Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 23 сентября 2020
  • $76.11
  • €89.14
  • 41.39

Цена децентрализации. Поправки в Конституцию едва не взорвали Верховную Раду

При штурме здания Верховной рады Украины, 31 августа 2015 года. Фото AFP/Scanpix При штурме здания Верховной рады Украины, 31 августа 2015 года. Фото AFP/Scanpix

В понедельник, 31 августа, украинцам вновь довелось вспомнить легендарные дни Евромайдана и былых политических баталий. Несколько сонную в последние месяцы внутриполитическую обстановку в стране взорвало противостояние депутатов Верховной Рады, которые в сессионном зале утверждали поправки в Конституцию, и противников этих поправок из числа адептов радикальных движений. К слову, и в самом парламенте единства по поводу внесения изменений в Основной закон не было тоже — против этого выступили не только собственно радикалы из партии Олега Ляшко и сторонники Юлии Тимошенко из «Батькивщины», так и некоторые депутаты из пропрезидентского большинства.

Суть поправок, внесенный в Верховную Раду президентом страны Петром Порошенко, в децентрализации органов местного самоуправления. Такая реформа была оговорена по результатам встреч в Минске, где официальный Киев и представители сепаратистов из ДНР и ЛНР пытались найти общий язык и предотвратить эскалацию конфликта на Донбассе (в соответствии с Минскими договоренностями Киев обязан провести конституционную реформу до конца 2015 года). Предложения Порошенко предусматривают создание трехуровневой системы местного самоуправления, а также усиление позиций главы государства, который получает право досрочно прекращать полномочия местных органов власти и назначать в регионы специального уполномоченного сроком на год с целью не допускать «проявления местного сепаратизма».

Обсуждение поправок к Конституции в Верховной Раде Украины 31 августа 2015 года. Фото AP/Scanpix

Обсуждение поправок к Конституции в Верховной Раде Украины 31 августа 2015 года. Фото AP/Scanpix

Помимо этого, часть функций, в том числе финансовых, передается от национального и регионального уровня властей на местный, создается новая административно-территориальная единица — громада (община), которая будет иметь больше прав в решении местных вопросов, чем иные уровни власти. Вместе с тем ликвидируется институт назначаемых из Киева губернаторов, вместо них президента в регионах будет представлять префект, а отдельные функции исполнительной власти планируется передать исполнительным органам областных советов.

Впрочем, не эти изменения вызвали столь нервную реакцию у определенной части общественности и политикума. Гнев оппозиционного настроенных по отношению к Порошенко деятелей породило упоминание в тексте поправок Донецкой и Луганских областей.

При штурме здания Верховной рады Украины, 31 августа 2015 года. Фото AFP/Scanpix

При штурме здания Верховной рады Украины, 31 августа 2015 года. Фото AFP/Scanpix

«Особенности осуществления местного самоуправления в отдельных административно-территориальных единицах Донецкой и Луганской областей определяется законом об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», — говорится в новом варианте конституции. Намеренное обособление территорий, находящихся под контролем сепаратистов, по мнению той же Тимошенко, говорит о том, что предложенные поправки изначально были одобрены Россией. Подобное заявление в нынешней Украине сродни обвинению в государственной измене.

Между тем поправки получили одобрение не в России, а как раз напротив — в США. По крайней мере вице-президент Соединенных Штатов Джо Байден инициативу Порошенко поддержал.

Что касается позиции Кремля, то за московских чиновников высказывались на этот раз представители сепаратистов — по словам так называемого вице-спикера Народного совета ДНР Дениса Пушилина, никакие минские договоренности во внесенных изменениях не учтены, что делает переписывание украинской конституции совершенно бесполезным в плане поиска компромисса с донбасскими мятежниками. «Поэтому это я вынужден расценивать уже как очередную имитацию с какими-то там подвижками, но все-таки имитацию выполнения минских соглашений», — заявил Пушилин. Схожую точку зрения МИД РФ высказывал еще в июле, когда о поправках стало только известно.

