• Суббота, 30 мая 2020

Большие ожидания. Илья Яшин о несбывшихся страхах перед Клинтон и обреченном восторге от Трампа

Матрешки с изображением кандидатов в президенты США и российского лидера. Фото AP/Scanpix Матрешки с изображением кандидатов в президенты США и российского лидера. Фото AP/Scanpix

На протяжении всей избирательной кампании в США я с удивлением наблюдал, как многие коллеги по либерально-демократическому движению, примеряли к Хиллари Клинтон образ спасительницы России. Мол, победит она, ужесточит санкции, Путин не выдержит давления и будет вынужден начать демократические реформы.

В то же время здравый смысл подсказывал, что Хиллари — вполне удобный визави для Путина в Белом доме. Она предельно прагматична и склонна к лицемерию. Она выступает за права женщин, но легко заключает сделки с арабскими шейхами, которые женщин в своей стране и за людей-то не считают. Она делает красивые предвыборные заявления, но на закрытой встрече с банкирами на Уолл-Стрит поясняет: ее публичная позиция отличается от того, что она думает на самом деле.

Уместно напомнить, что внешнеполитическое ведомство США в период руководства Клинтон было предельно мягким по отношению к Путину. Например, когда республиканцы добивались принятия «Акта Магнитского», Клинтон и ее сотрудники делали все, чтобы этот закон блокировать. Если бы не последовательная позиция американских сенаторов и конгрессменов, персональные санкции против путинских жуликов так и не были бы введены, и они по-прежнему легко бы тратили украденное в России за рубежом.

Именно Клинтон была ключевым проводником компромисса с Кремлем после ухудшения отношений, связанного с введением российских войск на территорию Грузии в 2008 году. Многие забыли, как Хиллари прилетала в Москву и вместе с главой МИД РФ Сергеем Лавровым театрально нажимала кнопку «перезагрузка». Тогда, правда, случился конфуз: на кнопке по-английски было написано «reset», а по-русски — «перегрузка».

Так что победа Клинтон на выборах в США была далеко не столь драматична для Кремля, как убеждала нас путинская пропаганда все последние месяцы. Критикуя друг друга публично, Путин и Клинтон легко бы договорились кулуарно. Ведь им обоим близок принцип «на публике говорим одно, друг с другом — другое».

* * *

Матрешки с изображением кандадатов на пост президента США. Фото AP/Scanpix

Матрешки с изображением кандадатов на пост президента США. Фото AP/Scanpix

Что касается Трампа — это сюрприз в том числе и для российской власти. Вряд ли кто-то всерьез ожидал, что он действительно займет пост президента. В Кремле мыслят примитивными категориями: выборы это спектакль, а побеждает всегда кандидат от истеблишмента. Поэтому победа популиста Трампа, которому противодействовал и крупный капитал, и элиты обеих партий, слабо прогнозировалась.

Ключевая проблема с Трампом в том, что, в отличие от Клинтон, он непредсказуем. В ходе кампании республиканец отпускал комплименты в адрес Путина. Российские и американские СМИ за время выборов создали ему образ ставленника Кремля, но Трамп вряд ли в восторге от такой репутации. Этот политик амбициозен и хочет, чтобы в нем видели спасителя Америки, а не чью-то марионетку. Поэтому нет сомнений: новый президент США приложит все усилия, чтобы нивелировать свой «прокремлевский» имидж. И здесь его кремлевских болельщиков могут ожидать новые сюрпризы.

В Кремле, конечно, в первую очередь ждут, что Трамп признает Крым российским и отменит санкции.

По первому вопросу оптимизм Путина наверняка скоро развеется. Трамп еще в ходе избирательной кампании заявлял, что проблема Украины и Крыма — это вопрос Евросоюза и в первую очередь Германии. А у Евросоюза по Крыму точка зрения вполне твердая, и вряд ли новый президент США займет позицию, которая противоречит мнению его ключевых западных партнеров. Тем более если он так сделает, что от репутации «марионетки Путина» ему уже точно не избавиться.

Что касается санкций (в частности, упомянутого выше закона Магнитского), то даже при желании их отменить, не факт что Трампу хватит для этого политического влияния. Ведь персональные санкции против российских чиновников приняты парламентом на законодательном уровне. Чтобы отменить «Акт Магнитского», нужно голосование большинства конгресса. Это большинство есть у Республиканской партии — но его нет у Трампа. Ведь именно республиканцы в свое время продавливали этот закон, несмотря на противодействие администрации Обамы и ведомства Клинтон. Так что позиция Трампа в переговорах с Путиным, вероятно, будет следующей: «Извини, друг Владимир, у меня связаны руки. Конгресс США — это не Государственная Дума России. Я не могу заставить свой парламент голосовать так, как мне хочется».

* * *

Интересно наблюдать за ликованием сторонников Путина по поводу победы Трампа. Успех республиканского кандидата воспринимается по сути как личная победа российского президента. Доходит до смешного: омский губернатор Назаров назвал результат американских выборов победой «Единой Россией».

Но завышенные ожидания чреваты сильным разочарованием. Очень вероятно, что вскоре риторика в отношении Трампа слегка охладеет. А в конце концов и вовсе сменится откровенной критикой — мол, как же так, мы так верили, так поддерживали, а он?..

Не исключено, что и личные отношения Путина с Трампом сложатся далеко не идеально. Ведь оба считают себя мачо и альфа-самцами. А российскому президенту традиционно тяжело находить язык с лидерами такого типа: достаточно вспомнить, какие драматические кризисы переживали его отношения с Лукашенко и Эрдоганом.

* * *

Матрешки с изображением американских президентов. Фото AP/Scanpix

Матрешки с изображением американских президентов. Фото AP/Scanpix

Вообще, мы слишком увлеклись американскими выборами. Создается впечатления, что явка российских избирателей на выборы президента США сильно превысила явку на недавние выборы Госдумы.

При это гражданам России важно не забывать: судьба нашей страны не зависит от выборов и референдумов в других государствах. Кто бы ни был президентом США или канцлером Германии, как ни проголосовали бы британцы по вопросу о Евросоюзе — все это лишь косвенно влияет на политику в России.

Пока сами россияне не захотят реформ и нормальной жизни — никакие американцы и европейцы нам не помогут.