• Пятница, 6 декабря 2019
  • $63.63
  • €70.39
  • 64.56

«Это было унизительно…», «я был дураком…», «нельзя играть с дьяволом». Кто нашелся в архивах латвийского КГБ, и как они это объяснили

Прихожая музея КГБ в Риге. Фото REUTERS/Scanpix/LETA Прихожая музея КГБ в Риге. Фото REUTERS/Scanpix/LETA

Национальный архив Латвии выложил в сеть отсканированные картотеки КГБ Латвийской ССР. Соответствующие поправки к так называемому закону о КГБ, предполагающие публикацию архивов советской спецслужбы, были приняты и вступили в силу в Латвии в октябре этого года. В результате, в декабре были опубликованы:

1) агентурная картотека в алфавитном порядке (10 612 карточек). В нее входят имена агентов, активных на момент прекращения действия советской спецслужбы и исключенных, а также общие данные 1-го отдела КГБ (разведки) о лицах, собиравшихся выехать из СССР за границу, плюс имена кандидатов для вербовки в случае войны или непредвиденной ситуации;

2) картотека статистического учета агентуры КГБ (4141 карточка): те же лица по принадлежности к структурным единицам спецслужбы;

3) картотека учета внештатных оперативных сотрудников (75 карточек): лиц, на общественных началах оказывавших КГБ «помощь в контрразведывательной деятельности на транспортных, промышленных объектах, а также отдельных заведениях Минобороны»;

4) описания связанных материалов ЦК Компартии Латвии;

5) телефонная книга работников ГКБ.

В январе 2019 года будут опубликованы резолютивные части приговоров суда по делам о констатации факта сотрудничества с КГБ (эти сведения носят информационный характер и не повлекут юридических последствий). Планируется, что с 1 мая 2019 года будут доступны и другие документы КГБ, в том числе оперативные личные и рабочие дела агентов.

«Угловой дом». Бывшее здание КГБ Латвийской ССР. Ныне – музей КГБ. Фото REUTERS/Scanpix/LETA

«Угловой дом». Бывшее здание КГБ Латвийской ССР. Ныне — музей КГБ. Фото REUTERS/Scanpix/LETA

Карточки и другие документы, отсканированные в формате PDF и написанные, в основном, по-русски и от руки, можно увидеть, набрав в браузере kgb.arhivi.lv или зайдя на основной сайт архива www.arhivi.gov.lv и затем выбрав разделы Aktualitātes или Virtuālās izstādes un digitālie resursi. Доступ к ним можно получить, зарегистрировавшись и указав имя, фамилию, идентификационный или персональный код, адрес электронной почты в качестве имени пользователя и пароль.

Публикуемая в этом месяце картотека предоставляет ограниченные возможности для анализа, поскольку в ней нет оперативных дел и других материалов, которые планируется обнародовать в мае. В частности, известны имена, но не содержательные моменты их сотрудничество с КГБ и обстоятельства вербовки.

Спектр бегло изучил карточки агентов и рассказывает о наиболее значимых и интересных находках.

Политики и госслужащие

Согласно закону о выборах в Сейм Латвии, кандидаты в депутаты должны сообщать, сотрудничали ли они со службами безопасности СССР, ЛССР и других государств в качестве внештатных сотрудников, агентов, резидентов или владельцев конспиративных квартир. Они в любом случае имеют право баллотироваться, но информация о сотрудничестве со спецслужбами должна быть указана в справке о кандидате.

Годманис Ивар Теодорович, 1951 г. р., дважды экс-премьер. Завербован в 1988 году, будучи научным сотрудником Института физики твердого тела Латвийского госуниверситета. Оперативный псевдоним «Пугулис». Приписан к 1-му отделу (внешняя контрразведка). В 1989 году стал заместителем председателя Народного фронта Латвии, в 1990 году был избран депутатом Верховного совета, а с 1990 по 1993 год возглавлял Совет министров. С мая 1990 по март 1991-го являлся членом Совета министров СССР вместе с главами правительств других союзных республик. В 2007 году снова возглавил правительство Латвии, будучи членом фракции Латвийской Первой партии и «Латвийского пути», в 2009-м подал в отставку в связи с экономическим кризисом. Научная комиссия по исследованию деятельности КГБ в Латвии обнаружила пропажу дела о возможном сотрудничестве Ивара Годманиса с КГБ, которое более 20 лет назад рассматривал Юрмальский суд. Проверку решили возобновить.

