• Пятница, 14 декабря 2018
  • $66.67
  • €75.26
  • 61.23

Бизнес с особенностями. Как в Латвии создать необычные рабочие места для тех, кого не ждут на обычных

Скриншот из видео "Спектра" Скриншот из видео «Спектра»

Международный акселератор социального предпринимательства New Door уже пятый год обучает новых и уже состоявшихся латвийских и зарубежных социальных предпринимателей вести бизнес.

Сам акселератор при этом с начинающих бизнесменов деньги не берет. Это бесприбыльная общественная организация, которую спонсируют Совет министров Северных стран и Шведский институт. Инициатор проекта — Еврейское агентство «Сохнут». Создать акселератор помогла международная израильско-американская организация Presentense. В программу входит обучение бизнес-инструментам и поддержка персонального ментора. Организаторы помогают предпринимателям налаживать контакты в рамках созданной совместными усилиями сети и стараются познакомить с новыми проектами общественность. О том, как это делается, рассказала член правления акселератора и его программный директор Диана Лапкис.

Помоги помочь себе

Есть принципиальная разница между благотворительными бесприбыльными НГО, или организациями общественного блага, и социальным бизнесом, и состоит она в том, что бизнес должен приносить доход. Однако в нашем случае речь идет о людях, которые нуждаются в помощи. Как увязать благотворительность с бескомпромиссными законами бизнеса? «Самое простое объяснение содержится в библейском высказывании, — поясняет основательница New Door Диана Лапкис, — если у человека есть какая-то нужда, то мы не даем человеку рыбу, а даем удочку, чтобы он эту рыбу вытащил. Как сказал когда-то в XII веке великий ученый Маймонид: высшая ступень милосердия — помочь человеку оказать помощь самому себе. Мы следуем философии социального бизнеса: доход надо генерировать, но реинвестировать прибыль следует обратно в предприятие. То есть, владелец социального бизнеса не получает дивидендов, но имеет право платить зарплаты и вкладывать деньги в развитие предприятие. При этом он решает конкретные проблемы данного социума: дает работу слабозащищенным группам населения или производит продукт, востребованный этими группами».

В апреле в Латвии вступил в силу закон о социальном предпринимательстве. Он, в частности, дает возможность компаниям с соответствующим статусом, которым их наделяет Министерство благосостояния Латвии, официально брать на работу волонтеров. Обычные АО и ООО на это права не имеют. Введены налоговые льготы для социальных предприятий. Кроме того, с этого года в рамках программы Министерства благосостояния и агентства ALTUM общество с ограниченной ответственностью, которое получит статус «социальное предприятие» может претендовать на грант в размере от 20 тысяч евро (для новообразованных компаний) до 200 тысяч евро (для предприятий, давно работающих на латвийском рынке). Статус компании стали получать только в конце прошлого года. Поэтому предприятия, которые и раньше считали себя социальными, не имели юридической рамки и работали в обычном режиме. Диана Лапкис говорит, что в Латвии есть примерно пять крупных социальных предприятий, работающих несколько лет и достигших немаленьких оборотов, однако только теперь они могут рассчитывать на льготы.

Проблемы свои и чужие

Где люди находят мотивацию заниматься таким рискованным и «осложненным» бизнесом? Есть проекты, в которых человек делает это в изучаемой среде, говорит Диана. Например, основательница проекта «Команда хумуса» (Humusa komanda, Hummus Team) Иева Раубишко основала фирму в сфере общепита и берет на работу беженцев с Ближнего Востока, потому что взялась за решение проблемы адаптации этой категории латвийских жителей в обществе. «Иева — доцент факультета Гуманитарных наук Латвийского университета, доктор социальной антропологии, ей эта тема близка, — подчеркивает Диана Лапкис, — но она пришла к нам в акселератор без какого-либо бизнес-образования или предпринимательского опыта. Или психолог Анна Кашина — писатель, автор детских книг с терапевтическим эффектом и семейных игр для решения психологических проблем».

Но чаще всего потребность заняться социальным бизнесом рождается в семье или в ближнем окружении. В случае, к примеру, если один из детей страдает каким-то заболеванием, требующим особого ухода, и мама, не найдя на рынке подходящего предложения, берется сама решить проблему своего ребенка, а заодно и всех подобных детей в Латвии. Как это сделали основатели фирмы Gluten Free Experts, которая занимается обеспечением больных целиакией специальным питанием.

«Крылья надежды» (Cerību spārni) в Сигулде — громадное предприятие, я бы даже назвала его заводом, на котором работают люди с ограниченными возможностями, — продолжает перечисление Диана, - они производят ремесленные товары ручной работы: мыло, свечи, сумки, всевозможные изделия из кожи. Многие из этих вещей продаются в сувенирных магазинах Старой Риги. Основательница этого предприятия Эва Вилькина произвела в Сигулде фурор! А толчок этому дало стремление Эвы решить проблемы собственной дочери".

