Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Понедельник, 30 ноября 2020
  • $75.85
  • €90.74
  • 47.71

Драматургия включений. Иван Преображенский о том, почему в Кремле отказались от формата телеобращений к россиянам и что мы видим вместо этого

Sputnik/Alexei Druzhinin/Kremlin via REUTERS Sputnik/Alexei Druzhinin/Kremlin via REUTERS

Российский президент отказался от формата еженедельных обращений к народу. Похоже, ему просто нечего сказать.

Кремль анонсировал 15 апреля очередное уже, четвертое по счету, телевизионное выступление Владимира Путина, посвященное актуальному «коронавирусному» кризису. Три предыдущих, если верить российским социологам, достигли главного эффекта, к которому стремились власти: рейтинг президента начал понемногу подрастать.

Правда, надо помнить, что в связи с карантином закончились личные опросы — теперь все делается в формате обзвона на городской номер. Вот только у многих ли они сохранились? Так что в этих данных есть известные сомнения.

Зато несомненно другое. Позитивчику Кремль сумел набрать всего на три полноценных обращения. Дальше оказалось, что Владимиру Путину россиян особенно и радовать нечем. Единственное, что он смог пообещать перед тем, как начать сурово опрашивать министров, это выплачивать компаниям, пострадавшим от кризиса, по 12 тысяч рублей на работника в качестве компенсации. Но многие ли смогут их получить? Предприниматели говорят, что у правительства уже есть список из 22 наиболее пострадавших отраслей, к которым добавится, судя по всему, непродовольственная розничная торговля. Остальные пострадавшие не в счет, пусть выкручиваются сами, включая и малый бизнес.

Московская улица. Фото Sergei Savostyanov/TASS/Scanpix/LETA

Московская улица. Фото Sergei Savostyanov/TASS/Scanpix/LETA

Есть, правда, разговоры, что позитива подкинет само правительство, объявив о мерах по поддержке бизнеса аж на триллион рублей. Конечно, эта сумма, если переводить ее в доллары, да еще и по актуальному курсу, не ахти какая большая на всю страну. Но даже если и исходить из того, что «с паршивой овцы хоть шерсти клок», все равно шерсть-то эта будет правительственная, а не президентская.

Выходит, если судить по четвертому антикизисному эфиру с Владимиром Путиным, он и его советники поняли, что дальше ассоциироваться с выделением помощи населению (с учетом ее мизерных масштабов) президенту будет так же невыгодно, как связывать свое имя с введением карантина. Самоизолировав его от ограничительных, непопулярных мер, Кремль теперь изолирует Путина и от раздачи госпомощи.

Бизнесу и авиакомпаниям окажут финансовую помощь. Главное из нового обращения Владимира Путина к россиянам

Если нынешний формат сохранится, то еженедельные эфиры можно будет смело называть не еженедельными обращениями президента, а регулярными «включениями». Президенту, похоже, вместо этого предлагается новая ипостась — контролера. В это роли он и пробовал себя в ходе четвертого обращения, точнее, включения.

Кремль как будто дал россиянам одним глазком понаблюдать за интенсивной работой Владимира Путина, который бьется на невидимом бюрократическом фронте за всероссийское благоденствие. Вот он строго распекает министра труда. А сейчас министр энергетики расскажет нам, как президент лично спас Россию от падения мировых цен на нефть, восстановив сделку ОПЕК+ и включив в этот механизм США (ну, хорошо, министр сказал это 13 апреля, а 15-го посетовал, что спрос на нефть падает).

«Нужно искать деньги на поддержание штанов». Почему российской нефтяной отрасли очень тяжело сократить добычу и чем это обернется для бюджета страны

Еще в первом своем обращении президент возложил на губернаторов ответственность за введение карантина на подотчетной им территории. Причем уже во втором обращении он им пенял за самоуправство и велел слушать правительство. Даром что кабинет министров, пока московский мэр Сергей Собянин не ввел в столице режим «самоизоляции», ни мычало, ни телилось и только вяло проталкивало через Госдуму новый закон о чрезвычайном положении.

Правительство встрепенулось — президент велел ему руководить? Рано обрадовались.

Теперь «прилетает» от Владимира Путина министрам. Пока мягко — но это временно.

Совсем скоро драматургия «включений» потребует, чтобы кто-то особенно проштрафившийся был «выключен» из властной вертикали за недопустимые просчеты. Кто это будет, с точки зрения новой телевизионной роли президента неважно. И остается надеяться, что это не будет один из тех, кто действительно работает, хотя бы как умеет, над преодолением нынешнего кризисного положения, что публично выпорют, а то и выгонят кого-то ненужного, а то и вредного для здоровья россиян.

Недостаточно хорошо изолируемся. Иван Давыдов о том, почему виновными в давке из-за пропускного режима в московском метро назначили пассажиров

А когда закончится эфир, Путин совсем не обязательно продолжит так же интенсивно кого-то распекать и давать «стратегические наказания». Возможно, он просто пойдет плавать или разомнется на татами. Прогуляется по валдайскому леску, выйдет в сочинскую рощицу или, на худой конец, пробежится трусцой по своим Горкам.

Он ведь не какой-нибудь наследник австро-венгерского престола Франц-Фердинанд Габсбург, который гонялся, по словам бравого солдата Швейка, в своем имении в Конопиште за старухами, собиравшими грибы и хворост. Россия куда прочнее «лоскутной» Австро-Венгрии, а охрана у президентских резиденций такова, что там случайный гриб не вырастет, не то что старуха проберется, чтобы его собрать.