его словам, на акцию 27 июля они действительно пошли всей семьей, но быть в гуще событий не собирались. — Мы гуляли только там, где не было признаков потенциальной опасности. В какой-то момент мы устали и решили пойти домой, предложили Сергею к нам присоединиться, он согласился. Мы все вместе доехали до дома. Нигде по пути не было ни единого полицейского, никакого оцепления.

В понедельник, 5 августа, Перовская межрайонная прокуратура направила исковое заявление в Перовский районный суд Москвы о лишении Проказовых родительских прав. На следующее утро прокуратура Москвы торжественно вышла в публичное пространство, сообщив о страшном преступлении, совершенном супругами Проказовыми:

«Установлено, что супружеская пара 27 июля 2019 года приняла незаконное участие в несанкционированном митинге с малолетним годовалым сыном. В свою очередь, отец мальчика не обладает правом голоса в запланированных на сентябрь 2019 года выборах в г. Москве, поскольку имеет лишь временную регистрацию в г. Москве (как воспитание детей зависит от наличия или отсутствия московской прописки, в прокуратуре не уточнили. Сам Дмитрий Проказов назвал это ложью, продемонстрировав журналистам паспорт с московской пропиской. — Ред.).
В ходе митинга родители передали малолетнего ребенка, находящегося в силу возраста в беспомощном состоянии, третьему лицу, что подвергло опасности здоровье и жизнь мальчика, а также повлекло причинение ему физического и морального вреда. Таким образом, супруги, эксплуатируя ребенка, злоупотребили своими родительскими правами в ущерб интересам сына. Указанные нарушения послужили основанием для направления прокурором в порядке ч. 1 ст. 45 ГПК РФ в суд заявления о лишении родительских прав супругов в отношении малолетнего ребенка».

В конце релиза прокуратура анонсировала, что намерена заняться проверками других москвичей, выходивших на акцию оппозиции с детьми.

Среди нормальных людей, общественности и даже ряда чиновников прокатилась волна возмущения и негодования.

К вечеру 6 августа прокуратура Москвы решила отредактировать релиз и убрала из него фразу о том, что ребенок получил «физический и моральный вред».

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

…Годовалый пухлощекий Артем в красной курточке и синей шапочке, улыбаясь у папы на руках, прибыл к зданию Главного следственного управления СК по Москве тем же вечером 6 августа. Хрупкая молодая мама шла рядом с коляской. А сзади прикрывали тылы бабушка с дедушкой. Это был первый допрос в жизни годовалого Артема Проказова. Мама с папой нервничали — а вдруг выйдут из СК уже без сына… Малышу передалось волнение, и в здание СК он был внесен уже плачущим. Вот где истинный моральный вред.

Коляска Артема осталась стоять на улице — ждать своего маленького хозяина.

Бабушка с дедушкой наматывали круги по улочкам Хамовников. И тоже ждали.

В СК Артем плакал. Следователь Александр Николаевич Любимов, расследующий громкое дело государственной важности о том, как мама и папа Артема «подвергли его жизнь и здоровье опасности» на акции протеста, разрешил годовалому ребенку с мамой покинуть стены этого чудесного здания лишь через 2,5 часа. В 22.00. Обычно в это время Артем и его игрушки уже спят.

В 22.40 из здания отпустили папу — Дмитрия Проказова, он устало сказал журналистам, что они с супругой остаются в качестве свидетелей, но само уголовное дело против них пока не прекращено.

Адвокаты супругов рассказали, что на допросе стало ясно: дело инициировал глава СК — Александр Бастрыкин.

То есть внимание: когда из квартиры, где проживали сестры Хачатурян с отцом тираном и насильником, доносились крики, прокуратура с опекой не бежали в суд лишать отца родительских прав. И глава СК почему-то не спешит сейчас прекращать уголовное дело об убийстве, возбужденное против трех девочек, одна из которых несовершеннолетняя.

Когда мужчина на глазах у ребенка избивает мать, а ребенок при этом писается от страха, прокуратура и СК такого отца тоже не спешат лишать родительских прав. Ведь он же только женщину бьет, не ребенка — а домашнее насилие теперь декриминализовано и является «внутренним делом» семьи.

И только когда семью с ребенком заметили рядом с акцией протеста, начинает экстренно работать вся правоохранительная система.

Однушку родителей берут ли чуть не штурмом, родителей и годовалого ребенка тащат ближе к ночи на допрос и требуют через суд отнять малыша.

Носить маленьких детей на любые акции — хоть провластные, хоть оппозиционные — где большое скопление народу и опасность ждет отовсюду, — в принципе, лучше не стоит. Но почему-то только в случае с акциями протеста у властей, если что, не дай бог, случится, будут виноваты родители, а не ОМОН и росгвардейцы с дубинками, бьющие даже лежащих на асфальте граждан.

Фото: Вера Челищева/"Новая"

…На допросе в СК Ольге и Дмитрию задавали примерно такие вопросы: кто из них передавал ребенка на руки Сергею Фомину, зачем и для чего. Еще следователя Любимова, естественно, интересовало местонахождение самого Фомина. Однако Проказовы не видели своего друга с прошлой недели. В конце следователь попросил супругов предоставить их телефоны в рамках уже уголовного дела «о массовых беспорядках» — нужно было осмотреть их на предмет подозрительной переписки с Фоминым. При этом сами супруги ни в каком статусе по делу о массовых беспорядках пока не проходят. Следствие дало Проказовым пару дней на сдачу техники.

А через пару дней следствию сдался сам Фомин. В ночь с 7 на 8 августа. «Медиазоне» он объяснил, что не скрывался, а был на отдыхе и сразу вернулся в Москву, как только узнал, что объявлен в розыск. Заявил, что не совершал ничего незаконного, и уверен в своей правоте. «Они запустили по ТВ компанию, что я «координатор» протеста. Я действительно призвал людей уйти из-под дубинок ОМОНа в Брюсовом переулке (27 июля. — Ред.).

«Стоять насмерть» и быть избитым ОМОНом — глупо. Я увел из Брюсова (сорвав свои голосовые связки) около 1000 человек. Мне никто за это не платил <…>.

Если вам сложно представить, что человек может действовать самостоятельно, а не по чьей-то указке, — это говорит, прежде всего, что-то о вас, а не обо мне", — написал Фомин ранее в фейсбуке на странице своей матери (всю его технику отобрали в ходе обыска).

Cдаться властям Фомин смог только с третьей попытки — в управление СК по Москве он пришел в половину второго утра, но там не открыли. На «горячей линии» СК ему не смогли внятно ответить, как он может сдаться и приедут ли за ним. В полиции, куда позвонил Фомин, поинтересовались, сильно ли он пьян, и предложили самому явиться в отдел. Что он и сделал: в ОВД «Замоскворечье» его в итоге и задержали. Перед этим Сергей обратился к общественности, попросив не забывать об арестованных по делу о «массовых беспорядках» и добиваться их освобождения.