Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Понедельник, 28 сентября 2020
  • $78.21
  • €90.93
  • 42.17

Будут ли у Донбасса свои Караджичи и Младичи?

Радован Караджич. Фото Reuters/Scanpix Радован Караджич. Фото Reuters/Scanpix

24 марта Гаагский трибунал по бывшей Югославии (ГТБЮ) приговорил лидера боснийских сербов в 1992—1996 годах Радована Караджича к 40 годам лишения свободы. 71-летнего политика, психиатра и поэта признали ответственным за организацию массового убийства мусульман в Сребренице в 1995 году, где по различным оценкам погибли от 7 до 10 тысяч человек. Караджич также был признан виновным в организации нападений на мирных жителей и в убийствах в ходе осады Сараево, в захвате сотрудников ООН в заложники и прочих военных преступлениях.

Из сербских участников Боснийской войны, дело которых разбирал суд в Гааге, больше Караджича пока получил только бывший генерал Армии боснийских сербов Радислав Крстич — 46 лет. Правда, разбирательство по делу его непосредственного начальника генерала Ратко Младича еще продолжается и ему может быть вынесен еще более строгий приговор, невзирая на то, что состояние здоровья «Сербского Наполеона», страдающего провалами в памяти, оставляет желать лучшего.

Радован Караджич (справа) и Ратко Младич в апреле 1995 года. Фото Reuters/Scanpix

Радован Караджич (справа) и Ратко Младич в апреле 1995 года. Фото Reuters/Scanpix

Вынесение приговора Карадчижу спровоцировало российский патриотический лагерь на целый ворох дежурных обвинений в адрес западного правосудия. Первый заместитель председателя комитета Госдумы РФ по международным делам Леонид Калашников назвал принятое в Гааге решение «полным беззаконием», Эдуард Лимонов в своем ЖЖ окрестил приговор Караджичу «убийством», предложив обменять бывшего сербского лидера на осужденную на днях в РФ украинскую летчицу Надежду Савченко. Непонятно только, с кем неутомимый литератор собрался меняться. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский, еще недавно сопроводивший теракты в Брюсселе, пожеланием «пусть подыхают» в адрес европейцев, счел решение трибунала в Гааге репетицией претензий к России. И надо заметить, в этих словах главного клоуна российского политики есть определенный смысл.

Несмотря на то, что наши доморощенные патриоты не склонны сравнивать «жалких лидеров ДНР и ЛНР» с «сербскими богатырями», параллели между событиями в Югославии 90-х годов прошлого века и на Украине в последние пару лет все равно напрашиваются. Конечно, масштабы этнических чисток в Боснии не идут ни в какое сравнение с жертвами среди мирного населения в Луганской и Донецкой областях, но масштабы боевых действий и разрушений вполне сопоставимы.

Если брать конкретно Боснийскую войну 1992−1995 годов, абстрагировавшись от других конфликтов, которыми сопровождался распад СФРЮ (в Хорватии, Словении, Косово, Македонии), то, не считая военных потерь, она унесла жизни около 40 тысяч мирных граждан. На Донбассе с середины апреля 2014 года по декабрь 2015 года погибли более 9 тысяч человек — военных и гражданских. Плюс еще более 20 тысяч были ранены. И отвечать за эти жертвы рано или поздно кому-то придется. Например, за время существования Гаагского трибунала 60% обвиняемых составили сербы и черногорцы, 6% - боснийцы и 18 — хорваты, причем в двух последних случаях речь идет в основном о рядовых военнослужащих, тогда как из числа сербов привлекались главным образом генералы и политики.

Правда аналогичный расклад возможен лишь в том случае, если в России появится власть, аналогичная сегодняшней сербской, готовая пойти на диалог с Западом и даже выдавать ему при необходимости своих граждан. К слову, приговор Караджичу в самой Сербии был встречен демонстрацией местных радикалов во главе с Воиславом Шешелем — по нему МТБЮ вынесет вердикт 31 марта, однако официальные власти лишь выразили надежду, что решение суда не скажется на судьбе сербов в Боснии.

Надежда Савченко. Фото REUTERS/Scanpix

Надежда Савченко. Фото REUTERS/Scanpix

Что касается войны на Донбассе, то по различным ее эпизодам уголовные дела возбуждались как в самой Украине, так и в России, и в самопропровозглашенных Донецкой и Луганской республиках. Причем некоторые из них, как, например, дело Надежды Савченко, получившей 20 лет заключения, уже доведены до конца.

