Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 2 декабря 2020
  • $75.85
  • €91.51
  • 47.09

Эволюция «Моджахеда». Батальон «Торнадо» — пытки, генералы и «Аллаху акбар!»

Фото: Из личного архива Фото: Из личного архива

В минувшие выходные бойцов украинского добровольческого батальона «Торнадо» обвинили в убийствах, изнасилованиях, похищениях и разбоях. В МВД Украины выпустили приказ о расформировании батальона, командира и его нескольких подчиненных задержали. Бойцы «Торнадо» заняли круговую оборону в здании школы, заминировали подходы к ней и подбили разведывательный дрон.

Пока украинские силовики улаживали конфликт с батальоном, в Сети появилась аудиозапись переговоров командира «Торнадо» с бойцом с позывным «Моджахед», который якобы признался на записи: «без пыток жизнь была бы не жизнь. Ничто так не поднимает тонус, когда у тебя в руках чья-то жизнь». Этим красноречивым «Моджахедом» оказался 19-летний ультраправый рэппер из Бреста Deni Mad. Прежде он читал со сцены о «наводнивших город обезьянах с насваем», а теперь читает Коран и воюет в АТО. С корреспондентами «Спектра» он говорит с восточным акцентом и рассказывает, как сражается с ополченцами под именем Даниял аль-Такбир.

Как ты можешь прокомментировать обвинения в тяжких преступлениях, выдвинутые в адрес бойцов батальона?

Сейчас задержаны около десятка человек. Они до сих пор находятся в следственном изоляторе без предъявленных обвинений. Все обвинения, которые есть в интернете, не подтверждены вескими доказательствами. Это все случилось вот почему. Наш батальон располагался в станице Луганская, где мы воевали целый год. Это первая линия боевых действий. Мне дали медаль за оборону ридной державы. Мы видели, как генералы начали делать деньги с помощью контрабанды. Мы занимались этим вопросом. Останавливали поезда, фиксировали все на камеры. Созывали журналистов.

Мы перекрыли золотую жилу генерала-лейтенанта Науменко [Анатолий Науменко является руководителем Главного управления МВД Украины в Луганской области, прим. «Спектра"]. Мы задержали поезд 16 или 17 июня с чугуном и коксом на сумму 30 млн. гривен. Всю ночь поступали в наш адрес угрозы от генералов, но мы этот состав не отпустили. Далее происходит такая ситуация — комбата с утра похищают, парней задерживают. Выдвигают какие-то нелепые обвинения в каких-то изнасилованиях.

Но в выходные появилась запись прослушки твоего разговора с лидером батальона о пытках.

Это является аудиомонтажом. Это не является нашим разговором с Русланом Онищенко. Если пробить эти слова через Google, то это будет цитата Джека Воробья из фильма «Пираты Карибского моря» — про то, что чужая жизнь повышает тонус.

Как ситуация с батальоном разрешается сейчас?

Ситуация разрешается следующим путем. Люди, которые осознают, что генералы специально тянут войну и специально хоронят нас, специально отправляют воевать все больше и больше молодых пацанов, чтобы на нас зарабатывать. Эти люди устраивают пикеты, собрания, конференции. Люди устали смотреть на то, как на крови простых вояк делают деньги.

Где ты находишься сейчас и насколько ты и другие бойцы в безопасности?

Местоположение я не буду уточнять. Я нахожусь в Украине, я готов идти до конца. Я не буду давать заднюю, когда меня и моих людей поливают грязью. Грош цена тогда моей жизни и моим словам. Грош цена тому, что я делаю, если после каких-то клеветнических обвинений я сдам назад. Руслан [Онищенко] - мой хороший друг. Батальон — наша большая семья. У нас все хорошо. Ждем Руслана и будем дальше что-то решать. Мы сытые, одетые, оружие у нас никто не отбирал. Собака лает, а джихад идет, как сказал мой друг. У меня сердце льва и душа воина.

Что человек, родившейся в Белоруссии, забыл на Украине?

Одно из чьих-то предположений, что я родился в Белоруссии. Да, одно из моих гражданств — белорусское, я этого не скрываю. В моем роду есть и украинцы, и чеченцы. Я не славянин, православным никогда не был. Язычество не мое тем более. Так что моя национальность — вопрос достаточно спорный. Мой прадед воевал во второй мировой против советской оккупации в отрядах СС.

На Украине изначально, особенно в Крыму, проживало много татар, кто-то из них участвует в боевых действиях? Участие в АТО это попытка взять реванш?

Я так скажу: в 2014 я жил в Севастополе и застал аннексию Крыма. Я увидел самооборону Севастополя с русским оружием и русскими флагами в «горке» и сразу все понял. Стало ясно, что референдум куплен. Туда согнали местных алкоголиков и наркоманов, которым дали флаги, чтоб махали и кричали лозунги.

Я хотел вернуться в Севастополь, но лишь тогда, когда кончится оккупация. Тогда, когда мы победим русских. Сейчас уже все жалеют. Все говорят, что очень плохо жить, что татар сильно ущемляют. Например «Хизб ут-Тахрир» [запрещенная во многих странах международная исламская политическая партия — прим. «Спектра"] и других мусульман. Многие из них решили воевать за свободу, объявили джихад.