Проект Эвы Вилькиной — настоящий конгломерат социальных бизнесов и НГО. Вторая ее инициатива — центр социальной поддержки «Cerību maja». Это дом, в котором могут получить временный приют и реабилитацию молодые мамочки из различных групп высокого социального риска, попавшие в кризисную ситуацию. Здесь же размещается гостиница для детей-инвалидов. Это платный сервис, своего рода мини-санаторий, позволяющий родителям детей, нуждающихся в постоянном присмотре, ненадолго уехать из дома или просто отдохнуть. «Часто покупателем услуг социального предприятия являются структуры самоуправления по модели частно-государственного партнерства, — говорит Диана Лапкис, — В этом случае клиент, который не может оплатить пребывание своего ребенка в Cerību māja сам, может просить о покрытии расходов социальную службу».

На свой страх и риск

Кто приходит учиться в New Door? «Мы объявляем конкурс по всей Латвии, — объясняет Диана Лапкис, — Нам важно, чтобы люди приезжали из регионов. Возраст — от 20 лет и далее без ограничений. Сначала мы рассматриваем электронные заявки (их во время последнего набора оказалось около 70-ти), потом соискатели приходят на экспресс-интервью, беседуют по 3−5 минут с каждым нашим экспертом. Затем мы подсчитываем баллы и обсуждаем, кого берем, а кого нет. Учитывается мотивация учредителей и серьезность, долгосрочность проектов». Примерно 10% стартаперов по ходу дела приходят к необходимости изменить проекты, говорит Диана, и в New Door помогают сделать это наиболее удачным способом. Некоторые во время работы в акселераторе понимают, что идея невыполнима в коммерческих рамках, и им требуется НГО в чистом виде.

«Социальные предприятия в Латвии на сегодняшний день генерируют минимальный денежный поток, — утверждает Диана, — хорошо, если они могут покрыть свои расходы. В странах Запада понятие „социальная инвестиция“ известно хорошо, но наши предприятия до этого этапа бизнеса еще очень далеки. Конечно, инвестор всегда хочет, чтобы его деньги вернулись с прибылью, но человек, который вкладывается в социальный бизнес, всегда думает о миссии и рискует больше. Это очень высокая культура инвестиций, которая у нас пока не встречается». Поэтому люди вкладывают свое время и свои средства на свой риск. Социальный предприниматель в Латвии — это, как правило, человек, основной доход которому приносит другая работа.

Милосердие на экспорт

Еще одна особенность Латвии — узость внутреннего рынка сбыта. «Социальный бизнес по своему характеру локален, — говорит Диана Лапкис, — но мы всегда сразу ориентируем участников нашей программы, намеренных производить какую-то продукцию, на экспорт. Впрочем, за рубеж можно продавать и франшизу услуг. Например, всемирно известное „Общество самаритян“, в Латвии одно из старейших и опытных социальных предприятий, предлагает инновационные услуги, разработанные именно в нашей стране, и их готовы покупать другие страны. Самаритяне — наши консультанты, менторы и соучредители Ассоциации социального предпринимательства, объединяющей, кроме нашего акселератора, такие организации как общество DOTS, „Второе дыхание“ и Providus»".

Зарубежные рынки становятся доступны выпускникам New Door еще и потому, что и сам акселератор с начала своей деятельности активно сотрудничает с зарубежными партнерами. В 2016 году обучение в New Door прошли социальные предприниматели с Украины, из России и Литвы. Вдохновившись сотрудничеством, украинцы создали свой акселератор, и теперь совместный проект New Door и украинских партнеров финансируется Еврокомиссией. В прошлом году Шведский институт поддержал трехсторонний проект по обмену опытом с участием шведских, латвийских и украинских социальных предпринимателей. Шведские коллеги рассказывали о том, как генерируются социальные инвестиции. В свою очередь, украинцев заинтересовал новый латвийский закон, аналог которого действует даже далеко не во всех развитых европейских странах.

Как продать непродаваемое

Центр помощи женщинам, пострадавшим от семейного насилия Marta действует в Латвии 18 лет и получает регулярную поддержку от спонсоров. В этом году его представители окончили программу обучения бизнесу в New Door с целью начать зарабатывать самостоятельно. Что может продавать такая организация? Программу работы с жертвами насилия, то есть, собственное ноу-хау. Покупатель — муниципальные и государственные организации. Спрос на такие продукты существует не только в Латвии, но и за ее пределами, утверждает Диана Лапкис.

