Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Четверг, 6 августа 2020
  • $72.88
  • €86.44
  • 45.25

Эхо «гребаной цепи»

В четверг, 6 ноября, в российской медиасреде разразился громкий скандал: холдинг «Газпром-медиа», контролирующий 66% акций радиостанции «Эхо Москвы», выпустил пресс-релиз, в котором сообщил о разрыве трудового договора с одним из самых известных ведущих станции Александром Плющевым, проработавшим там 20 лет. Соответствующий приказ подписала гендиректор «Эха» Екатерина Павлова.

Ситуация сложилась неординарная, как минимум по двум причинам: во-первых, согласно уставу «Эха Москвы», увольнять сотрудников можно только по представлению главного редактора Алексея Венедиктова, во-вторых, причиной увольнения Плющева было названо нарушение журналистской этики.

За что?

«Являясь публичной личностью, оказывающей влияние на общественное мнение, Плющев проигнорировал нормы профессиональной журналистской этики, нормы закона о средствах массовой информации и устава редакции СМИ „Эхо Москвы“, предписывающие уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан», — цитирует пресс-релиз «Газпром-медиа» газета «Ведомости».

«Решение расторгнуть трудовой договор с ведущим Плющевым Александром Владимировичем принято руководством радиостанции в связи с нарушением журналистом всех допустимых морально-этических норм», — такую цитату из того же документа приводит «Интерфакс».

Речь, по всей видимости, идет о посте Александра Плющева в его личном микроблоге 5 ноября, после того как российские СМИ сообщили о гибели сын руководителя администрации президента Сергея Иванова во время отдыха с семьей в ОАЭ, Плющев разместил в своем твиттере пост следующего содержания: «Считаете ли вы гибель сына Иванова, некогда сбившего старушку и засудившего ее зятя, доказательством существования бога/высшей справедливости?». Вскоре журналист удалил этот пост, показавшийся многим его читателям слишком резким, и принес публичные извинения за него. В своем микроблоге он задал свой вопрос в более мягкой форме: «Но вопрос остается: верите ли вы в существование высшей справедливой силы (бога, кармы), которая наказывает того, кого вы считаете плохим?».

Однако журналист оказался под прицелом еще ранее, когда после эфира с его участием радиостанция получила предупреждение Роскомнадзора. 29 октября Александр Плющев был ведущим программы «Своими глазами», в которой в качестве приглашенного гостя участвовал корреспондент Los Angeles Times Сергей Лойко, рассказывавший о боевых действиях в аэропорту Донецка, которые он наблюдал, находясь среди украинских военных. Уже через два дня после этого эфира, 31 октября, радиостанция получила письменное предупреждение от Роскомнадзора, усмотревшего в этой передаче «информацию, оправдывающую практику совершения военных преступлений», что, по мнению ведомства, можно считать распространением экстремистских материалов. После этого материал этот был изъят с сайта радиостанции, но Александр Плющев выложил полную расшифровку этого эфира у себя в блоге.

Увольнение

Как рассказал сам Плющев 6 ноября, об увольнении ему сообщила гендиректор радиостанции Екатерина Павлова, вызвавшая его к себе в кабинет, а главный редактор Алексей Венедиктов узнал эту новость уже от него самого. Позднее в эфире «Эха Москвы» Плющев рассказал, что гендиректор предложила ему дать письменные объяснения, во-первых, по поводу интервью с корреспондентом Los Angeles Times Сергеем Лойко, и во-вторых, по «распространению информации, затрагивающей личную жизнь» — в данном случае речь шла о семье главы администрации президента РФ Сергея Иванова. Плющеву было также предложено подписать документ о его увольнении, но он отказался сделать это. Однако потом заместитель главного редактора радиостанции Владимир Варфоломеев продемонстрировал ведущему копию этого приказа, где уже стояла подпись журналиста. «Ты знаешь, я не подписывал эту бумагу. Но подпись здесь стоит моя, да, разумеется», — сказал Плющев.