Сама война на Украине это что для тебя?

Как тебе сказать, даже если я умру, а Всевышний будет решать в рай или ад я попаду, то я посвятил себя этой войне. Мне пришлось уехать от русских, из Севастополя, тем более здесь проживает много мусульман, простых людей, да спасет их Аллах. И если я воюю за свободу этих людей, умру за них, то тем самым совершу праведный поступок. Я не люблю говорить. Я делаю. Поэтому я и на войне.

Ты меня понимаешь, это личное дело с русскими, русские вырезали мусульман в Чечне и Афгане. Заметь, за последние 150 лет у них было 36 конфликтов с другими странами — это уже о чем-то говорит. Русские — мои личные враги!

Ты говоришь про счеты с русскими, но мы-то сейчас общаемся на русском языке. Тебя это не смущает? На каком языке ты общаешься с однополчанами?

Слава Аллаху, общаюсь на русском и арабском, кто как понимает. Могу и на украинском. Меня это не смущают, это лишь условности — русские сами не свои, они ведь используют орла Золотой Орды, а ведь на самом деле Русь была киевской. Если бы русские свиньи читали историю, понимаешь, брат, то ими было бы трудно управлять. Говоря русский, россияне, то подразумеваю тех животных, которыми управляет Кремль, Путин. Это просто как стадо свиней, которым дают задачи. Им говорят: на убой — они и пошли! Вот как, например, говорил Шамиль Басаев, истинный герой Чеченской республики: «Русские — это потомки обезьян, как говорил их Дарвин, ну, а мы мусульмане — потомки первых людей, созданных Всевышним, Альхамдулиллах ["Благотворение Аллаху"]!». Сейчас время такое, что потомки людей обязаны указать им свое места, поставить животных в их стойла.

Если говорить о мусульманах, то кто еще воюет, кроме крымских татар и «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»?

Кроме выходцев из «Хизб ут-Тахрир», в АТО воюют братья, которые даже не входили прежде ни в какие партии. Еще здесь есть выходцы из спецгрупп «Имарат Кавказ» [ваххабитская группировка с Северного Кавказа — прим. «Спектра"], есть чеченцы, дагестанцы, грузины, азербайджанцы, узбеки — те, кто знают, что такое Российская федерация и ее агрессия. Это праведные мусульмане, они мстят за свою землю, своих отцов и братьев — за тех, кто воевал в первую и вторую чеченскую против русских. Но есть и другие: мы насчитали тут много кого. Например, сербов, бурятов, белорусов, якутов, китайцев, муртады-чеченцы. Это вызывает только смех — они воют за тот режим, что их покорил!

Истинные чеченцы на нашей стороне, а кадыровцы — это муртады, вероотступники. Мы их называем даже кафировцами, люди знающие так говорят. Кафир — это неверный, неверующий человек. Вот насиловали их матерей, резали их детей — ты только представь 40 тысяч детей убито — а они теперь с русскими в одних окопах! Сам Рамзан Кадыров, этот убивший своего отца кафир, оказался агентом России, который ввел легально войска в Чечню. Здесь происходит аналогичная ситуация — есть люди, работающие на Кремль. Мы должны наступать, а нас сливают. Взять вот Дебальцево, Иловайск. Это самая подлая война.

Почему же ты выбрал Украину? Ты мусульманин, но есть много мест, где твои братья по вере сражаются с оружием в руках.

Я пошел воевать в АТО, потому что с русскими у меня отдельные счеты — за Петербург и за Севастополь. Люди из ФСБ меня собирались поймать и посадить, я был в федеральном розыске, но Ин шаа-Ллах я ушел и собираюсь жить долго и красиво. С окончанием АТО моя личная война, Ин шаа-Ллах, не закончится. Я встал на прямой путь, у меня есть немалый опыт боевых действий и я планирую использовать его с пользой.

Но почему ты воюешь в «Торнадо»? Есть ведь и «Айдар», и «Азов»?

Да, в Украине много батальонов. Есть раскрученные «Айдар» и «Азов», но пока одни говорят — другие делают. Мы просто хотим воевать. «Торнадо», клянусь Аллахом, не гонится за пиаром — мы его навоюем. У нас 80% состава из Донецка и Луганска. Эти люди хотят домой. Мы боремся против внешнего врага и против внутреннего. Мы легализовали себя, когда сделались спецподразделением, спецназом. У нас хорошие инструкторы, и мы будем воевать до конца.

В «Торнадо» люди без опыта не попадают. Меня до сих пор зовут в другие батальоны, но тут знакомые, но они везде — и в «Джохара Дудаева» [воющий на стороне Киева чеченский батальон имени Джохара Дудаева — прим. «Спектра"], и у грузин, и в «Правом секторе» [запрещенная в России организация — прим. «Спектра"]. Я же, повторюсь, ехал к друзьям, которые уже воевали — проблем с устройством не было. Мы занимаемся ударной и развед-диверсионной работой. У меня гранатомет РПГ-26 и АК-74, модифицированный как под штурмовой комплекс, так и под снайперский — оптический прицел, глушитель и другие навороты. Я вообще в него вложил больше 1500 долларов. Я непростой парень, скажем так.

