Что нам стоит дом не строить. Николай Кульбака — о том, что будет, если государство выдавит гастарбайтеров за пределы России Спектр
Четверг, 23 мая 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Что нам стоит дом не строить. Николай Кульбака — о том, что будет, если государство выдавит гастарбайтеров за пределы России

Мигранты в России. Фото MAXIM SHIPENKOV/EPA/Scanpix/LETA Мигранты в России. Фото MAXIM SHIPENKOV/EPA/Scanpix/LETA

Чудовищный теракт в «Крокус Сити Холле» привел к последствиям, которые затронули миллионы людей в нашей стране. Все эти последствия сфокусировались в одной-единственной точке — «мигранты». Стоило появиться сообщениям о том, что участники теракта могут быть гражданами Таджикистана, как на поверхность немедленно вылезли и страх перед «понаехавшими», и неприятие людей другой культуры и религии в целом. Конечно, ксенофобии в России было с избытком, только в спящем состоянии. Теракт просто подлил масла в огонь. Немедленно появились: законопроект об условиях оргнабора трудовых мигрантов, обращение президента к Генпрокуратуре с просьбой продумать систему профилактических антикриминальных мер, в том числе в миграционной сфере, предложение главы справедливороссов Сергея Миронова ввести въездной сбор для мигрантов, которые приезжают в Россию из тех стран, с которыми действует безвизовый режим.

В ответ на это немедленно появилась информация, что таджикские мигранты начали массово покидать Россию. И это, на самом деле, очень тревожный знак. Дело в том, что трудовая миграция из Таджикистана составляет значительную часть от всех мигрантов в России. По данным 2022 года, это вторая по численности группа мигрантов (после выходцев из Узбекистана). А всего на три азиатские страны приходится почти 90% всех мигрантов. 

Точно сказать, сколько у нас в стране мигрантов, увы, не может ни одна статистическая служба. В 2022 году на миграционный учет были поставлены всего 11,8 млн работников, но это включая продления регистраций и перерегистрации, а сколько реально из них остались, сказать сложно. При этом численность рабочей силы в стране, по данным Росстата, составляла в 2022 году 75,6 млн человек. Если считать, что мигранты в это количество не входят, то получится, что «понаехавшие» среди работников в стране составляют 13,5%. Это вполне себе ощутимая величина, особенно если учесть, что уровень безработицы составляет всего 2,9%, что катастрофически мало. Нормальный уровень безработицы должен быть в пределах 4−5% — это так называемый уровень полной занятости, когда эти 4−5% через 1−2 месяца без проблем найдут себе работу, а искать новую работу начнут другие 4−5% работников.

В российских реалиях, если уедет хотя бы 10% мигрантов, многие отрасли просто встанут. И в первую очередь это касается строительства. Чтобы понять это, достаточно посмотреть официальные цифры, а именно — допустимую долю иностранных работников по отраслям промышленности, утвержденным постановлением правительства Российской Федерации 16 сентября 2023 года.

Допустимая доля иностранных работников по отраслям экономики, установленная на 2024 год

Мы видим, что строительство катастрофически зависит от наличия мигрантов. Собственно говоря, обслуживание зданий и сооружений тоже можно отнести к сегменту девелопмента. И даже если доля мигрантов в девелоперском бизнесе не достигает допустимого значения, в этой отрасли существует неудовлетворенный спрос на рабочую силу.

Так что если российские чиновники продолжат борьбу с мигрантами с тем рвением, которое происходило в последние недели, вскоре мы увидим реальное падение объемов строительства. Конечно, вклад строительной отрасли в экономику России не слишком велик. Он составляет менее 5% от ВВП страны. Но сокращение жилищного строительства однозначно приведет к росту цен на жилье, которые и сейчас не маленькие. Впрочем, политические резоны в нашей стране обычно перевешивают экономическую целесообразность. Остается лишь надеяться на лоббистскую силу строительной отрасли, которой хватит, чтобы спустить на тормозах усилия депутатов и силовиков.