Источник: www.arhivi.gov.lv

Источник: www.arhivi.gov.lv

Бичковичс Ивар Арнольдович, 1962 г. р. Председатель Верховного суда Латвии с 2008 года. Завербован тем же 1-м отделом в 1983 году, будучи студентом предпоследнего курса Латвийского госуниверситета. Псевдоним «Райтис». В 1985 году ушел в армию, а 1986 году исключен из списка агентов «за невозможностью дальнейшего использования». Исследователи указывают, что часто за такой формулировкой крылось начало партийной или иной номенклатурной карьеры агента, в связи с чем его нельзя было больше использовать как агента, а дела полагалось изымать (проверить это предположение у самого господина Бичковича не удалось). Карьеру начал в 1987 году в качестве районного судьи.

Источник: www.arhivi.gov.lv

Источник: www.arhivi.gov.lv

Пименов Игорь Витальевич, 1953 г. р. Депутат Сейма нескольких созывов, в том числе текущего, 13-го Сейма от партии «Согласие». Завербован в 1978 году 2-м отделом (контрразведка), будучи сотрудником НИИ электроники и вычислительной техники. Псевдоним «Кривичев». Во времена Атмоды боролся за независимость Латвии в рядах Народного фронта. Включился в латвийскую политику только в 2002 году после натурализации.

Источник: www.arhivi.gov.lv

Источник: www.arhivi.gov.lv

На просьбу прокомментировать свое нахождение в картотеке КГБ Игорь Витальевич отослал корреспондента «Спектра» к своему посту в фейсбуке, который цитируем:

«КАРТОЧКА С МОИМ ИМЕНЕМ − В ОПУБЛИКОВАННОЙ ВЧЕРА КАРТОТЕКЕ КГБ. Я-то узнал об этом ещё в начале века, когда решил взять латвийское гражданство. Моему коллеге отказали в нём на том основании, что был он агентом советской госбезопасности, а связано это было с его работой в „Спутнике“, Бюро международного молодёжного туризма при ЦК комсомола Латвии. В конце семидесятых — начале восьмидесятых годов я тоже был общественным гидом „Спутника“. Оказалось, что и на мою фамилию есть карточка, узнал об этом в центре, где они хранились. Тогда я обратился в прокуратуру с просьбой проверить и подтвердить или опровергнуть был ли я агентом, и суд признал, что тайного сознательного сотрудничества с КГБ не было, что информатором или агентом я не был. Что такое общественный гид „Спутника“? Раз в три-четыре месяца, чаще на выходные или после работы, была возможность взять группу туристов и проводить для них экскурсии по Риге и пригородам. Деньгами та работа не вознаграждалась. Три дня с утра до вечера. По программе „Спутника“. После краеведческой подготовки. А кроме того это была одна из немногих возможностей поддержать свой английский язык. Затем туда и записался. Работа с туристами была интересной. Тепло вспоминаю то время и людей, с которыми познакомился. После отъезда группы писали отчёты об исполнении программы, о том, какие вопросы задавали туристы, соглашались ли покупать дополнительные услуги „Спутника“. Иногда нас представляли работникам КГБ, которые что-то уточняли в отчётах. Это были рутинные и недолгие разговоры. Никакого сотрудничества от нас не требовали. Карточек с моим именем никто мне не показывал».

Локенбахс Валдис Эдмундович, 1951 г. р. До 2016 года — председатель совета Комиссии по регулированию общественных услуг. Завербован 2-м отделом в 1982 году, будучи завотделом НИИП Госплана ЛССР, потом перешел в ведение 6-го отдела — контрразведка на экономических объектах. Псевдоним «Карлис».

Источник: www.arhivi.gov.lv

Источник: www.arhivi.gov.lv

Религиозные деятели

Кудряшов Александр Иванович, 1939 г. р. Предстоятель Латвийской православной церкви, митрополит Рижский и всея Латвии. Завербован в 1982 году, будучи священником. Псевдоним «Читатель». Приписан к 5-му отделу, занимавшемуся борьбой с идеологическими диверсиями.