Вечером в четверг у журналиста при выходе с работы был изъят пропуск, а охране было дано распоряжение больше не пропускать Александра Плющева в здание.

Главный редактор «Эха» Алексей Венедиктов подробно рассказал о ситуации вокруг увольнения Плющева в эфире вечером того же дня. По его словам, накануне ему несколько раз звонил председатель совета директоров «Газпром-медиа» Михаил Лесин. «Сначала в виде разговора, затем в виде просьбы, затем в виде приказа предложил мне уволить Александра Плющева», — сообщил Венедиктов, добавив, что он отказался увольнять сотрудника и даже не стал с ним об этом говорить. Вновь об увольнении Плющева Венедиктов, по его словам, услышал уже на следующий день от самого ведущего. Главред радиостанции заверил, что не собирается увольнять Плющева и готов бороться за него вплоть до суда. Кроме того, он сообщил, что сам ведущий отправил жалобу в Трудовую инспекцию, так как по закону работодатель должен предупреждать об увольнении заранее, а Плющев же был уволен сразу с 6 ноября. Инспекция уже занялась этим вопросом.

То, что приказ об увольнении Плющева выпустили по его указанию, сам Лесин подтвердил журналу Forbes. «На мой взгляд, когда дело касается моральных принципов, на первом месте должны быть они, а не формальные принципы устава», — пояснил он. Кроме того, Лесин, уже в комментарии для РБК, заявил, что если Венедиктов будет сопротивляться увольнению Плющева, это «вполне возможно» приведет к увольнению самого главного редактора.

Примечательно, что в августе этого года Лесин в интервью тому же журналу сказал, что, с одной стороны, он недоволен редакционной политикой «Эха Москвы», но юридически не может на нее влиять, а с другой, что станцию нельзя назвать проблемным активом. «Но я вам честно скажу, что если бы был такой проблемный актив, завтра бы переориентировали, и была бы музыкальная станция „Эхо Москвы“. Пели бы, и все. В чем проблема?», — многозначительно заключил председатель правления «Газпром-медиа».

«Уволить меня — пусть собирает совет директоров. Соберет большинство в совете директоров — дальше процедура, дальше Устав, дальше закон… Процедура после этого: первый заместитель по Уставу исполняет обязанности главного редактора. Назначаются новые выборы. Я подумываю о том, чтобы выдвинуться. А там посмотрим. Тайное голосование. Может, господин Лесин перекупит коллектив, как-то на своего кандидата. Попробует, во всяком случае», — так прокомментировал свою возможную отставку Венедиктов, подчеркнув, что уходить по доброй воле не собирается.

«Радиостанция работает в штатном режиме, и мы будем работать. И пусть никто от нас не ждет, что мы поступим, как редакция „Ленты“, и сорвемся и уйдем. Не будет положено ни одного заявления. Я считаю, что в этом конфликте есть две составляющие. Для меня главная составляющая в том, что право найма и увольнения на работу возможно только с согласия или по предложению главного редактора, который отвечает за редакционную политику. Это было нарушено. Значит, нужно, первое, вернуться в точку отсчета, когда приказ о незаконном увольнении журналиста был отменен, и главному редактору будут возвращены его права. После этого можно обсуждать конкретные поступки конкретных журналистов и принимать те санкции, которые главный редактор вместе с генеральным директором, возможно, вместе с акционерами примет консенсусом. Но все равно за работу редакции отвечает главный редактор, соответственно, набор журналистов, допуск или недопуск до эфира — это функции главного редактора. Иначе как он может отвечать за эфир?», — заявил он в интервью BusinessFM.

Венедиктов признал, что твит Плющева был некорректен и даже безобразен, но подчеркнул, что нельзя увольнять человека с работы за то, что он пишет в своем личном блоге.

Сам Александр Плющев написал на своей странице в Facebook, что в ближайшее время не будет комментировать происходящее. Большинство сотрудников радиостанции также отказались от комментариев, но из частных бесед стало ясно, что они воспринимают ситуацию очень серьезно, опасаясь, что акционеры «Эха Москвы» могут воспользоваться этим «удачным» моментом как уловкой для того, чтобы, сославшись на нарушение норм морали журналистами, сместить главного редактора с должности.



