• Суббота, 22 февраля 2020
  • $64.07
  • €69.53
  • 58.36

Чеченский подлог. Вместо казненных в полку Кадырова Уполномоченному по правам человека Москальковой предъявили их живых братьев

Татьяна Москалькова. Фото: Sergei Fadeichev / TASS / Scanpix / Leta Татьяна Москалькова. Фото: Sergei Fadeichev / TASS / Scanpix / Leta

«Спектр» публикует полностью материал «Новой газеты».

В конце прошлого года Европейский суд по правам человека коммуницировал первую жалобу по делу о казни в Чечне 27 жителей республики. Их задержали в ходе проведения полицейских рейдов в декабре 2016 и в январе 2017 года. О рейдах тогда сообщали многие российские СМИ, так как руководил ими лично Рамзан Кадыров. Кадры с его участием в спецоперации в Курчалоевском районе Чечни широко транслировались как республиканским, так и федеральным телевидением.

12 января 2017 года «Новой газетой» были опубликованы данные некоторых задержанных, в том числе жителя города Аргун Шамхана Юсупова и жителя села Цоци-юрт Махмы Мускиева. Всего, по данным наших источников, в тот период было задержано около 200 человек. Среди них были и несовершеннолетние.

В начале апреля 2017 года источники УФСБ Чечни передали «Новой газете» список еще из 27 человек. Частично он совпадал с опубликованными в январе данными. Так, в списке УФСБ по ЧР также фигурировали Шамхан Юсупов и Махма Мускиев. Всех этих 27 человек объединил один страшный факт: после задержания и страшных пыток они в ночь на 26 января 2017 года были казнены сотрудниками чеченской полиции в подвале казармы № 6 Полка патрульно-постовой службы им. А. Кадырова.

Редакция «Новой газеты» оперативно передала список казненных в Кремль, Следственному комитету России и Уполномоченному по правам человека Татьяне Николаевне Москальковой. Главное следственное управление по СКФО вынуждено было начать доследственную проверку.

Но уже 17 мая 2017 года было вынесено первое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту массовой казни жителей Чечни. Мы смогли ознакомиться с этим постановлением только год спустя, когда было принято окончательное решение замять это страшное преступление.

Один абзац в этом постановлении имел решающее значение для того, чтобы Татьяна Москалькова, докладывавшая президенту Путину о ходе проверки, усомнилась в предоставленной журналистами «Новой газеты» информации. В частности, в постановлении от 17 мая 2017 года следователь ГСУ по СКФО Игорь Соболь написал, что двое жителей Чечни из «списка 27» живы.

ОФИЦИАЛЬНО
Из постановления следователя ГСУ Игоря Соболя (17.05.2017)
«Опрошенные Мускиев М.Т., 19.07.1990 г. р., и Юсупов Ш. Ш., 17.06.1988 г. р., фамилии которых были представлены журналистом Милашиной Е.В. в общем списке, пояснили, что они проживают по месту жительства, их никто не похищал, физическое насилие и пытки не применял, задержаны они также не были, оба являются самозанятыми разнорабочими. К объяснениям приобщены светокопии паспортов опрошенных лиц».

В материалах второго тома проверки действительно есть объяснения, отобранные следователем Соболем у жителей Чечни, которые представились как Шамхан Юсупов и Махма Мускиев. К объяснениям приложены копии паспортов этих граждан.

В своих объяснениях оба говорят, что зимой и весной 2017 года их никто не задерживал, не пытал и не убивал. Все это время они «находились у себя дома и занимались обычными делами».

В сентябре 2017 года Татьяна Николаевна Москалькова приехала в Грозный. Главной целью поездки была проверка сообщений журналистов и правозащитников о незаконных задержаниях, пытках и внесудебных расправах в Чечне.

В ходе этой поездки Татьяне Москальковой и сотрудникам ее аппарата была организована встреча с жителями Чечни, которые предъявили паспорта и утверждали, что являются Шамханом Юсуповым и Махмой Мускиевым. Повода не верить этим людям у Уполномоченного по правам человека не было. Она никогда не видела фотографий настоящих Шамхана Юсупова и Махмы Мускиева. И хотя предъявленные паспорта действительно принадлежали убитым, фотографии в паспортах, сделанные несколько лет назад, не позволяли судить о сильных различиях с внешностью людей, которые их предъявили. И вот почему.

Люди, которых вынудили прийти на встречу с Москальковой и выдать себя за убитых, были их родными братьями. Более того, брат Шамхана Юсупова был похож на него один в один. Юсуповы — ​однояйцевые близнецы.