А тебе приходилось уже убивать людей?

Вот меня часто спрашивают — убивал ли я людей. Это очень глупый вопрос. Настоящий мужчина, настоящий воин на такое отвечать не будет, никогда не будет о таком говорить. Если ты читаешь прессу, то знаешь, что я был ранен в боевых действиях, следовательно из этого можешь делать выводы. Это было под Луганском, январь. Были жесткие бои с русскими — на десяток убитых с их стороны было восемь граждан Российской Федерации. А потом я очнулся в госпитале под утро. Лежал под капельницей, весь обмотанный.

А тебе важно вероисповедание людей, которые прикрывают твою спину?

Ну, как правило, да, мне спокойнее, МаашаЛлах, на то воля Аллаха. Понимаешь, в исламе совсем другое отношение к жизни и смерти: если моджахед умер, то он попадает в рай, ведь в аду он уже побывал. У нас прекрасный загробный мир — Аллах уготовил мне все высшие награды, которых у меня не было. Все будет по воле Аллаха — все приписано по книге священной. Я мусульманин уже несколько лет — пять, может шесть лет. Я счастлив, что я мусульманин: мне очень хорошо, очень комфортно, чувствую себя свободным человеком. Как и до войны я читаю рэп. В исламе запрещена музыка, но не чтение, почему же я не могу читать свои мысли под бит? Недавно заехал на студию, записал трек про войну и в поддержку «Торнадо».

Когда ты находишься под обстрелом, то ты по-любому веришь в Бога, который сверху. Я видел людей, которые были жесткими кафирами — не верили ни во что, а когда чудом выживали, то сразу начинали молиться, задумываться об этом серьезно, Альхамдулиллах ["Благотворение Аллаху"]! Русские лоб в лоб боятся идти, они закидывают минометами и «Градами». А когда идет зачистка, Ин шаа-Ллах, то они убегают с большими потерями. Иногда мы находим трупы с военниками одной и той же воинской части, но Киев почему-то не хочет этого выносить.

А ты не боишься попасть в плен?

Я не боюсь попасть в плен к русским. Я ношу всегда от двух до четырех килограммов тротила — в любой момент, Ин шаа-Ллах, я клянусь Аллахом, дерну кольцо и отправлюсь прямиком в рай, поэтому смерть меня совсем не страшит — я нахожусь на прямом пути до Судного дня, Аллаху акбар! И если меня ранят, я не смогу отступить и начнут брать в плен, то сразу же дерну кольцо и Аллаху акбар. Хоть два килограмма — ощутимый вес, но ты посмотри мои фотографии — я физически подготовленный парень.

Я видел много фото с флагами «Исламского государства», которые держат люди из «Торнадо». Это с целью шокировать людей?

Да, есть много фотографий, где я с братьями по оружию держу флаг «Исламского государства», то есть флаг шахадата. Это свидетельства веры — там написано «нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед — Его Посланник». У нас в «Торнадо» много братьев-мусульман. Один кричит «Слава Украине!», а другой «Аллаху акбар!»

У тебя или твоих товарищей прежде было предубеждение против ислама? Например, в России сильно развита исламофобия.

Про исламофобию скажу так: русские сами друг друга ненавидят, посмотри, как они друг друга убивают, предают. Какое тут братство? Не слушай этих свиней, это люди-зомби. Понимаешь, когда показывают на Луну, то на что ты смотришь — на палец или Луну? Так вот также и в исламе — когда тебе показывают Коран, то тебе интересно, что в книге написано, а не тот, какой палец указывает. Мне не важно кто что говорит, важно, что в самом деле.

Как ты относишься к антифашистам? Ты записывался ведь с рэппером-анархистом «Полтора землекопа».

Пид***сам? Негативно, Ин шаа-Ллах! По законам их убивают как собак! Это вонючки, люди слабые. Землекоп смотрел здраво на жизнь. Нас познакомил другой рэппер — Кирилл Брюлле. И когда Землекопу предъявили, что он записался с человеком ультраправых взглядов, то он сказал, что вырос из всего этого, Альхамдулиллах! Он эволюционировал! Я слышал, что за ДНР воюют антифашисты, а чтобы за Украину шли — я слышал только слухи. Я бы не смог их назвать товарищами, они даже не знают, за что они живут, за что сражаются. А если не знаешь, за что сражаешься, так и нечего жить.

В Санкт-Петербурге, это было Аллаху угодно, мне довелось общаться со многими людьми из NSWP Невоград [нацисты, которые были приговорены к длительным срока за убийства мигрантов, поджоги церквей и сборку самодельных бомб — прим. «Спектра"]. Сама идея свержения власти была очень праведной. В своих обращениях они даже высказывали праведные вещи про шахидов. Парни высказывают дельные вещи — сегодня они на пожизненных сроках. И по воле Аллаха, когда мы захватим Россию, то будем бороться, чтобы эти парни были на свободе.