Источник: www.arhivi.gov.lv

Источник: www.arhivi.gov.lv

В картотеке есть представители всех христианских конфессий.

Например, там есть карточка Юлиана (Юлияна) Вайвода, первого кардинала Латвии. Он родился в 1895 году и принадлежит к старейшим фигурантам картотеки. Был завербован в июле 1948 года, будучи «администратором католической церкви Латвии». Псевдоним «Омега». Был приписан к тому же 5-му отделу. Карточка продлевалась один раз в 1967 году. Последняя запись, после которой он был исключен из списка, относится к 1990 году: «умер».

Источник: www.arhivi.gov.lv

Источник: www.arhivi.gov.lv

Вайра Битена, 1941 г. р. Одна из первых рукоположенных женщин-священников в Латвии, сейчас служит в Рижской церкви Святого Павла. Была возведена в сан диакониссы, помощницы священника, в 1975 году, а завербована сотрудником того же 5-го отдела в 1976-м в качестве «священника лютеранского прихода». Псевдоним «Зента».

Источник: www.arhivi.gov.lv

Источник: www.arhivi.gov.lv

Банкиры и бизнесмены

Белоконь Валерий Валерьевич, 1960 г. р. Владелец Baltic International Bank и британского футбольного клуба Blackpool. Завербован 5-м отделом в 1987 году, будучи корреспондентом газеты «Советская молодежь». Псевдоним «Мячиков».

Источник: www.arhivi.gov.lv

Источник: www.arhivi.gov.lv

Лавент Александр Эмильевич, 1959 г. р.

Председатель совета и крупнейший акционер обанкротившегося в 1995 году Banka Baltija. Завербован 5-м отделом в 1989 году, будучи инженером фирмы «Пардаугава». Псевдоним «Рихтер». В 1990 году перешел ко 2-му отделу, в 1991-м его переписали к 3-му («контрразведывательная деятельность в системе внутренних дел»). В действительности Лавент был соучредителем «Пардаугавы» — первого в Советском союзе кооператива-миллионера. Удивительно, что он попал в списки агентов только в конце 80-х: в 1980 году он сел в тюрьму за хранение контрабанды в особо крупных размерах, при этом дело вел КГБ.

Источник: www.arhivi.gov.lv

Источник: www.arhivi.gov.lv

Милов Александр Борисович, 1947 г. р. Основатель и председатель совета директоров строительно-промышленного холдинга LNK Group. Завербован 2-м отделом в 1978 году, будучи завотделом в Рижском филиале ГосНИИ эксплуатации и ремонта авиационной техники гражданской авиации (ГосНИИ ЭРАТ ГА), затем перешел в ведение 4-го отдела — контрразведка в транспорте. Псевдоним «Вадим».

Источник: www.arhivi.gov.lv

Источник: www.arhivi.gov.lv

Деятели культуры

Стрейч Янис Янович, 1936 г. р. Режиссер. Завербован в 1984 году 5-м отделом, будучи режиссером Рижской киностудии, в 1991 году приписан к отделению общественных связей. Псевдоним «Викторс». В 2018 году вошел в состав рабочей группы по оценке последствий публикации документов КГБ, вынесшей заключение о нежелательности обнародования списка агентов.

Источник: www.arhivi.gov.lv

Источник: www.arhivi.gov.lv

Табака Майя Яновна, 1939 г. р. Художница. Завербована в 1976 году 1-м отделом, будучи членом Союза художников Латвии. Псевдоним «Виктория».

Источник: www.arhivi.gov.lv

Источник: www.arhivi.gov.lv

Гуданец Николай Леонардович, 1957 г. р. Поэт, писатель-фантаст, член Союза писателей Латвии и Союза российских писателей, в прошлом диссидент и активный участник Атмоды. Завербован 5-м отделом в 1982 году, будучи редактором «Союзторгрекламы». Псевдоним «Федоров».

Источник: www.arhivi.gov.lv

Источник: www.arhivi.gov.lv

В день публикации архива выложил в фейсбук открытый пост с объяснением, сообщив, что это самый черный день в его жизни:

«Осенью 1981 года меня стали приглашать на беседы с офицером КГБ, который расспрашивал меня о сослуживцах и собратьях по перу. Я отвечал на вопросы, стараясь никого не выдать и никому не навредить. Уже в то время я ненавидел советскую власть и КГБ.