Но противников поправок напрашивающиеся параллели с позицией сепаратистов не напугали. С утра понедельника в Раде и вокруг нее кипели страсти. За проект постановления в первом чтении проголосовали в итоге 265 депутатов из 368 зарегистрировавшихся на заседании. При этом для одобрения поправок необходимо было собрать минимум 226 голосов. А вот уже на следующей сессии, когда будет приниматься окончательное решение, для положительного голосования нужно будет уже 300 мандатов, так как речь будет идти непосредственно об изменении Основного закона.

Штурм здания Верховной рады Украины, 31 августа 2015 года. Фото AP/Scanpix

Штурм здания Верховной рады Украины, 31 августа 2015 года. Фото AP/Scanpix

С одной стороны обеспечить такое количество в силу традиционной «сговорчивости» украинских политиков будет несложно — кого-то, видимо, придется умасливать материальными благами, кого-то должностями, с другой — отсутствие единства в среде пропрезидентской фракции может настораживать. Хотя и тут в данном случае речь вряд ли идет о каком-то идеологическом несоответствии, скорее всего, с воздержавшимися или проголосовавшими «против» парламентариями просто не провели необходимую разъяснительную работу.

С наибольшей вероятностью можно предсказать, что в октябре, когда Рада вернется к рассмотрению данного вопроса, народу в лагере противников децентрализации поубавиться — шаткая надежда на урегулирование конфликта на Донбассе лишь добавляет популярности позиции президента, тем более что украинское общество изрядно устало от войны. Впрочем, Тимошенко с Ляшко, а также их сторонники, надо полагать, и через полтора месяца выйдут пикетировать Раду, и пролитая в понедельник кровь их вряд ли остановит. То же самое можно сказать и о националистической «Свободе», которая в Раде и вовсе не имеет фракции, поэтому только и может рассчитывать на уличные акции.

А кровь пролилась. Поначалу участники митинга противников децентрализации, собравшиеся под стенами парламента, лишь скандировали лозунги и размахивали флагами, но со временем начали вести себя более агрессивно, бросая палки и бутылки в кордон силовиков и пытаясь устроить штурм здания.

Пострадавший при штурме здания Верховной рады Украины, 31 августа 2015 года. Фото AFP/Scanpix

Пострадавший при штурме здания Верховной рады Украины, 31 августа 2015 года. Фото AFP/Scanpix

С одного из правоохранителей протестующие, вооруженные дубинками, сняли шлем, у других — отобрали щиты. Дальше — больше. Уже после голосования в Раде из рядов протестующих в кордон оцепления была брошена боевая граната. Как сообщили в пресс-службе Нацгвардии Украины, в результате столкновений под зданием Рады были ранены около пятидесяти военнослужащих Киевского гарнизона.

Позже стало известно, что один из бойцов погиб. Всего по итогам противостояния в понедельник пострадали около сотни сотрудников правоохранительных органов, а вот из митинговавших почти никто ранен не был. Около тридцати человек, в том числе и бросивший гранату радикал, были задержаны.

По мнению главы МВД Украины Арсена Авакова, за протестами у Рады стоит «Свобода», в которой в свою очередь считают, что сами силовики виновны в провокациях против украинских патриотов. Некогда советник Авакова, а ныне депутат Рады Антон Геращенко, как ни удивительно, не стал валить всю вину за происшедшее на Россию, хотя и допустил, что в случившемся заинтересованы «силы, действующие на территории Российской Федерации».

«Я скажу, что в любом случае в России могут радоваться определенные силы, в том числе находящиеся в Кремле, тому, что произошло, потому что любое событие по дестабилизации Украины выгодно Кремлю, поэтому я и говорю, что провокация, кто бы ее ни делал, я не исключаю разных вариаций, она удалась», — признал депутат.

Ожидается, что в понедельник вечером со специальным обращением к украинцам выступит президент. Вероятно, Петр Порошенко заклеймит провокаторов и еще раз попытается объяснить украинцам, что даже плохой мир лучше любой войны, но его вряд ли достигнешь без определенных уступок. Впрочем, националистам, радикалам и политическим спекулянтам всех мастей этой простой истины понять все равно не дано.