• Четверг, 14 ноября 2019
  • $64.35
  • €70.78
  • 62.51

«Фашизм», «Рашизм» и вселенная «Марвел». Как в Киеве прошло шествие, похожее на «Бессмертный полк»

Фото Дмитрия Дурнева/Spektr.Press Фото Дмитрия Дурнева/Spektr.Press

Уже ставшей привычной в России акции «Бессмертный полк», равно как и георгиевской ленты, в столице Украины после 2014 года быть не может: за ношение георгиевской ленты по первому разу можно получить административный протокол со штрафом от 32 евро, а дальше настойчивых может ждать и административный арест на 15 суток. Поэтому шествие с портретами воевавших родственников здесь называют акцией «Никто не забыт, ничто не забыто». Его организатором традиционно выступает Елена Бережная, но она была задержана за нарушение общественного порядка возле ближайшей к парку станции метро «Арсенальная» еще в 8:30 утра скорее всего, как раз за георгиевскую ленту на лацкане пальто.

Но сегодня в Парк славы пришли еще и активисты партии «Демократическая сокира» (сокира — топор, укр. прим. «Спектра»), они заявили об акции «Бессмертный Грут». Кто не знает, Грут — это внеземной деревоподобный гуманоид из комиксов, мультфильмов и фильмов кинематографической вселенной «Марвел». Соответственно люди из «Демсокиры» собирались пройти 9 мая с портретами внеземных героев из этих комиксов и фильмов.

Герои вселенной «Марвел». Изображение распространяется по лицензии (CC BY-SA 2.0)

Герои вселенной «Марвел». Изображение распространяется по лицензии (CC BY-SA 2.0)

Но силы отрядов полиции специального назначения и солдат Национальной гвардии не пускают колонну «Демсокиры» в Парк славы, несмотря на предварительную официальную заявку. Те обещали в заявке 300 человек и слово сдержали, народу не больше трех сотен, они скандируют: «Ганьба! Война!» Рядом крупный полицейский в бронежилете и каске мечтательно произносит: «Эх, дали бы команду разогнать! Вспомнили бы, как в 2013 на Банковой их гнали!» Явно человек из бывшего «Беркута».

В результате сотням креативных хипстеров-поклонников вселенной «Марвел» пришлось переместиться в сквер неподалеку, куда они унесли свои транспаранты с персонажами из комиксов. Перед ними выступает один из лидеров движения Антон Швец. «Арсен Аваков — ватник и черт, больше ничего не могу сказать! — Выкрикивает Антон. — Очередной раз мы видим, что заканчивается определенная эпоха, свободы собраний не будет, а будут бедные пацаны вот такие в форме с зарплатой от 7 тысяч гривен, которые нас будут не пускать. Но следующий раз мы пойдем уже по другому! А сегодня мы собрали колоны в четырех крупных городах — Киеве, Одессе, Днепропетровске и Запорожье — хотели и во Львове, но там не нашлось людей для русского «Бессмертного полка! И хочу сказать, что происходящее очень вовремя случилось — перед парламентскими выборами, будем осенью всем все вспоминать!»

Фото Дмитрия Дурнева/Spektr.Press

Фото Дмитрия Дурнева/Spektr.Press

Спорить с полицией, прорываться никто не собирается, молодежь довольно добродушна, мимо идут немногие ветераны с сопровождающими людьми к коридорам безопасности.

У парка обилие торговцев самодельными красными маками — они символ украинского варианта праздника с лозунгом «Никогда снова!» и призывом к скорби, а не к ликованию. Маки красивые и стоят недорого — по 10 гривен (33 евроцента).

У входа в парк седой старик в форме полковника советской армии — на кителе, кроме всего прочего, орден Красной звезды, два Отечественной войны, орден Славы и медаль «За отвагу!». Идет он не спеша. Без палки с каким-то особым достоинством. Вокруг, как возле какого-то старого тихоходного броненосца начала века, целая «эскадра» — представитель ветеранской организации, какие-то бабушки и десятки крепких мужчин в возрасте от 35 и старше.

«Мы с Александром Эдуардовичем двадцать лет этот праздник празднуем, — с гордостью говорит мне пожилой мужчина, представившийся главой совета ветеранов микрорайона Теремки. — Запишите, ему 25 мая 97 лет исполнится!» «У нас двадцать лет назад на 32 тысячи человек населения было 4700 ветеранов, сейчас таких, воевавших, 17 человек осталось и все больше лежачие! Александр Эдуардович держится, мы с ним позавчера в школе были, с детьми встречались, раньше в этой школе актовый зал просто блестел — погоны, ордена, а сейчас…» — глава ветеранского совета только безнадежно машет рукой.

Фото Дмитрия Дурнева/Spektr.Press

Фото Дмитрия Дурнева/Spektr.Press

Дед идет строго прямо, до Парка славы осталось сотня шагов. «Меня на машине подвезли сюда, не думай! — говорит мне дед. — Я Шкловский Александр Эдуардович, запиши, если так хочешь. В 1942 начал — Крым, Кавказ, Сталинград, а закончил в Чехословакии».