После нескольких встреч мне предложили дать подписку, и я согласился, из любопытства и склонности к авантюрам. Был дураком, не понимал, что с дьяволом нельзя играть в его игры. С тех пор меня вызывали на беседы примерно раз в полгода. Я давал характеристики знакомых — такие, что хоть в ЦК принимай. Анализировал приёмы и методы КГБ, собирал материал для книги, которую надеялся когда-нибудь написать. Но совесть всё равно мучила. Я чувствовал себя замаранным.

Я сумел вычислить нескольких агентов КГБ в своём окружении. Но не сразу понял, что меня подвергают перекрёстным проверкам. Не сомневаюсь, уже к весне 1984 года в КГБ знали, что я лукавый раб, который потчует их пустышками. Однако продолжали держать на крючке. (…)".

«Спектр» связался с Николаем Гуданцом, чтобы прояснить обстоятельства того времени.

— Николай, мы видим в этой картотеке имена многих тогдашних представителей неофициального и неформального русского искусства Латвии, в том числе, к примеру, художника Николая Уварова. Знали ли вы или подозревали, что они тоже ходят в эти кабинеты?

— Об Уварове знал точно, эдак с 1994 года.

— Что вы чувствовали, когда в вашем присутствии обсуждалась тема сотрудничества того или иного человека вашего из общего круга с КГБ? Высказывались ли вам лично подозрения насчет вас самого?

— В глаза подозрений не высказывали — не было оснований, из-за меня никто не пострадал. Однажды ко мне пришёл издатель подпольного журнала «Третья модернизация» Александр Сержант, попросил рекомендацию в ЦК КПЛ, чтобы разрешили издавать журнал официально. Я работал референтом в Союзе писателей. Пошёл и напечатал на официальном бланке рекомендацию, поставил у секретарши печать и подписал. Сержант спросил: «Ты не боишься?» Отвечаю: «Нет!» А после узнал, что этот человек на всех углах меня ославил стукачом, потому что я не испытываю страха перед ЦК КПЛ".

Журналисты

Ругенс Андрис Брунович, 1944 г. р. Масон, стоял у истоков создания Великой ложи Латвии. Работал, в том числе, в милиции, был тележурналистом, корреспондентом сатирического журнала «Дадзис», политическим консультантом. В 1989 году стал первым балтийским корреспондентом BBC. Завербован 5-м отделом (борьба с идеологическими диверсиями) в 1975 году, когда временно работал учителем в Стайцельской восьмилетней школе. Псевдоним «Ралфс».

Источник: www.arhivi.gov.lv

Источник: www.arhivi.gov.lv

Андрис Ругенс возглавляет общественную организацию «Латвия в мире» (Latvija Pasaulē), которая весной 2018 года совместно с Латвийской академией наук создала рабочую группу, чтобы оценить аутентичность документов КГБ ЛССР, целесообразность публикации картотеки, а также те юридические противоречия и общественные риски, которые могут возникнуть вследствие их публикации. В группу вошли влиятельные в латвийском обществе лица, в том числе уже упомянутый режиссер Янис Стрейч. В августе группа опубликовала письмо с выводом: картотеку публиковать нельзя.

На пресс-конференции Андрис Ругенс обнаружил глубокие познания в процессе вербовки агентов КГБ. Также Ругенс намекнул, что карточки многих членов комиссии по исследованию документов КГБ, добивающихся публикации, находятся в архиве в Москве, и якобы их содержание вплоть до псевдонимов известно шведским спецслужбам.

С большинством упомянутых лиц «Спектру» связаться не удалось по причине выходных и рождественских праздников.

Ответил на наши вопросы только Алекс Григорьевс, журналист, политический консультант, вице-председатель совета Балтийско-Черноморского альянса (BBSA). В 1988 году он вступил в Народный фронт Латвии, с 1989-го по 1990-й редактировал русское издание газеты НФЛ «Атмода». В начале 90-х был редактором газеты Народного фронта «Атмода» на русском языке, затем газеты «Балтийское время». В 1990 году был избран от Народного фронта в Верховный Совет Латвии и голосовал за независимость. Кавалер ордена Трех звезд.