Видимо, именно этот редкий факт и натолкнул кого-то в Чечне на оригинальную мысль о таком вот «воскрешении» Шамхана Юсупова и Махмы Мускиева, казненных в январе 2017 года.

Шамхан Юсупов

Шамхан Юсупов

Просчитались только в одном. Как опытный человек, генерал-майор МВД, Татьяна Москалькова велела одному из своих сотрудников вести не просто протокол, а видеозапись всех встреч в ходе своей поездки в Грозный.

Благодаря этим записям мы смогли понять, каким именно образом чеченским властям и Следственному комитету России удалось «воскресить» убитых.

Видеозапись, сделанная сотрудниками Уполномоченного по правам человека (мы смогли ее увидеть), является первым таким доказательством. Мы сравнили видеокадры лже-Мускиева и лже-Юсупова с фототаблицей МВД Чечни, в которых указаны данные 67 задержанных в январе 2017-го жителей Чечни.

В этой таблице Шамхан Юсупов фигурирует под № 9, а Махма Мускиев — ​под № 16. Фотографии обоих, очевидно, сделаны в день задержаний — ​на фотографии Шамхан Юсупов прикован за запястье наручниками к трубе.

Фототаблица задержаных МВД по Чечне. Выделены профайлы Махмы Мускиева и Шамхана Юсупова (прикован наручником к трубе)

Фототаблица задержаных МВД по Чечне. Выделены профайлы Махмы Мускиева и Шамхана Юсупова (прикован наручником к трубе)

Кроме того, на фотографии Мускиева отчетливо видны «отличительные признаки»: обильный волосяной покров и огромный, как у Фрунзика Мкртчяна, нос. Человек, который в ходе встречи с Татьяной Москальковой в сентябре 2017-го выдавал себя за убитого в январе Махму Мускиева, имеет явное сходство с убитым, однако у него другого цвета глаза, очевидная большая залысина и нос нормального размера.

Отталкиваясь от этих видеозаписей и нашей таблицы, мы стали искать более наглядные доказательства подлога. Обратиться напрямую к Юсуповым и Мускиевым возможности не было. Мы прекрасно понимали, что эти семьи находятся под огромным давлением и жестким контролем. Любая попытка связаться с ними окончилась бы плачевно для этих людей.

Однако помощь в нашем журналистском расследовании оказало само следствие: в материалах проверки в объяснениях человека, который выдавал себя за Махму Мускиева, были данные о его семье. Самым ценным были сведения о брате Мускиева Умаре, который по неизвестной нам причине носит другую фамилию. Через базу данных чеченских паспортов мы смогли получить данные паспорта Умара Турпилайловича Туркоева. По его пас­портной фотографии через программу идентификации изображений лиц в интернете мы нашли аккаунт Умара Туркоева в инстаграме.

Махма Мускиев (вверху — в фототаблице задержанных, внизу слева — на фотографии из аккаунта в соцсетях) и его брат Умар Туркоев (на фото внизу справа, фото из соцсетей)

Махма Мускиев (вверху — в фототаблице задержанных, внизу слева — на фотографии из аккаунта в соцсетях) и его брат Умар Туркоев (на фото внизу справа, фото из соцсетей)

Аналогичным способом, используя также данные паспорта Махмы Мускиева, мы нашли и фотографию самого Махмы Мускиева, очевидно, сделанную незадолго до его задержания. На этих двух фотографиях отчетливо видна разница между двумя братьями.

И главное — ​теперь не вызывает никаких сомнений, что именно Умар Туркоев зафиксирован на видео сотрудниками Уполномоченного по правам человека РФ, тогда как его брат — ​Махма Мускиев — ​однозначно фигурирует в качестве задержанного в таблице МВД ЧР под номером 16.

Паспорт брата Махмы Мускиева Умара Туркоева

Паспорт брата Махмы Мускиева Умара Туркоева

Все данные своего расследования мы передадим Татьяне Москальковой. Потому что те, кто хотел использовать Уполномоченного по правам человека в этом деле, очевидно, крупно просчитались.
Кроме того, мы просим Татьяну Николаевну обратить особое внимание на безопасность Юсуповых и Мускиевых, которые являются важнейшими свидетелями попытки фабрикации ложных доказательств с целью скрыть тяжкое преступление. Проверить результаты нашего расследования путем сравнения фото и видео данных не представляет никакого труда.

Кроме того, все эти сведения мы предоставим в Генеральную прокуратуру России, а также в Европейский суд по правам человека, в который обратились родственники казненных, их представители, а также сами журналисты «Новой газеты».

ЕСТЬ ОБНОВЛЕНИЕ
В офисе Москальковой заявили, что омбудсмен проверит информацию «Новой газеты»