Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Воскресенье, 27 сентября 2020
  • $78.21
  • €90.93
  • 42.26

Безвестный десант

Фото: AFP/Scanpix. Родственники захваченных на территории Украины российских десантников у КПП их части в Костроме, 28 августа 2014 года. Фото: AFP/Scanpix. Родственники захваченных на территории Украины российских десантников у КПП их части в Костроме, 28 августа 2014 года.

Слухи о присутствии на Восточной Украине российских военных еще неделю назад многим казались досужими домыслами. Организация, логистика, снабжение, добровольцы, даже военные машины — российская помощь сепаратистам могла осуществляться в разных формах, но до этой последней недели августа не появлялись столь недвусмысленные доказательства того, что на территории Украины физически присутствуют и гибнут российские военные.

Всего за несколько дней вскрылось такое количество фактов, что за ними не поспевали политики, какое-то время их вообще никто не комментировал. Доказательства присутствия российских военных на Украине пока косвенные, но их собралось уже столько, что можно более-менее уверенно говорить, что в зоне конфликта присутствовали военные как минимум из двух воздушно-десантных дивизий — 76-й гвардейской десантно-штурмовой дивизии (дислоцированной в Пскове) и 98-й Свирской (те ее части, которые дислоцированы в Костроме). Кроме того, там могли также действовать военные из 31-й десантно-штурмовой бригады ВДВ, 17 отдельной мотострелковая бригады, 18-й отдельной гвардейской мотострелковой Евпаторийской Краснознаменной бригады.

Сложно сказать, о скольких эпизодах идет речь. В четверг НАТО заявило, что, по данным альянса, на территории Украины действуют более тысячи российских военнослужащих с тяжелой техникой. Агентство Reuters передает, что российский Совет по правам человека знает об одном бое, минимум, в ходе которого 13 августа погибли более 100 человек. Межрегиональный координационный центр «Забытый полк» на своей странице сообщает о 12−15 тысячах военных. На сайте публикуется также список частей.

Такие одиночные оценки очень трудно подкрепить доказательствами или проверить.

Самым ярким свидетельством того, что на востоке Украине есть российские солдаты, стали признания лидера сепаратистов Александра Захарченко. Сначала он 16 августа объявил, что группировка ДНР получила подкрепление из 1200 прошедших обучение в России бойцов и десятков единиц боевой техники, а затем, 28 августа и вовсе признался, что среди его бойцов есть российские военнослужащие, которые «решили провести отпуск среди нас».

В полной мере считать это доказательством сложно — за несколько месяцев украинского кризиса все причастные стороны делали громкие заявления, которые не подтверждались. Но за несколько дней до последнего заявления Захарченко стали появляться более убедительные свидетельства.

Псковские десантники

21 августа журналист телеканала «Интер» Роман Бочкала опубликовал фотографии документов, которые, по его словам, были найдены в российской боевой машине десанта, попавшей в руки украинских военных возле села Георгиевка Лугутинского района Луганской области. Позднее информацию журналиста подтвердили в министерстве обороны Украины.

В БМД-2 с закрашенными тактическими знаками были обнаружены личные документы, по утверждению украинской стороны, принадлежавшие российским военнослужащим, в том числе и журнал вечерней поверки воинской части 74 268 первой парашютно-десантной роты 76-й Псковской дивизии ВДВ России. В журнале были указаны фамилии военнослужащих этой части. Подлинность этих документов проверить было невозможно, поскольку они находятся в руках украинских военных. Более того — нелогичность того, что журнал поверки находился в БМД, когда его обычно не выносят из казармы, отметили многие эксперты. Российский паспорт, найденный в машине, тоже не может служить доказательством присутствия российских военных, поскольку паспорт они при себе не носят.

Однако блогеры стали разыскивать в социальных сетях страницы людей, имена которых были перечислены в журнале. Сразу были найдены несколько акаунтов во «ВКонтакте», и на двух из них были обнаружены сообщения о похоронах.

В результате дальнейшего расследования журналистами из «Псковской губернии», «Фонтанки.Ру», «Новой газеты» и других изданий было установлено, что на кладбище в Выбутах под Псковом похоронены два десантника 76-й дивизии — Леонид Кичаткин и Александр Осипов — еще один, Антон Короленко, похоронен в Воронежской области, а Алексей Карпенко — на другом кладбище под Псковом. Никаких официальных данных о том, что эти военные-контрактники погибли на Украине, нет. Они формально находились на учениях в Ростовской области.

«Новая газета» и «Фонтанка .Ру» опубликовали интервью с Ольгой Алексеевой, чей муж служил с погибшими псковскими десантниками. Она рассказала, что, по словам очевидцев, десантники понесли большие потери, о которых открыто не сообщается. По ее словам, потери были и в других частях дивизии.

В Пскове в настоящее время довольно сложно вести расследование этих фактов — на следующий день после похорон на журналистов из «Дождя», «Русской планеты», «Фонтанки.Ру» и «Новой газеты» напали неизвестные люди и, угрожая, потребовали быстро уехать из города. А многие местные жители отказываются давать интервью по телефону, опасаясь, что их могут прослушать. Насколько эта опасность реальна, сказать сложно, но то, что люди охвачены страхом, очевидно. Ольга Алексееева тоже в своем интервью говорит о том, что страхом в гарнизоне охвачены все.

Пленные из Костромы

25 августа министр обороны Украины Валерий Гелетей объявил, что украинские военные захватили «много российских военнослужащих». Через два дня СБУ опубликовала видеозаписи допросов четверых мужчин в камуфляже, которые назвали себя десантниками из 331-го костромского полка 98-й Свирской дивизии ВДВ.