Григорьев Алексей Валентинович, 1954 г. р. Завербован в 1977 году, будучи переводчиком Припортового завода в Вентспилсе, затем приписывался попеременно ко 2-му, к 6-му и снова ко 2-му отделам вплоть до 1990 года. Псевдоним «Евгений».

Источник: www.arhivi.gov.lv

Источник: www.arhivi.gov.lv

Вот как он описал нам этот процесс: «Вербовки, как таковой, по ощущению, не было. Это было летом 1976 года, хотя в карточке значится январь 1977-го. Видимо, карточку завели позже. Мне только что исполнилось 22 года, я окончил Латвийский государственный университет по специальности «английский язык и литература» и пытался устроиться на работу переводчиком в Припортовый завод в Вентспилсе. Ко мне домой пришел товарищ Копышко, его узнала мама. Это был сотрудник КГБ, но его в Вентспилсе хорошо знали. Он объяснил, что я буду работать с иностранцами, тем более с американцами — основным врагом СССР. Весь переводческий отдел сотрудничает с органами и проявляет бдительность, и я должен делать то же самое. Создавалось ощущение, что кроме того, что я вступил в комсомол и профсоюз, теперь я должен еще вступить сюда, и что это, с одной стороны — чистая формальность, как заполнить «бегунок», а с другой — я же советский человек и должен все понимать правильно: хочешь тут работать, значит должен работать с нами. Возражать было бессмысленно.

Куратор звонил мне, приходил ко мне домой, расспрашивал о встречах с иностранцами, потом помогал формулировать мои возможные ответы. Если у меня были существенные возражения, я мог их озвучить.


Подпишитесь и получайте наши новости в Twitter раньше всех


Руководителем отдела переводчиков был офицер КГБ в отставке, не знавший ни одного иностранного языка. Он проводил пятиминутки, призывал проявлять бдительность. Например, один раз он запретил участвовать в праздновании Рождества, поскольку это религиозный праздник. При этом Копышко время от времени приходил ко мне домой и расспрашивал о том, что происходит на работе. Его интересовали только иностранцы, их взаимоотношения, отношение к Советскому Союзу. Не было ли у американцев подозрительного интереса к советским вооружениям. Снабжал инструкциями, как отвечать на провокационные вопросы иностранцев относительно СССР.

Меня не ставили в известность, чем занимаются отделы, к которым я был приписан и даже к какому именно отделу я приписан. Но, видимо, они все были связаны с иностранцами. Советские граждане их интересовали только в том случае, если пытались выйти на контакт с иностранцами. То есть, я должен был о таких попытках докладывать. Естественно, таких попыток не было.

В мае 1978 года я перешел на работу в ЛГУ преподавателем английского языка, и мои контакты с КГБ практически сошли на нет. Один или два раза меня привлекали переводчиком в прокуратуру Латвийской ССР, когда приезжали американские юристы расследовать Холокост и опрашивали свидетелей. Еще раз КГБ проявил ко мне интерес, когда я стал подрабатывать преподавателем английского языка в интерклубе для моряков, но, как мне говорили, местный кэгэбэшник добился, чтобы мне контракт не продлевали. Почему-то я ему не понравился. И еще раз или два я работал переводчиком на выставках. Видимо, в последний раз это в 1988 году, когда и сделана запись в карточке, о которой я узнал только сейчас. Это был мой последний контакт с КГБ. Почему сделана запись в 1990 году, я не знаю.

Я не принимаю слово «разоблачение». В свое время я сходил в Центр документации последствий тоталитаризма, где хранились карточки, обсудил все, как было, с его руководителем Индулисом Залите, так что все, кому надо было, обо всем этом знали. В 22 года я побоялся пойти наперекор КГБ, и это было унизительно. Но именно это унижение и сформировало мое отношение к КГБ и СССР. Благодаря этому стимулу я в 1989—1990 годы создал газету, сыгравшую значительную роль в завоевании Латвией независимости. Я избрался в Рижский городской совет, вырвав это депутатское место у коммунистов. Провел успешную кампанию и был избран в Верховный совет от округа, в котором у Народного фронта не было шансов. Проголосовал за независимость 4 мая 1990 и 21 августа 1991. Я таков, каков есть".