Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Воскресенье, 29 ноября 2020
  • $75.85
  • €90.74
  • 48.30

«Дедушкина поправка» и новые рокировки. Семен Новопрудский о том, почему результаты голосования должны радовать не только Путина, но и Медведева

Владимир Путин и Дмитрий Медведев. Фото Sputnik/Scanpix/LETA Владимир Путин и Дмитрий Медведев. Фото Sputnik/Scanpix/LETA

С 1 июля Россия де-факто живет по новой Конституции, хотя формально это всего лишь поправленная ельцинская 1993 года. По предварительным данным ЦИК, за поправку в Конституцию (всего их более 200, но в бюллетене они проходили как одна, и голосовать за или против них можно было только пакетно) проголосовало 78%, против 21%, явка в среднем по стране составила 65%. Жители Москвы и Нижегородской области имели возможность проголосовать онлайн, а в целом по стране это голосование, конечно, запомнится своей экзотичностью не только из-за того, что проводилось оно в период пандемии, но и удивительно причудливыми местами, которые выдумщики из избирательных комиссий превращали в участки для голосования — от пней до багажников автомобилей и тележек из супермаркета.

Главный день голосования по поправкам в Конституцию. Обработано 100% протоколов — 77,92% «За», 21,27% «Против»

При этом политические последствия случившегося, в том числе личная политическая судьба президента России Владимира Путина, яснее не становятся.

По сути, мы имеем дело не просто с «дедушкиной поправкой» — именно так в политологии называется обнуление сроков президентства стареющими диктаторами ради возможности баллотироваться вновь, и такие фокусы с конституциями проделывались более чем в 100 странах мира только за последние 40 лет. Путин написал для себя Конституцию, которая позволяет ему самолично определять правила и сроки ухода с поста президента, менять политические циклы в любой момент, назначая досрочные выборы или отменяя срочные.

Главная поправка, из-за которой в России произошел полноценный конституционный переворот, содержится в части 3 (1) статьи 81 и изложена крайне мутным языком: «Положение части 3 статьи 81 Конституции Российской Федерации, ограничивающее число сроков, в течение которых одно и то же лицо может занимать должность Президента Российской Федерации, применяется к лицу, занимавшему и (или) занимающему должность Президента Российской Федерации, без учета числа сроков, в течение которых оно занимало и (или) занимает эту должность на момент вступления в силу поправки к Конституции Российской Федерации, вносящей соответствующее ограничение, и не исключает для него возможность занимать должность Президента Российской Федерации в течение сроков, допустимых указанным положением».

Мало кто обратил внимание на то, что поправка применима не только к Путину, но и к Медведеву. То есть, ничего (кроме физиологических причин непреодолимой силы) не мешает Путину с Медведевым сделать еще одну рокировочку хоть в 2024 году, хоть раньше, и тогда обнуление путинских сроков по новой Конституции может произойти позже 2024 года.

Дмитрий Медведев. Фото Sergei Fadeichev/TASS/Scanpix/LETA

Дмитрий Медведев. Фото Sergei Fadeichev/TASS/Scanpix/LETA

Теперь Путин имеет полное право назначить выборы раньше, но послать на них Медведева и пойти на свой новый «первый» срок после 2024 года. Он может править еще два срока, отсчет первого из которых может начаться когда угодно.

Но ничего не мешает президенту в любой момент без всякого голосования изменить сам срок президентства (как это сделал, став президентом Дмитрий Медведев, при котором президентский срок был увеличен с 4 до 6 лет) и править не до 2036 года, как получается арифметически сейчас, а до любого другого момента.

Никаких шансов не позволить Путину утвердить эту поправку не было. Кремль изначально относился к «голосованию» (такой электоральной процедуры вообще нет в российском законодательстве) как к одолжению, которое президент сделал народу. Глава Центризбиркома Элла Памфилова открытым текстом заявила о том, что поправки в Конституцию уже легитимны, а голосование —просто формальность, подарок Путина народу. В тот день, когда была назначена первая дата голосования 22 апреля, которую потом пришлось сместить на 25 июня — 1 июля из-за пандемии коронавируса.

Новый вариант Конституции уже давно продают в киосках, исходя из него пишутся федеральные законы. Кремль в принципе не допускал вариант, при котором большинство россиян проголосует против поправок.

