Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Воскресенье, 27 сентября 2020
  • $78.21
  • €90.93
  • 42.26

«Да не будет уже большего давления, ну если только убить». Курский депутат о прессинге после обращения к Путину

Ольга Ли. Фото из личного архива Ольга Ли. Фото из личного архива

В начале марта депутат Курской областной думы и редактора газеты «Народный журналист» Ольга Ли записала обращение, где назвала Владимира Путина ответственным за ухудшение экономической ситуации в стране, обвинила в сговоре с генпрокурором Юрием Чайкой и призвала к смене власти. «Вы забрали у людей последнюю надежду на перемену — право избирать депутатов. Сегодня их выбирают в Администрации президента из членов „Единой России“, что не скрывают сами кандидаты», — заявила Ли.

После публикации этого видеообращения у Ольги Ли начались преследования. Сначала СК РФ по Курской области обвинил ее в клевете в отношении судьи Ленинского районного суда Курска Людмилы Шуровой (ч. 1 ст. 298.1 УК РФ). Затем было возбуждено второе уголовное дело против Ли, на этот раз за разжигание ненависть и вражды (ч.1. ст. 282 УК РФ). Сейчас по делу проводятся следственные действия — будут проведена лингвистическая экспертизы на предмет наличия экстремизма.

В свою очередь депутаты Курской облдумы подвергли Ли критике и назвали ее выступления «посягательством на конституционный строй», где она якобы «оскорбила Владимира Путина», народных избранников и судей.

-Депутат курской областной думы Игоря Зоря заявил, что вы «призываете к бездействию в борьбе с терроризмом» и предложил всем депутатам в ответ сплотиться. Так зачем же вы призываете к бездействию?

-Я слышала этот бред, но вообще нужно, конечно, у него спросить, что он пытался сказать. Напротив, я всегда пыталась объединить всех людей и говорю, что у нас многонациональное государств, где все равны. Никакой розни в моих выступлениях никогда не было — теперь же идет проверка по факту разжигания межнациональной розни. Это все привязка к громким словам, которая будоражат кровь граждан. Но при чем тут терроризм даже мне непонятно.

-Во время обсуждения первый вице-спикер, единоросс Виктор Карамышев сказал, что ему вас жалко: «У вас же двое детей. Первые ласточки уже есть, дело уголовное возбуждено». Накануне своего обращения думали, что возможна такая жесткая реакция в ответ?

-Ну я думала, что из-за благоразумия депутаты не будут поднимать это, ведь, начав это обсуждать, они еще больше раздули этот вопрос. Они буквально сделали из искры пламя. Изначально я предполагала, что они все-таки не будут выносить это на публичный уровень — их обсуждения лишь принесли дополнительное внимание ко мне и вопросам, которые я подняла в своем обращении президенту. Это же не совсем в их сегодняшних интересах, но депутаты решили иначе.

-Легко было решиться на видеобращение?

-Я ведь перед тем, как записать и выложить его в интернет не думала ни о каком количество просмотров, ни о внимании, которое вызовет мое обращение. Ранее я направила письмо лично президенту, но в итоге получила лишь отписку. Мне в ответ написали, что президент является гарантом и не подменят другие органы.

Но я ведь ни о какой подмене и не писала. Я лишь сообщила, что сегодня прокуратура подчиняться президенту, который назначает генпрокурора. Я заявила, что рассчитываю на проведение качественной проверки как минимум со стороны президента.

-Сейчас история продолжает набирать обороты. Вы ожидаете, что может последовать другой ответ от президента?

-Ответ уже последовал — в виде возбуждения двух уголовных дел. Другой официальный ответ вряд ли будет. Я думаю, что для второго ответа, видимо, нужно второй раз как минимум, направлять обращение, но я не уверена, что будет иной ответ. Уже сейчас начался прессинг, но кто-то подшучивает, что я — проект Кремля. Мол, таким образом пытаются показать присутствие демократии в обществе. Вот такие слухи, но я 10 лет занималась борьбой с коррупцией и защитой прав граждан, ну о чем тут говорить? И с Путиным я как-то не встречалась и не договаривалась. И если чьим-то проектом и являюсь, то только своих родителей.

Постановление о возбуждении уголовного дела. Фото из личного архива

Постановление о возбуждении уголовного дела. Фото из личного архива

-Коллеги пытались как-то проявить солидарность?

-Никакой помощи со стороны депутатов не было. Со стороны журналистов помощь была чисто информационного характера — перепечатали вводки и все. Те же, кто говорил что-то, занимали явно не мою позицию. Они говорили, что я все сделала все ради самопиара перед выборами в Государственную думу. Сейчас у меня была встреча с активистами партии «Яблоко», но я не боюсь еще больших обвинений из-за сотрудничества с ними.

Хуже, чем есть, уже не будет. Сейчас же давление со всех сторон — депутатов, прокуратуры, следствия. Есть давление и на моих коллег, и на бывшего помощника (тоже завели дело), идут бесчисленные проверки. Да не будет уже большего давления — ну если только убить.

-Насколько сейчас комфортно работать депутатом, когда никто не поддерживает?

-Я вообще стала депутатом после того, как пять лет занималась правозащитной деятельностью. Потом сотрудники редакции предложили мне выдвинуть кандидатуру. Я не думаю о своем комфорте. Я думаю, каким образом могу помочь гражданам. С точки зрения морали я человек стойкий и мне без разницы, что думают мои коллеги. Насколько эффективна моя работа не зависит от поддержки депутатов.

В любом случае бесполезно через думу решать какие-либо вопросы. В думе большинство у «Единой России», и все вопросы в случае голосования принимались нужным для них количеством голосов. Да по сути никакой оппозиции в общем-то и нет — они все показали свое лицо, оппозиции не было.

-Ваши авторы в газете используют псевдонимы, с чем это связано?

-Сотрудничающие с нами как внештатники люди помимо этого еще работают на других должностях и из-за страха соответственно предпочитают не светиться. Никто не пытался узнать, кто стоит за псевдонимами, так как за все 10 лет работы еще никто в суде не оспорил ни одной нашей публикации. При этом лично мне грозят. На меня, например, нападали с ножом — нападение я, правда, не фиксировала, но приходила полиция опрашивать. Но все чисто формально, они не будут расследовать, так как сразу сказали: «Ну и кого мы будем искать? Помните приметы?».

Я же кроме темной куртки нападавшего из примет ничего запомнила, но предложила посмотреть камеры видеонаблюдения. Однако никакого ответа не пришло, видимо и камеры не стали смотреть. Последний раз угрозы были, когда прислали фонографию Бориса Немцова с подписью, что я — следующая.

Обложка газеты. Фото из личного архива

Обложка газеты. Фото из личного архива