Не отворачиваются ли спонсоры от благотворительного общества, когда оно начинает заниматься бизнесом? «Наоборот, практически каждый спонсор готов жертвовать деньги, если он знает, что его вклад в проект — не единственный, — поясняет Диана, — Обычно, обсуждая выделение денег, он спрашивает, кто еще поддерживает проект, и что случится, если он прекратит финансирование. А если узнает, что НГО готова еще и зарабатывать сама, поддержит проект с еще большей готовностью, потому что будет осознавать, что вкладывает в долгосрочное развитие».

Лояльные работники

Еще одна специфическая проблема состоит в том, что люди с ограниченными возможностями или социальными проблемами не всегда могут трудиться и обеспечивать непрерывный производственный цикл в обычных условиях. Например, не всегда готовы ежедневно работать от звонка до звонка люди, которые только что освободились из мест заключения. Неохотно соглашаются на постоянную занятость те, кто, в основном, живет на пособие. Не говоря уже об инвалидах, которые просто физически не в состоянии долго стоять «у станка». Для каждой из этих социальных групп нужно разработать специальные инструкции по включению в трудовой процесс. Над этим работают Министерство благосостояния и различные отделы муниципалитетов, утверждает Диана Лапкис. «Например, в Министерстве благосостояния разработаны правила трудоустройства лиц с расстройствами аутистического спектра, — говорит она, — это люди очень ответственные, и если перед ними поставить конкретную задачу с инструкциями от „А“ до „Я“, процессы четко расписать по времени, они будут четко ее выполнять. Работодатель в любом случае должен понимать, с какими особенностями трудоустраиваемого человека он столкнется. Возможно, ему придется потратить дополнительное время, чтобы эту тему изучить и приспособить свое предприятие для того, чтобы принять такого работника. Но также он поймет, что он берет на работу лояльного к его компании человека».

В 2017 году программу акселератора освоила владелица кошерного кафе «7:40» Татьяна Бекермейстер. Она организовала проект «Кулинарный клуб», в котором люди пенсионного возраста обучают всех желающих секретам семейной кухни. «Мастер-классы сегодня есть почти в каждом ресторане, — говорит Татьяна, — но везде их ведут шеф-повара. Они учат людей, как правильно подавать блюда и все делать профессионально. А наши бабушки учат тому, как приготовить то же блюдо дома. Хитрость в том, что у них есть семейный рецепт, семейные ценности и секреты. И демонстрация сопровождается рассказом об истории семьи. Многие рассказывают, как ходили в школу, как они праздновали праздники дома, откуда это блюдо появилось в семейном меню».

Есть нюанс: кафе кошерное мясное. По закону кашрута молочное с мясным соединять нельзя. Если для приготовления блюда, например, выпечки, требуется молоко, используется соевое. Кафе маленькое, и владелицы знают практически всех постоянных клиентов. Именно клиенты, услышав о затее, предлагают в качестве мастеров своих родителей. Продукты закупаются по списку за счет кафе. Татьяна предварительно связывается с ведущей и узнает, что потребуется для приготовления блюда. Эти затраты покрывают участники мастер-класса, которых бывает от 10 до 25. Ведущие тоже получают за него деньги. «Одна из бабушек рассказывала нам с гордостью, что она на эти деньги купит внучке, — рассказывает Татьяна, — Получается, что в своем возрасте она социально активна и немного зарабатывает.

В этом году учебу в New Door завершили Надина Миллере и Инесе Тоне. Они вдвоем организовали фирму по трудоустройству лиц с ограниченными возможностями, которая будет служить мостиком между обычным бизнесом и этой группой населения. Сейчас эта рекрутинговая компания, или биржа труда находится на начальной стадии развития и составляет список предприятий Латвии, которые готовы принять на работу человека с инвалидностью. «Такие люди, в большинстве случаев ментально здоровые, могут претендовать на множество позиций (впрочем, и люди с ментальными ограничениями тоже могут выполнять какие-то трудовые действия), — говорит Диана Лапкис, — Но они не могут сидеть по восемь часов, может быть, они могут работать полулежа или нуждаются в периодическом отдыхе. При наших темпах трудовой эмиграции эти люди принесли бы родине пользу, успешно пополнив рынок труда».

Сколько стоит?

В Скандинавии люди охотно покупают продукцию социальных предприятий с соответствующей маркировкой, потому что помимо покупки полезной вещи они приобретают приятное чувство, что сделали доброе дело. Часто ли жители Латвии руководствуются таким благим намерением? «Над этим нам еще предстоит потрудиться, — признает Диана, — Для нашего покупателя важнее всего качество и цена».

