Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Вторник, 11 августа 2020
  • $73.47
  • €86.28
  • 45.03

Дальний Восход. Как приморские присяжные бросили вызов путинской России

Фото Reuters/Scanpix Фото Reuters/Scanpix

«Приморских партизан» во Владивостоке оправдали после шести лет заключения. Выступая с последним словом 13 июля, Алексей Никитин — один из «партизан» — заявил в суде — «У меня была хорошая работа, заработок. Имелось два автомобиля. Для чего мне идти убивать людей? Ради наркотиков? Вы видели моих друзей, вы можете судить о моей жизни из фотографий. Я прошу вас все взвесить. У прокурора нет ни единого доказательства, факта, свидетеля. У меня все».

За последние пару лет это, возможно, самое яркое буржуазное высказывание из тех, что попадали в российские СМИ. Тем более, из зала суда. Никитин ни слова не сказал о величии Российской империи, русской идее и прочем. Исходя из сказанного «приморскими партизанами», Никитин и его товарищи просто жили обычной жизнью. Они нормальные. Не хотят взрывать мир во имя великой идеи. Они хотят индивидуального экономического роста и самой обыкновенной — «европейской» — реализации. Быть экономическим успешным без нарушения правил морали — естественная человеческая мечта, понятная и индусу, и китайцу, и жителю Оклахомы.

Шесть лет назад Никитин и его товарищи просто работали на своих местах. Просто занимались спортом, просто отдыхали. Без наркотиков, алкоголя, и дугинской геополитики с мечтой о российском флаге над Киевом, Варшавой и еще черт знает где.

Если бы шесть лет назад их спокойную жизнь не разрушили, они бы прожили эти шесть лет в тишине и покое. И никто бы о них не знал. Сейчас бы у них было больше недвижимости, были бы жены, дети. И никакой политики, никаких смертей.

Удивительное высказывание для нынешней России. Российские СМИ рисуют нам радикально иную картину. Якобы, восемьдесят шесть процентов россиян не хотят ни есть, ни пить. Не думают о будущем своих детей. Ни о своей старости. Лишь бы российский трон был выше других тронов.

На Русском марше в Москве, 2015 год. Фото Reuters/Scanpix

На Русском марше в Москве, 2015 год. Фото Reuters/Scanpix

Исходя из логики российского телевизора, Никитин и его товарищи должны были, обращаясь к присяжным, нести чушь о русском духе, о верности императору, о врагах, окружающих страну со всех сторон. И присяжные — тот самый русский народ, о котором столько чепухи наговорили русские националисты — должен был, убедившись в верности молодых людей духовным скрепам русского мира, оправдать их. А потом дать в руки оружие, униформу и вручить билет на автобус до Луганска.

А вышло иначе. Никитин сказал, что они нормальные. То есть, без телевизионной шизы в голове. Присяжные поверили — с их точки зрения, телевизионная шиза — не самая здоровая вещь. Поверили, и оправдали.

Интересно, какова бы была реакция присяжных, если бы Никитин вдруг превратился в Гиркина и принялся бы говорить то, что обычно говорит Гиркин на камеру? Каковы были бы его шансы привлечь на свою сторону симпатии присяжных? Или в покойного Алексея Мозгового? Не оказались бы они за решеткой еще до того, как завершили бы свою речь, наверняка пламенную, украшенную риторическими фигурами, взятыми из арсенала дореволюционных нацистов?

Отдельный вопрос — реакция российских правых. В течении последних шести лет они много говорили о партизанах. Говорили о произволе силовиков. Вроде бы собирал пожертвования.

Российские правые изо всех сил поддерживают донецких и луганских сепаратистов. Многие из них ведь думают, что отнять у Украины часть территорий — святая обязанность всякого русского человека.

Молодые люди из Приморья, согласно логике националистов, должны были бы поехать на восток Украины воевать за независимость самопровозглашенных республик вместо того, чтобы бороться с произволом властей у себя дома.

Российские правые уверены: каждый сознательный россиянин обязан воевать за левый берег Днепра. Партизаны, судя по тому, являются сознательными россиянами. Значит, скажут нам российские правые, их место в окопах посреди широкой украинской степи. Или в моргах Донбасса.

На сайте правозащитной организации РОД — «мы защищаем русских!» — новость об оправдании партизан идет в нагрузку с просьбой принять участие в «гуманитарной экспедиции» в Новороссию.

Ирония судьбы в том, что братья Александр и Вадим Ковтуны, Владимир Илютиков, Максим Кириллов, Роман Савченко и Алексей Никитин получили оправдательный приговор именно потому, что говорили совсем не как российские правые. Они говорили — «У меня была хорошая работа, заработок. Имелось два автомобиля. Для чего мне идти убивать людей?» — как самые прожженные либералы. Леонид Гозман и Владимир Рыжков, выступая на российских ток шоу, говорят тоже самое, перекрикивая десяток луженых черносотенных глоток. Судя по приговору, обычные россияне, когда их приглашают на суд в роли присяжных, руководствуются логикой Гозмана и Рыжкова. Логика депутата Железняка им чужда. И кажется опасной.

Оправдательный приговор после речи, напоенной буржуазной риторикой, которую вот уже сколько лет публично пинают на федеральных каналах — разве это не убедительная демонстрация, чего на самом деле хотят россияне?

Нет, им не нужна война, мировой пожар, скрепы и тому подобные высокие материи. Им нужна работа, зарплата, хорошие автомобили, жилищные метры. Разумеется, они хотели бы драйва от осознания себя гражданами великой страны. Но, надо полагать, их бы устроил драйв самой благополучной страны планеты. А не самой воюющей и религиозно омраченной.