Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Четверг, 6 августа 2020
  • $72.88
  • €86.44
  • 45.37

Что это было? Как Евгению Васильеву вместо колонии нашли на Патриарших

Евгению Васильеву выводят из здания суда после вынесения приговора. Фото Reuters/Scanpix Евгению Васильеву выводят из здания суда после вынесения приговора. Фото Reuters/Scanpix

Кто привлекает внимание общества к проблеме коррупции в России, кто заставляет говорить о лжи и воровстве среди государевых людей? Кто вскрывает язвы судебной системы, кто бичует порядки в тюрьмах? Кто вызывает у одних групп граждан острую ненависть, а у других восхищение? Кого так легко узнают везде, чьи голубые глаза и светлые зачесанные назад волосы так привлекают, а профессиональные рекламщики и лучшие пиарщики почитают за счастье работать с фактурой, оставаясь в тени во избежание неприятностей?

На этом месте должна стоять фамилия — Навальный.

А если я напишу — «Евгения Васильева», то это тоже будет чистой правдой.

Вот что эта удивительная дама сделала за сутки — не написав ни строчки, не сделав никаких заявлений. Её, осужденную к пяти годам колонии, просто кто-то увидел в Москве на улице, но никаких подтверждений тому нет, да никому они и не потребовались:

  1. С новой силой она заставила заговорить о том, что закон в России не один для всех. Тех, кто ни говорить, ни думать не в состоянии в силу перманентного восторга перед властью — заставила это остро почувствовать;
  2. Дала повод открыто и чётко говорить о том, что творится в крайне закрытом тюремном ведомстве: что да, можно получить приговор и не сидеть, что можно получать за деньги особые условия, и что ФСИН не в состоянии на ровном месте справиться с подобными скандалами, лепеча чушь.
  3. То, что глава ОНК Москвы Антон Цветков, видный член Общественный палаты и босс организации «Офицеры России» публично сообщил адрес колонии во Владимирской области, где якобы отбывает наказание Васильева, позволяет предположить, что представители Евгении Васильевой могли договориться со ФСИН об этапе — можно только догадываться, на каких условиях. Это дело известное: когда приговор вступает в законную силу, осужденный гражданин ближайшим этапом отправляется по пути следования. Предугадать, куда будет этап, невозможно. Впрочем, если надо ухудшить тебе жизнь — подберут специальный этап, и за легкое по УК преступление можно уехать в Березники, как Мария Алёхина, или в Мордовию, например. А если надо улучшить, то зона подбирается заранее, это предмет договоренностей. Вот как в случае с Васильевой.
  4. Забавно, что никто в силовых ведомствах не мог наверняка сказать, вступил ли в законную силу приговор Евгении Васильевой. И вот здесь, я уверена, нас еще ожидают сюрпризы. Ведь запросто может оказаться, что судья Татьяна Васюченко, судившая Васильеву, могла задним числом тихо изменить приговор, наше правоприменение позволяет это делать. Для этого не надо вновь собирать суд, а простым письмом тихо «уточнить» или «разъяснить» приговор. С Васильевой она могла поступить так же: уточнить ей меру пресечения до вступления приговора в законную силу — вернуть домашний арест с прогулками. Такие вещи делаются и довольно часто, просто широкая публика обычно об этом и не догадывается. Но для такого лихого варианта нужен звонок сверху, в данном случае — от Ольги Егоровой, главы Мосгорсуда.

Но самое, наверное, важное в этой ситуации — это то, что интересующаяся публика наверняка вскоре узнает, что это было на самом деле. Уж такова Евгения Васильева, предельно откровенная в своих интервью и, извините за выражение, околомузыкальных клипах. Васильева в этом смысле человек самых честных правил: когда не в шутку занемог, он уважать себя заставил, и лучше выдумать не мог. Она стала поп-дивой, сделавшей из своей личной жизненной и карьерной драмы шоу. Ходит ли она по бутикам? Есть ли у неё двойник, как у Путина? Есть ли у неё пилочка для ногтей?

На самом деле лично я уверена, что весь этот последний по счету — но наверняка не последний по жизни — скандал она устроила сама. Её стали забывать, о ней перестали говорить, а ведь она за последние три года стала известной фигурой, которая привлекла к себе общественное внимание. Васильева очень умна и талантлива в том, что называется пиаром. Это очень чётко рассчитанный ход, который лично у меня вызывает восхищение. И заметьте, когда всё это случилось: когда в СМИ появились новые данные о том, собственником каких компаний и квартир стал герой ее клипа про розовые тапочки Анатолий Сердюков. Полагаю, что эта информация тоже пошла с ее подачи, и это правильно.

В тот же день адвокаты Васильевой отозвали апелляционную жалобу, всего за 12 дней до назначенного суда, которого все осужденные обычно с нетерпением ждут. И пошли разговоры об условно-досрочном ее освобождении, о котором на самом деле не может быть речи, приговор-то в законную силу не вступил. Потом, сразу же после появления слухов о том, что Васильева гуляла по Патриаршим, ее адвокаты томно не подтверждали факта ее нахождения в тюрьме — вообще странное поведение адвокатов, чем такое говорить, лучше уж «no comments». И дальше понесся с горы ком ведомственных разоблачений и саморазоблачений, и все только и делают, что обсуждают Евгению. Чем это может для неё обернуться? А тем, что она разрушит свои договоренности с ведомствами, если они у нее были (а в этом вряд ли приходится сомневаться), ухудшит своё положение и не получит УДО — во всяком случае, так просто не получит. Это дорогая цена за пиар. Но наша новая поп-дива за ценой не постоит. Шоу должно продолжаться.

* * *

Сообщение о том, что осужденную по делу «Оборонсервиса» на пять лет колонии Евгению Васильеву видели выходящей из отделения банка в центре Москвы, появилось в четверг, 30 июля. Все усилия журналистов и общественников прояснить ситуацию только запутали ее еще сильнее. Глава Общественной наблюдательной комиссии Москвы Антон Цветков заявил, что осужденная еще 23 июля была этапирована в женскую колонию под Владимиром. В Пресненском суде Москвы сообщили, что приговор Васильевой еще не вступил в силу, поскольку 12 августа будет рассматриваться обжалование, поданное четырьмя другими фигурантами дела. Это исключает возможность «досрочной» отправки Васильевой к месту отбывания наказания. В Федеральной службе исполнения наказаний заявили, что осужденная находится «в одном из учреждений ведомства», не уточнив, в каком. Адвокат-правозащитник Оксана Михалкина предположила, что вместо Васильевой за решеткой сидит ее двойник.