Александр Архангельский, телеведущий, писатель и публицист

«Мы обожаем отвечать на разные вопросы одним предложением. Желательно простым. Не сложносочиненным. Плющев неправ, и его нужно уволить? Или его нельзя уволить, и он прав? А может, лучше разделить вопрос, как минимум на два? Итак, мне лично плющевский опрос кажется диким. Сопоставление с опросом «Дождя» про блокаду — не работает. Потому что там было о чем спорить. Так сформулировано, не так… А здесь не о чем спорить. Я уж не говорю о том, что любая смерть, как и любая жизнь, служит свидетельством существования Бога.

Но все это не имеет ни малейшего касательства до увольнения Плющева с «Эха». Никакого. Он это не в эфире произнес и не на сайте «Эха» напечатал. Он это высказал в твиттере. А редакционный устав не запрещает журналистам писать благоглупости в твиттере. Равно как редакционный устав разрешает увольнять сотрудников лишь по представлению главного редактора. Такого представления Венедиктов не делал.

Поэтому, боюсь, история с Плющевым — сценарна. Сначала станции выносится предупреждение, как раз за плющевский эфир, в котором (не Плющев, а Лойко!) произносит слова, которые Роскомнадзор, невозможно понять, почему, счел оправданием практики военных преступлений. Затем, воспользовавшись поводом, Венедиктова ставят перед выбором — принять решение акционеров, по факту, мимо устава и сохранить свою позицию, но потерять автономию. Либо не принять — и дать формальный повод к увольнению. Уже не Плющева. А Венедиктова.

Какой из вариантов хуже? Оба.

Видимо, Венедиктов предпримет обходной маневр — Плющев может быть сотрудником чего угодно, а в эфиры приходить как приглашенный журналист (пример Сергея Пархоменко). А чем ему ответят представители владельца — лучше спросить у них".

Тихон Дзядко, заместитель главного редактора телеканала «Дождь», бывший корреспондент и ведущий эфира радиостанции «Эхо Москвы»

«Мне это кажется несомненным вмешательством акционера в работу радиостанции. Можно по разному относиться к твиттеру — как к личному пространству или нет, но в любом случае вопрос этот (и последствия) должны регулироваться внутри редакции, а именно — главным редактором. По уставу «Эхо Москвы», насколько мне известно, — и это сотрудники подтверждали — вопросы приема на работу/увольнения решаются не гендиректором, а главным редактором.

Мне кажется, что это вовсе не обязательный и действительно неуместный твит, который выглядит довольно провокационно. Тем не менее, никакого специального отношения у меня к этому твиту нет — потому что мне кажется, что в своем твиттере Плющев волен писать все то, что ему кажется нужным".

Галина Тимченко, главный редактор издания «Медуза», экс-главред «Ленты.ру»

«Ну что, Сашин твит — обычная человеческая бестактность. Но причем тут журналистика? Если бы увольняли за бестактность депутатов или министров, то за прошлый год пришлось бы сменить Госдуму и правительство примерно 240 раз, начиная с (Владимира — прим. автора) Жириновского и заканчивая (Владимиром — прим. автора) Мединским. Кроме того, и сам Лесин был уволен в свое время за нарушение этических норм госслужащего. Так что чья бы корова мычала — говорить об этике и морали».

Илья Барабанов, специальный корреспондент газеты «Коммерсантъ».

«В Европе или Штатах увольнение журналиста за некорректное высказывание в личном блоге — обычная, в общем, вещь. Журналисты — публичные фигуры и, конечно, должны думать, когда что-то пишут даже в свой твиттер».

Вместе с тем, журналист уверен, что история с Плющевым — «это не история про некорректное высказывание».

