Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 2 декабря 2020
  • $75.85
  • €91.51
  • 47.00

«Больница страшнее коронавируса». Сбежавшая от петербургских врачей пациентка опасается их мести

Алла Ильина. Фото НТВ/Youtube.com Алла Ильина. Фото НТВ/Youtube.com

В Петербурге разворачивается «болезненная» драма. Из Боткинской больницы сбежала пациентка, которую закрыли в карантинном боксе из-за подозрений на коронавирус. Глава регионального Роспотребнадзора подала на беглянку в суд, а санитары и полиция ломились к ней в дом. Сама домохозяйка уверена, что здорова, но теперь боится принудительного лечения.

«Спектр» публикует материал «Новой Газеты» из Санкт-Петербурга полностью.

Обещали на день, забрали на две недели

32-летняя петербурженка Алла Ильина в конце января отдыхала в Китае, на острове Хайнань. Из-за эпидемии коронавируса уже тогда для туристов отменили все экскурсии. На улицу россиянка выходила в маске, а 30 января была вынуждена досрочно вернуться домой — туроператор экстренно вывез своих клиентов из Китая.

Летели они через Хабаровск. Там Алла прошла первый медосмотр. Анализы опасного вируса у нее не выявили. Уже дома, спустя несколько дней, у нее заболело горло. 4 февраля она вызвала «скорую помощь», прибывшая бригада ничего опасного не обнаружила. На следующий день к Алле пришла врач районной поликлиники, осмотрела, еще раз взяла анализы.

Их результаты пациентке не сообщили, зато к ней пришла делегация из Роспотребнадзора, которая стала настойчиво уговаривать Аллу госпитализироваться — как они говорили, «всего на один день».

В Боткинской больнице — главной инфекционной клинике города — Ильина оказалась 6 февраля. Она ожидала, что ее осмотрят и отпустят. Да и врачи, по ее словам, уверяли, что она здорова — все анализы были «чистые». Но вместо этого ее отвели в одиночную палату и заперли. В выданном постановлении о госпитализации Роспотребнадзор ссылался на закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Зашедший в палату врач известил, что в больнице Алла должна провести две недели.

Но Ильина решила иначе. И уже на следующий день взломала электронный замок (спасибо учебе на физмате) и сбежала из больницы. 11 февраля она решила рассказать о своей истории в СМИ. Примечательно, что за четыре дня отсутствия в палате из больницы ей никто не позвонил.

«Учесть все факты». Эксперт-вирусолог о том, чем коронавирус отличается от предыдущих эпидемий, скупать ли противовирусные и когда все это кончится

«Воспользовалась правом убыть»

Главный санитарный врач города, руководитель Роспотребнадзора по Петербургу Наталия Башкетова 13 февраля подала на беглянку иск в суд «о принудительном помещении под медицинское наблюдение». Куйбышевский суд Петербурга его сначала зарегистрировал, но через три часа вернул заявителю: в Роспотребнадзре ошиблись с подсудностью, такие иски необходимо подавать по месту регистрации ответчика, а не истца. К вечеру того же дня иск был подан в Петроградский райсуд.

Пока юристы разбирались в нормативных тонкостях, санитары с полицейским подкреплением ломились в квартиру Аллы. Но женщина крепко держали оборону, отказавшись общаться с сотрудниками ведомства без адвоката. Его незваные гости дожидаться не стали.

Адвокат Ильиной Виталий Черкасов из правозащитного движения «Агора» известен как защитник обвиняемых в громких делах об экстремизме и терроризме. Он первым делом сообщил в суд свои контактные данные, чтобы больше не повторялась ситуация с попыткой отловить Аллу у нее дома.

«Могли бы сообщить нам, и мы как законопослушные граждане явились бы в суд», — Черкасов удивлен визиту Роспотребнадзора и полиции к своей клиентке.

По словам адвоката, Роспотребнадзор превышает свои полномочия, требуя привлечь сбежавшую из больницы пациентку к ответственности.

«Изначально медики повели себя неправильно. Любая госпитализация предполагает письменное информирование человека. В случае с Аллой была устная договоренность о том, что ей нужно отправиться в больницу на сутки.

Больница им. Боткина, Санкт-Петербург. Фото https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/e/e9/Botkin_Infectious_Diseases_Hospital.jpg

Больница им. Боткина, Санкт-Петербург. Фото по лицензии wikimedia.commons.

И она эту договоренность выполнила. А столкнувшись с тем, что ее никто не информирует о дальнейших действиях, она воспользовалась своим правом убыть", — объясняет Виталий Черкасов.

Он отмечает, что карантинный срок, установленный постановлением правительства, истекает через 14 дней после возвращения в Россию. У Ильиной это было как раз 13 февраля.

«В последнем распоряжении главного санитарного врача России сказано, что наблюдение медработниками возможно и в домашних условиях. Пациентка сидит дома, никуда не выходит, медики могут приезжать к ней хоть два раза в день, брать анализы, мерить температуру», — рассуждает адвокат, — «Алла беспокоится, что поднятая шумиха приведет к тому, что если ее снова помесят в Боткинскую больницу, возможна какая-то месть со стороны медиков, которые решат «защитить честь мундира». Она боится, что в больнице действительно подхватит какое-то заболевание, и врачи смогут смело заявить: «А вот! О чем мы и говорили!»

Здравомыслящий человек

В петербургском Роспотребнадзоре заявляют, что «у гражданки И. (Ильиной) выявлены симптомы острого вирусного заболевания, не исключающие новую коронавирусную инфекцию»… «Четырнадцатидневный срок медицинского наблюдения за пациенткой И. не выдержан. Медицинское обследование пройдено не в полном объеме, что может привести к распространению опасного инфекционного заболевания в отношении неограниченного круга лиц на территории города Санкт-Петербурга», — считают в ведомстве.

Главный санитарный врач требует через суд отправить Аллу в карантинный бокс как минимум до 19 февраля — до получения двукратного отрицательного анализа на коронавирус. Напомним, уже трижды анализы, взятые у петербурженки, в разных учреждениях, давали тот самый отрицательный результат.

Сама Алла заявила журналистам, что она здравомыслящий человек, и если бы кто-то из врачей сказал, что по результатам обследований есть хотя бы подозрение на коронавирус, то она, конечно, осталась бы в палате. Но оставаться в инфекционной больнице, будучи здоровой, она не намерена.