К нам подбегает какой-то мальчишка лет семи и вдруг сует деду конфету, еще кто-то подбегает с ландышами, потом с гвоздиками. Рядом женщина уговаривает испуганную дочку подойти сфотографироваться: «Ты подойди, я тебя сниму — это ж история!» — девочка явно боится седого старика. Он страшно один в этой толпе с портретами уже давно убитых и умерших. Вокруг него ряд мужчин, которые страхуют деда на ступенях, стараются не сливаться с толпой и организовать пространство вокруг «своего» ветерана.

Все становятся в очередь — поход очень короткий, кончается возложением цветов к обелиску с вечным огнем в центре парка, к нему постоянно продолжают подходить сотни людей.

Фото Дмитрия Дурнева/Spektr.Press

Фото Дмитрия Дурнева/Spektr.Press

В толпе видно, что технический прогресс не минул никого — через каждые метров пять находится человек с переносными колонками в руке, звучит «Священная война», кто-то вокруг подпевает. Вдруг, на первый взгляд на ровном месте, начинается скандирование: «Фашизм не пройдет!».

Слева обнаруживается группа молодых ребят человек в тридцать-сорок, которые в унисон скандируют: «Рашизм — не пройдет! Серп и молот — смерть и голод!». Вокруг них люди с надписями на спинах «полиция диалога», над ними транспарант с портретами восьми людей и надписью: «Они боролись за Украину! Они победили!». По краям плаката Роман Шухевич и Степан Бендера, в центре погибший в 2014 генерал Национальной гвардии Украины Кульчицкий, убитый в 2017 в бою под Дебальцево оперный певец Василь Слипак, одетый в военно-морскую форму офицер со смутно знакомым лицом — Максим Шаповал. Я спрашиваю у ближайшего, кто такой этот Шаповал, парень оборачивается и говорит: «Мы тут все кто откуда, не организованы особо. Я не знаю, но кажется это убитый в Крыму в 2014 прапорщик или член УПА, извините это не мы рисовали». Я потом посмотрел конечно в интернете — Максим Шаповал полковник украинской военной разведки, взорванный в Киеве в прошлом году в своей машине.

Молодые люди с плакатом «Они боролись за Украину! Они победили!». Фото Дмитрия Дурнева/Spektr.Press

Молодые люди с плакатом «Они боролись за Украину! Они победили!». Фото Дмитрия Дурнева/Spektr.Press

«Мы из третьей сотни Самообороны Майдана, пришли сюда потому что хотим сказать, что „фашизм не пройдет“! — Говорит корреспонденту „Спектра“ местный локальный лидер Александр Ивашко. — Эти люди идут колонной по Киеву и олицетворяют то, против чего мы боремся — свободно несут красные флаги, символику, открывают двери „Русскому миру“, и полиция их охраняет, потому что в Украине, видите ли, это не запрещено, как будто закона о декоммунизации на них нет!».

Парни окружены не только полицией, вокруг камеры и фотографы. «Люди хотят новостей, хотя бы один разбитый нос сюда!» — мечтательно говорит парень рядом с микрофоном украинского канала ICTV.

Вокруг вырисовывается свой всем понятный порядок: парни-националисты скандируют, им отвечают те, кто проходит мимо, остальные уже возлагают цветы на огромную живую баррикаду цветов перед вечным огнем. Потом обходят обелиск с права и слева и либо уходят, либо вступают тут же в импровизированные споры, либо присоединяются к толпе справа — там энергичный мужчина машет стопкой белых листов и дирижирует толпой не менее чем в пару сотен человек. Они поют — «День победы», «Смуглянку», «Десятый наш десантный батальон».

Пара женщин стоит на постаменте и откровенно любуются происходящим: «Мы каждый год сюда ходим и каждый год этот мужчина тут поет и людей организовывает, не знаем, кто он, но всегда подпеваем и бабушек всегда поддерживаем — всегда гадаем живы ли они еще?»

Фото Дмитрия Дурнева/Spektr.Press

Фото Дмитрия Дурнева/Spektr.Press

Перед баррикадой с цветами стоят две ветхие, но бодрые старушки с вышитым портретом Георгия Жукова, им проходящие в солдатский котелок и матерчатую сумку кладут деньги. Вокруг перманентно вспыхивают споры. «Двадцать миллионов за тебя погибло! Не мешайте у нас праздник!» — выкрикивает дама лет сорока какому-то парню, рядом тут же отзывается старик: «Двадцать миллионов погибло, а у нее праздник!». Людей аккуратно разнимают очередная пара полицейских в жилетах «полиция диалога».

Издалека через уже редкую толпу плотной колонной идет настоящий крестный ход с хоругвями и портретами. «Спасибо богу за победу!» — выкрикивает тонкий голос какой-то старухи.

Я иду сделать последнее фото и вдруг вижу «своего» деда, полковника Александра Шкловского, он достоял очередь вместе со всеми, положил все свои цветы в эту зеленую стену и молча стоит, отдавая честь. И также тихо уходит.

Привезут ли его сюда на будущий год снова?