Единые пираты России. Николай Кульбака — о присвоении иностранной интеллектуальной собственности Спектр
Суббота, 20 апреля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Единые пираты России. Николай Кульбака — о присвоении иностранной интеллектуальной собственности

Фото Wikimedia Фото Wikimedia

«Протекла минута, другая… и вот нечто прошелестело в воздухе. Где-то лязгнула дверь сейфа, затрещала и смолкла пишущая машинка, пахнуло затхлой канцелярщиной, и странный, бесплотный голос прошептал: „Подкомиссию бы…“

    — Грррм? — сказал Лавр Федотович.

    — Да-да! — подскочил Фарфуркис.

    — Вер-рна! — возликовал Хлебовводов.

    Лавр Федотович поднялся.

    — Выражая общее мнение, — провозгласил он, — предлагаю создать из присутствующих здесь представителей Подкомиссию по малым делам в количестве четырех человек с правом предварительной рационализации и утилизации малых дел».

А. и Б. Стругацкие «Сказка о тройке»

С момента публикации знаменитого произведения братьев Стругацких термин «подкомиссия» получил негативное звучание, однако это не мешает его использованию в языке современных чиновников. Итак, по решению правительства в стране создается подкомиссия по вопросам использования изобретений, полезных моделей и промышленных образцов в целях обеспечения экономической безопасности РФ.

Впрочем, разговор у нас здесь пойдет даже не о самой подкомиссии, а о содержании этого документа, речь в котором ведется о таком сложном понятии, как интеллектуальная собственность. Отношения в этой сфере регулируются с помощью патентного права, защищающего создателей интеллектуальных продуктов от копирования или любого другого незаконного использования. Цель этой защиты очень простая — сделать так, чтобы создатели изобретений, произведений искусства или научных открытий могли зарабатывать на своих продуктах. Например, если все будут за бесценок копировать книги, то писателям будет невыгодно тратить месяцы, а то и годы на их создание.

Фармацевтическим компаниям невыгодно будет вкладывать огромные средства в разработку новых лекарств, если, зная изобретенную ими формулу, эти лекарства будут производить все подряд, не компенсируя понесенные исследователями затраты. Да и компьютерные программы очень легко тиражировать бесплатно, копируя их с диска на диск и забывая о том, что у них есть правообладатели, потратившие миллионы долларов на их разработку.

Новый российский указ президента от 15 февраля 2024 г. N 122 «О совершенствовании порядка принятия решений об использовании изобретений, полезных моделей и промышленных образцов в целях обеспечения экономической безопасности Российской Федерации» дополняет подписанный еще в 2022 году другой президентский указ, согласно которому российские организации имеют право использовать любую интеллектуальную собственность, если ее правообладатели относятся к государствам, которые либо ввели санкции против России или российских граждан, либо поддержали эти санкции, либо прекратили поставлять свою продукцию на территорию России.

Фактически это означает следующее. Если компания перестает поставлять свою продукцию на территорию России, то российские компании могут «на законных основаниях» копировать эту интеллектуальную собственность, выплачивая всем правообладателям деньги на рублевые счета в российских банках. Схема довольно простая. Если вы не хотите нам поставлять свою продукцию, мы ее будем использовать так, как посчитаем нужным, заплатив вам столько, сколько посчитаем нужным, но вы сможете получить эти деньги только в России и с рублевых счетов. Хотите? Милости просим к нам в Россию, только тогда про санкции забудьте.

Впрочем, ничего удивительного в этом нет. В СССР авторские права зарубежных писателей до 1973 года не признавались, и гонорары иностранным авторам не выплачивались. Кроме того, зарубежная техника копировалась, компьютерные программы переписывались, а иностранные технологии принимались на вооружение везде, где это было возможно, без оглядки на авторство и патенты. Примеров можно привести очень много. Самолет «Ту-4», созданный в КБ Туполева, был практически полной копией американского бомбардировщика B-29. Советская серия компьютеров «ЕС ЭВМ» была скопирована с американских компьютеров IBM серий 360 и 370. Малолитражный автомобиль «Москвич-400» был клоном машины Opel Kadett K38 и т.д.

Самолет «Ту-4» (он же — B29) / Wikimedia

Автомобиль «Москвич-400» (он же Opel Kadett) / Wikimedia

Ситуация изменилась после исчезновения «железного занавеса» и перехода к рынку. Стало понятно, что авторские права — это улица с двусторонним движением. И если Россия хочет, чтобы к ее интеллектуальной продукции относились с уважением, то и зарубежных правообладателей обижать не стоит.

Нынешняя ситуация, конечно, не означает, что Россия вернулась к советским практикам. Российские чиновники и юристы изо всех сил пытаются сохранить участие страны в международных соглашениях в области интеллектуальной собственности. Поэтому многое зависит от того, как долго будет сохраняться режим чрезвычайных мер, фактически разрешающих внутри России существование интеллектуального пиратства, и от того, насколько сильно пострадают зарубежные правообладатели. Пока это выглядит скорее как угроза, нежели попытка получить серьезные преимущества для российских компаний.

Однако есть ощущение, что российские компании и потребители никаких преимуществ от данных указов не получат, а сами указы нужны лишь для того, чтобы узаконить процесс нелегального использования в России зарубежной интеллектуальной собственности. Хочется верить, что при первой же возможности они будут отменены.