На данный момент известны имена девятерых десантников, оказавшихся среди задержанных на Украине. Это Иван Мельчаков, Иван Романцев, Сергей Смирнов, Сергей Архипов, Андрей Горяшин, Егор Почтоев, Алексей Генералов, Владимир Савастеев и Артем Митрофанов. Личности этих людей были подтверждены родственниками, которые обратились в местный Комитет солдатских матерей. Они держатся вместе и с помощью правозащитников добиваются того, что о них, по крайней мере, открыто говорят в прессе.

Российская сторона заявила, что эти десантники заехали на украинскую территорию по ошибке, а должны были осуществлять патрулирование границы, а президент Путин вообще заявил, что не видит в произошедшем ничего необычного и напомнил о многочисленных случаях, когда украинские военные оказывались на российской территории.



Судя по всему, и украинская, и российская сторона активно стараются договориться об обмене этих солдат. Они не находятся в статусе военнопленных, хотя им и предъявлены уголовные обвинения, которые дают больший простор для маневра на переговорах, а расследование ведетсяпо статьям о незаконном переходе границы, незаконном владении оружием и содействии террористическим организациям.

Корреспондент интернет-издания Znak. сom Екатерина Винокурова поговорила с родственниками десантников, которые оказались на Украине. Те рассказали, что десантники связывались с ними из Киева и сообщили о якобы уже достигнутых договоренностях о их обмене.



Людмила Хохлова. Фото AFP/Scanpix


Представитель костромского комитета «Солдатских матерей» Людмила Хохлова рассказала о встрече родственников костромских десантников с командованием их части. «Замкомандира рассказал о том, что произошла переброска с полигона на полигон и две машины, которые шли последними, подзаблудились, потому что там как таковой границы не было и нет — не отмечено, ни навигатора, ничего не было, они заблудились. Они по Ростовской области шли, а потом, когда их начали обстреливать, они поняли, что они заехали на землю Украины, попали на территорию, и две машины были подбиты. Пока наши ребята выходили и разбирались, куда они попали, их взяла в плен СБУ, Служба безопасности. Десять человек попали в плен. Никакого там сопротивления, никакого боя там не было, и вооруженного сопротивления никакого там не было. Просто мальчишки не поняли, куда они попали. А попали они в плен».

Шалинская бригада

Гораздо меньше ясности с двумя солдатами-контрактниками из Башкирии. В региональном военкомате их родственникам сообщили, что Марсель Араптанов и Ильнур Кильченбаев погибли, но место гибели не раскрыли.

Ильнур Кильченбаев погиб 25 августа. Он служил в саперно-десантного штурмовом батальоне 31-й отдельной десантно-штурмовой бригады в войсковой части № 73 612. Марсель Араптанов служил в 17-й гвардейской мотострелковой бригаде, дислоцированной в Шали, Чеченская Республика. Араптанов — не единственный погибший из этого соединения. Известно, как минимум, еще о восьмерых — 27 августа члены Совета при президенте России по правам человека обратились в Следственный комитет с просьбой проверить информацию о гибели девятерых военнослужащих-контрактников из шалинской бригады.

Подробности их гибели не разглашаются. По данным СПЧ, среди погибших есть уроженцы Дагестана, и, как полагают правозащитники, их гибель могла произойти на Украине.

Это только самые общие сведения о погибших, информации намного больше, но многое из того, что попало в прессу, очень сложно проверить. Однако общий объем сведений, которые внезапно были опубликованы за довольно короткое время, дал повод украинской стороне заговорить о вторжении российской армии.



В четверг в результате мощного наступления сил сепаратистов правительственные войска оставили Новоазовск. Угроза нависла над Мариуполем, который является стратегически важным пунктом на пути к Крыму.

Могие военные эксперты сомневаются в том, что сепаратисты смогли бы самостоятельно, без помощи России, осуществить такое наступление. Кроме того эксперты Международного института стратегических исследований, к которым обратились журналисты из Би-би-си с просьбой рассказать о вооружениях и технике наступавших, опознали в одной из боевых машин модификацию танка Т-72, которая есть только в России.

***

На самом деле если побывать вблизи украинской границы в Ростовской области, то там заметно скопление военной техники — она там буквально повсюду, машины следуют как в одиночку, так и колоннами, боевые, транспортные, тягачи с самоходно-артиллерийскими установками на платформах, зенитные установки, простые «КамАЗы» с наглухо застегнутыми тентами… Министерство обороны объясняет это проходящими в области масштабными военными учениями, и то «походное» состояние машин, покрытых пылью с выбитыми фарами и без номеров там называют вполне нормальным. Идут маневры — танки пачкаются.

Учениями объясняют и отсутствие связи с многими военными, которые вот уже много недель как выдвинулись в составе своих частей и соединений к границам с Украиной. Официально местом гибели военных, похороненных в последние дни, названа отнюдь не Украина. Россия не признала ни одного случая участия своих солдат в украинском конфликте. Между тем, для многих все вышеперечисленные факты уже являются достаточным доказательством присутствия российской армии. «Российские подразделения там воюют. Хотя конечно, правда в том, что это ограниченный контингент. Российская авиация там не задействована, не бомбит Киев. Если там есть российские военные, то речь идет о тысяче-другой, а не о десятках тысяч, как могло бы быть», — считает военный эксперт Павел Фельгенгауэр.


UPDATE: В пятницу, 29 августа, журналисты поговорили с костромскими десантниками, задержанными на Украине. Они заявили, что на территорию соседнего государства их не направляли — они заблудились, когда им было приказано вернуться за отставшей машиной во время сопровождения колонны на учения.

А в конце разговора добавили, что если бы им сказали, что отправляют на войну, то большая часть полка предпочла бы уволиться, но никуда не отправляться.