С ценообразованием у латвийских СП есть некоторые проблемы: продукция оценивается слишком низко, то ли из-за неуверенности в своих силах, то ли потому, что продажи носят скорее символический характер. «Этот аспект мы разъясняем нашим начинающим социальным предпринимателям, — говорит Диана, — несмотря на то, что они решают социальные проблемы, позиционировать продукт следует, как в любом бизнесе, и к цене нужно подходить серьезно. Мы надеемся, что тенденция недооценивать свои усилия со временем уйдет. При раскрутке бренда важно не давить на жалость, а показать вдохновляющую историю преодоления трудностей». Такую, например, какую создали две девушки, Наталья Ермолаева и Алиса Адамсон, основательницы дизайнерского бренда OWA и выпускницы New Door. Они шьют шелковую одежду с принтами на основе акварельных рисунков Алисы. Наталья с рождения страдает неизлечимой болезнью, которая привела к инвалидности. Однако девушки не только изготавливают прекрасные вещи, пользующиеся спросом, но и основали предприятие и нанимают на работу сограждан.

Начать с себя

«Восприятие потребителями бренда с социальной нагрузкой зависит от того, как подать историю, — признает Диана, — но для того, чтобы изменить отношение к социальному бизнесу в целом, нужно начать с общества. Я получала одно из высших образований в израильском вузе, где рядом со мной учились студенты с ограниченными возможностями передвижения, слабовидящие, человек с синдромом аграфии, которые никогда в жизни не писал, но при этом заканчивал докторскую. Эти возможности дает людям государство. Я не уверена, что в Латвии во все университеты человек может въехать на инвалидной коляске».

Тренинги проходят на латышском языке, но работает акселератор на трех языках. Зарубежные лекторы выступают, к примеру, на английском. Если надо, обеспечивается перевод на русский. «У нас интеграционный проект, в котором люди разных национальностей, разных культур встречаются и находят общий язык, — говорит Диана, — Наши курсанты говорят, что если бы не мы, они бы нигде не могли пересечься. Кто-то приезжает из маленького городка Латвии и знакомится, например, с основателями проекта, учрежденного Еврейской общиной. Завязывается дружба и партнерство. Они покупают друг у друга какие-то услуги. В Латвии создается сеть, сообщество социального бизнеса, которое будущем поможет предприятиям привлечь социальные инвестиции.

Тюремный 2018-й. Ольга Романова о самых громких приговорах, арестах и уголовных делах этого года
Ольга Романова подвела итоги о самых громких приговорах и уголовных делах в России в 2018 году. Приговоры Алексею Улюкаеву и Никите Белых, повторное уголовное дело в отношении Юрия Дмитриева, аресты Алексея Навального и другие нашумевшие процессы.
16:41, 14.12.2018
Претензии к Аллаху. Сколько Чечня получает дотаций из бюджета России и как на них живет
Рамзан Кадыров пожаловался на нехватку финансирования республики со стороны правительства РФ. Как оказалось, жалуется он уже не в первый раз — денег ему не хватало и в 2017 году. При этом общий размер дотаций для Чечни является одним и крупнейших по России.
19:54, 13.12.2018
«Современная мировая политика больна». Экс-госсекретарь РСФСР Геннадий Бурбулис о Конституции, свободе и переменах в России
12 декабря 1993 года в России приняли действующую Конституцию. Константин Амелюшкин поговорил с бывшим госсекретарем РСФСР и близким соратником Бориса Ельцина Геннадием Бурбулисом о том, как за последние 25 лет изменилась Россия, о милитаризме, недостатке политической мысли и свободе.
13:53, 12.12.2018
Школьник выстрелил из ракетницы в лицо ровесницы — и другие события дня
Навального вызвали к приставу из-за неисполнения судебного решения, Путин призвал россиян не ждать поддержки государства, Кадыров пожаловался на недостаточное финансирование Чечни — и другие события дня
19:42, 13.12.2018
С ножом и пистолетом. Теракт на рождественской ярмарке в Страсбурге — фото и видео
11 декабря на рождественской ярмарке в Страсбурге вооруженный ножом и пистолетом мужчина напал на прохожих. В результате его действий три человека погибли, еще 12 пострадали. Преступнику удалось скрыться с места происшествия, однако полиции уже удалось установить его личность. Парижская прокуратура признала произошедшее терактом.
12:13, 12.12.2018
Аусвайс Путина. Что известно о всплывшем удостоверении «Штази» на имя президента России
Немецкая газета Bild опубликовала фото удостоверения на имя Владимира Путина, выданное «Штази» в 1985 году. С таким документом Путин мог свободно посещать здание «Штази», а также ему было легче вербовать агентов.
20:06, 11.12.2018