Еще в сентябре 2014 года сотрудники Следственного комитета России возбудили дело о геноциде русскоязычного населения на Донбассе. Как заявили в СК, следствие установило, что в период с 12 апреля 2014 года «неустановленные лица из числа высшего политического и военного руководства Украины» отдавали приказы, направленные на полное уничтожение именно русскоязычных граждан на территории ДНР и ЛНР. Помимо руководителей Украины, СК заподозрил в геноциде неустановленные лица из украинских вооруженных сил и национальной гвардии, а также из запрещенной в России радикальной группировки «Правый сектор». По данным российских следователей, убийства русскоговорящих совершались с применением систем залпового огня «Град» и «Ураган», авиационных неуправляемых ракет, имеющих кассетную головную часть, тактических ракет «Точка-У», других видов тяжелого наступательного вооружения неизбирательного действия. В результате этих действий погибли не менее 2,5 тысячи человек, заявили в СК. Статья за геноцид, согласно российскому УК, предусматривает наказание в виде лишения свободы до двадцати лет.

Если в заявлении СК РФ никаких конкретных фамилий не указывалось, то так называемая Генпрокуратура ДНР, возбудив в феврале 2015 года уголовное дело по факту развязывания войны на Донбассе, назвала и предполагаемых фигурантов этого дела — президента Украины Петра Порошенко, премьер-министра Арсения Яценюка и секретаря Совбеза Александра Турчинова, который в настоящее время занимает пост спикера Верховной Рады. Как заявляют в ДНР, действия эти лиц привели к гибели одной тысячи человек, при этом еще более трех тысяч получили ранения и увечья, помимо этого еще две тысячи зданий было разрушено.

Впрочем, впоследствии СК РФ «исправился» и возбудил в сентябре 2015 года еще одно дело по факту военных преступлений на Донбассе, где фигурировали уже не «неустановленные лица», а вполне конкретные персонажи: министр обороны Украины Степан Полторака, начальник Генштаба Минобороны Украины Виктор Муженко, главнокомандующего Сухопутных войск ВС Украины Анатолий Пушняков и командующий Нацгвардии Украины Николай Балан. Они обвиняются в гибели в ДНР в результате артиллеристских обстрелов 45 человек в период с 31 мая по 1 сентября 2015 года.

Отдельное дело было возбуждено в отношении депутата Верховной Рады, лидера Радикальной партии Украины Олега Ляшко и прочих бойцов батальона «Азов», который он курировал. По версии российских следователей, 17 сентября 2014 года четверо бойцов «Азова» по указанию Ляшко похитили некоего Дмитрия Чайковского, поместили его в металлический контейнер и впоследствии истязали, но не получив никакой информации, отпустили восвояси.

Всего же к настоящему времени в России возбуждено уже более 60 дел по фактам военных преступлений на Донбассе. Уголовному преследованию едва не подвергся даже легендарный командир сепаратистов Игорь Гиркин-Стрелков.

Игорь Стрелков на пресс-конференции. Фото RIA Novosti/Scanpix

Игорь Стрелков на пресс-конференции. Фото RIA Novosti/Scanpix

В свою очередь не дремлют и украинцы — в конце концов, именно они являются пострадавшей стороной и могут в большей степени рассчитывать на милость Фемиды. Военная прокуратура страны, по словам главы этого ведомства Анатолия Матиоса, расследует более ста уголовных дел по фактам преступлений в зоне конфликта на Донбассе. При этом в суд уже направлено 27 обвинительных актов, семь из которых — против восьми граждан РФ, в том числе троих якобы служащих вооруженных сил РФ. Заведены в Киеве дела, правда, непосредственно не связанные с войной на Донбассе, и против советника президента РФ Сергея Глазьева, а также журналиста Дмитрия Киселева — их подозревают в содействии террористической деятельности и в публичных призывах к развязыванию военного конфликта.

Ожидается, что в начале апреля в Гааге будет представлен доклад «Российские военные преступления в Восточной Украине в 2014 году», подготовленный совместно польскими и украинскими экспертами. В этом документе пойдет речь о таких преступлениях как незаконное лишение свободы, физические и психические пытки, ограбления и убийства. Как заявляют авторы, представленные материалы, в том числе более 60 интервью с очевидцами и жертвами, потрясают своей шокирующей жестокостью.

Отдельным пунктом в списке военных преступлений на востоке Украины идет гибель малазийского «боинга» в июле 2014 года. По этой авиакатастрофе расследования ведутся и в России, и на Украине, и в Нидерландах, откуда в основном были родом пассажиры лайнера. По понятным причинам, и не только географическим, именно это дело имеет больше всего шансов дойти до Международного уголовного суда в Гааге — заведенные в России и Украине расследования слишком сильно зависят от политической конъюнктуры и могут быть, как доведены до конца, так и внезапно свернуты. Но, скорее всего, те лица, которые будут привлечены к ответственности за гибель лайнера, вполне могут быть подведены и под все остальные вышеупомянутые статьи. Караджич, по крайней мере, ответил за все.