Показательно, что референдум по Конституции был невозможен изначально. По действующему закону о референдуме (статья 6, пункт 5), на референдум не может выноситься вопрос «о досрочном прекращении или продлении срока полномочий Президента Российской Федерации». А проект новой Конституции на референдум может выносить только Конституционное собрание. Собственно, ровно поэтому фактически новую Конституцию в России власть выдает за правку старой. Конституционное собрание в России никогда не собиралось, и даже до сих пор не принят закон о нем.

Более того, не существует никакого законодательного акта, который обязывает власть отказаться от принятия поправок по результатам этого самого «голосования», даже если бы против них проголосовало большинство россиян. «Честное слово» Путина не принимать поправки в таком случае не аргумент. Он неоднократно говорил одно, а делал другое, прямо противоположное. Обещал не отнимать Крым у Украины (последний раз вообще делал это 4 марта 2014 года, за считанные дни до появления «вежливых людей»:

Вопрос: «А как Вы представляете себе будущее Крыма? Рассматривается ли вариант его присоединения к России?»

В.Путин: «Нет, не рассматривается. И я вообще полагаю, что только граждане, проживающие на той или иной территории, в условиях свободы волеизъявления, в условиях безопасности могут и должны определять своё будущее… Но мы ни в коем случае не будем провоцировать никого на такие решения и ни в коем случае не будем подогревать такие настроения»).

Обещал не повышать пенсионный возраст.

Призывал не менять Конституцию ни при каких обстоятельствах и не переписывать ее под конкретного человека.

Что меняется для России после голосования 1 июля?

Формально не так уж много. У страны, включая советские времена, нет привычки жить по Конституции — ни сталинская, ни брежневская, ни ельцинская не являлись реальным законом прямого действия по факту и нарушались самой властью постоянно. Хотя, например, брежневская Конституция 1977 года, как выяснилось, через 13−14 лет, дала железобетонные правовые основания для распада СССР, ибо прописывала право союзных республик на отделение. Разумеется, ее авторы были уверены, что этим правом никто никогда не воспользуется. Раз в гимне написано «Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки Великая Русь…», СССР и будет вечным.

Признание в новом варианте Конституции приоритета российским законов над международным правом — закрепление статус-кво. Введение бога в многоконфесиональной, но по факту преимущественно атеистической стране — пустая формальность. Признание семьей союза мужчина и женщины тоже не потрясает основ: однополые браки в России пока никто не разрешал. Русский язык получил странный статус языка «государствообразующего народа». Другие народы могут, конечно, обидеться, что они не «государствообразующие», но если их языки не будут дискриминироваться государством, как-нибудь переживут.

Главное изменение — юридическое оформление единоличной собственности на будущее страны действующего президента. Ему теперь можно практически всё.

Захочет — уйдет в отставку и назначит преемника, как Назарбаев.

Захочет — станет пожизненным, как тот же Назарбаев (успевший закрепить законодательно такой статус), Ислам Каримов или Сапармурат Ниязов.

Захочет — просто будет баллотироваться еще раз в 2024 году, чтобы править еще два срока по… неизвестно сколько лет.

Сопредседатель рабочей группы по изменению Конституции, глава комитета по конституционному законодательству Совета Федерации Андрей Клишас с обескураживающей прямотой заявил, что поправка об обнулении на самом деле принимается не для народа, а для чиновников, для самой вертикали власти: «Чтобы система заработала, люди, в первую очередь, некий политический класс, чиновники, парламентарии, крупные наши политики, члены правительства, должны перестать думать о трансфере, — пояснил он. — Они должны перестать рассуждать о том, кто там будет преемником, когда это произойдет и так далее».

«Рысканье глазами», «срок службы раба на галерах» и «гарантия застоя». Как сторонники и противники Путина отреагировали на его готовность вновь пойти на выборы

Но проблема в том, что для чиновников ничего не меняется. Как будет меняться власть и что будет делать президент, для чиновников понятнее не стало. Они все равно вынуждены будут думать о трансфере. И Путин тоже будет вынужден думать — вряд ли он хочет, чтобы после его ухода пришлось фактически учреждать заново страну, ломать политическую систему и переписывать Конституцию.

России все равно придется так или иначе решать вопрос о транзите власти. Этот вопрос обнулить не удастся. И не только потому, что нынешний глава государства, мягко говоря, давно не является президентом надежды. Но и потому, что как Конституцию под себя ни меняй, пожизненные президенты бывают, а посмертные — нет.