«Мы имеем политическую атаку на радиостанцию, которая началась еще несколько месяцев назад. Претензии к Плющеву изначально возникли из-за эфира о донецком аэропорте, после которого „Эху“ было вынесено предупреждение. Твит стал лишь формальным поводом, чтобы эту атаку активизировать. Конечной ее целью, конечно, является не увольнение Плющева, а отставка Венедиктова и переформатирование „Эха“. Алексей Алексеевич (Венедиктов — прим. автора) — человек, безусловно, опытный и обладающий хорошими связями в руководстве страны, итоговое решение по „Эху“ будет принимать один-единственный человек, имя которого мы отлично знаем».

Михаил Захаров, обозреватель ТАСС, отметил, что увольнения людей за записи в социальных сетях являются обычным делом для России и что таким образом поступают не только с журналистами. Захаров полагает, что ничего удивительного в увольнении Плющева за «неуместное высказывание» нет. Вместе с тем, обозреватель считает, что сложности между владельцами «Эха Москвы» и редакцией действительно есть и возникли они не вчера.

«У представителей мажоритарного акционера изменилось представление о том, что можно давать в эфир», — полагает Захаров.

Павел Гусев, главный редактор и владелец газеты «Московский комсомолец», председатель Союза журналистов Москвы призвал Александра Плющева написать заявление об увольнении по собственному желанию.

«На мой взгляд, то, что говорил Плющев, неэтично, я бы отнесся крайне отрицательно, если бы мой журналист такое сделал. Плющев должен сам подать заявление об уходе, чтобы не подставлять ни редакцию, ни Венедиктовна, и чтобы не было трудного выбора у собственника, который, кстати, по закону о СМИ может уволить любого сотрудника».

Юрий Спарыкин, бывший шеф-редактор объединенной компании «Рамблер-Афиша»

«Я полагаю, что это часть длинной истории, это история борьбы акционеров с редакционной независимостью «Эха». Она длится уже долго и еще, надеюсь, долго продлится. Понятно, что сейчас, возможно, самый острый ее момент, понятно, что Венедиктову на этой стадии уже не очень помогают его связи и тактические уловки, но у него явно не все еще карты выложены на стол. И потом, устав «Эха» позволяет довольно долго держать эту ситуацию в подвешенном состоянии. Понятно, что акционеры всегда могут воспользоваться какими-нибудь совсем уже силовыми приемами, но если конфликт останется в формально-правовом поле, это может продлиться еще довольно долго.

Защищая Плющева, и редакция, и главный редактор ведут себя в высшей степени достойно, если у него отобрали пропуск, я бы предложил ему выходить в эфир по скайпу. И вообще, своих сдавать нельзя — тем более понятно, что твит Плющева это всего лишь удачно подвернувшийся повод, не было бы его, было бы что-то другое".


«Эхо Москвы» и его акционер

Сложности в отношениях между «Газпром-медиа» и редакцией «Эха Москвы» продолжаются в течение уже долгого времени, но особенно они обострились в этом году.

  • В феврале собрание акционеров радиостанции сменило генерального директора: с этой должности был смещен Юрий Федутинов, занимавший ее с 1992 года. На его место назначили Екатерину Павлову, которую редакция приняла в штыки. «Газпром-медиа» объяснил свое решение экономическими причинами, Алексей Венедиктов назвал его политическим.
  • Сразу после этого руководство «Газпром-медиа» запретило «Эху Москвы» самостоятельно продавать рекламу. Теперь она продается в пакете с рекламой на других медийных активах холдинга.
  • В марте состоялись очередные выборы главного редактора радиостанции, и в преддверии голосования ходили упорные слухи, что мажоритарный акционер хочет сместить Алексея Венедиктова. Тем не менее, совет директоров утвердил Венедиктова после того, как его поддержал коллектив радиостанции.
  • В июне руководство «Газпром-медиа» заявило, что аудиторская проверка нашла нарушения на «Эхе Москвы»: объемы проданного рекламного времени не сошлись с размером выручки.
  • В июле Венедиктов сообщил, что миноритарные акционеры (одним из которых является он сам) предложили «Газпром-медиа» выкупить долю холдинга в радиостанции. Холдинг ожидаемо отказался.