Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Воскресенье, 27 сентября 2020
  • $78.21
  • €90.93
  • 42.26

Безумство храбрых или самопиар? Кто те люди, которые встают на пути будущих президентов США

Парад морских пехотинцев перед Белым домом в Вашингтоне. Фото AP/Scanpix Парад морских пехотинцев перед Белым домом в Вашингтоне. Фото AP/Scanpix

Не секрет, что главные кандидаты на пост президента США на предстоящих ноябрьских выборах, Хиллари Клинтон и Дональд Трамп, не нравятся большинству американцев. Рейтинги недоверия обоих политиков зашкаливают за 60%. При этом реальных конкурентов у них нет, и один из них практически неизбежно станет хозяином Белого дома. Тем не менее, список кандидатов, имена которых включены в избирательные бюллетени хотя бы в нескольких штатах составляет почти тридцать человек. Но даже если сконцентрироваться на верхней части списка, логика заведомых аутсайдеров не вполне понятна.

Граждане США голосуют не напрямую за симпатичного им кандидата в президенты, а за группу его сторонников, которые, в случае победы, войдут в специальную Коллегию выборщиков и будут должны голосовать за своего кандидата уже напрямую. Для получения голосов выборщиков каждому соискателю поста главы государства необходимо одержать победу хотя бы в одном штате, но опросы общественного мнения свидетельствуют, что ни одному из нынешних альтернативных кандидатов такая перспектива пока не светит. В таком случае, что стоит за их выдвижением: самопиар, безумство храбрых, пытающихся сломать традиционную систему, или что-либо еще?

В настоящее время в США существуют примерно 40 общенациональных политических партий. Однако реальное влияние на политические процессы в стране оказывают только две из них — Демократическая и Республиканская. Еще с середины XIX века они неизменно побеждают на выборах главы государства и контролируют Конгресс США.

Помимо них, в общей, безвестной среди широкой общественности, массе американских политических организаций выделяются так называемые «третьи партии», самыми значимыми среди которых являются Либертарианская партия, Партия зеленых и Конституционная партия. Погоды в американской политической системе, учитывая ее двухпартийный характер, они пока не делают, но неизменно и по мере возможностей рвутся к власти.

В нынешней президентской гонке условным фаворитом среди выдвиженцев от «третьих партий» является бывший губернатор штата Нью-Мексико от Республиканской партии, а ныне либертарианец Гэри Джонсон. Его рейтинг колеблется в районе 10%, что не позволяет считать его реальным конкурентом для Клинтон и Трампа. Для участия в общенациональных дебатах в сентябре-октябре на одной сцене с этими политическими тяжеловесами Джонсону необходимо достигнуть заветной отметки в 15%, а в нынешних условиях это, пожалуй, будет посложнее, чем подъем на Эверест, который он осуществил с отмороженными пальцами ног в мае 2003 года.

Гэри Джонсон. Фото AP/Scanpix

Гэри Джонсон. Фото AP/Scanpix

63-летний Джонсон уже представлял Либертарианскую партию на выборах президента США в 2012 году. Тогда он занял третье место, набрав около 1%, так что его нынешнюю кампанию уже можно считать успешной. По крайней мере, в плане повышения узнаваемости его личного бренда и популяризации либертарианских идей в Соединенных Штатах.

По словам Джонсона, в культурном плане его партия более либеральна, чем демократы, а в фискальном — более консервативна, нежели республиканцы, и, похоже, эта смесь начинает нравится американцам. Впрочем, пока либертарианцы не представлены в Конгрессе США, а значит о сколь-либо значимом их участие в политических процессах на национальном уровне говорить не приходится.

Всякий раз, когда в последние годы заходит речь о независимых кандидатах на пост президента США или кандидатах от «третьих партий», наблюдатели вспоминают о феномене Росса Перо, техасского предпринимателя ультраконсервативных взглядов, который на выборах 1992 года получил почти 19% голосов (впрочем, народных голосов, а не голосов выборщиков), отобрав часть поддержки у Джорджа Буша-старшего и обеспечив тем самым победу Биллу Клинтону.

Результат Перо, рейтинг которого на пике кампании превосходил показатели Буша и Клинтона и достигал невероятных 39% процентов, сравнимых с нынешним рейтингом Трампа, является рекордом в истории американской политики. После выкрутасов со скандальным выходом и последующим возвращением в президентскую гонку (в июле 1992 года Перо снял кандидатуру, а в октябре, за месяц до выборов, все же решил баллотироваться), национальный рейтинг поддержки Росса Перо не превышал 9%, и считается, что именно благодаря участию в теледебатах с Клинтоном и Бушем итоговый результат Перо оказался столь впечатляющим. В этом смысле, желание Гэри Джонсона во что бы то ни стало попасть на предстоящие дебаты с Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом вполне понятно.

66-летнюю Джилл Стайн, баллотирующуюся в президенты США от Партии зеленых, в СМИ называют не иначе, как «вечным кандидатом». Как и Гэри Джонсон, она бесславно поучаствовала в кампании 2012 года, а также пыталась стать губернатором штата Массачусетс в 2002 и 2010 годах.

Джилл. Стайн. Фото AFP/Scanpix

Джилл. Стайн. Фото AFP/Scanpix

В лучший для нее момент нынешней кампании, в июне прошлого года, за нее были готовы проголосовать 7% американцев. Нынешний рейтинг Стайн вращается в районе 4%. Впрочем, это отражение традиционной для США тенденции снижения рейтинга кандидатов от «третьих партий» с приближением даты голосования.

Госпожа Стайн идет на выборы под флагом «Нового зеленого курса», предусматривающего, среди прочего, полный переход США на возобновляемые источники энергии к 2030 году и сокращение на треть американских военных расходов. Но чтобы бороться против энергетического и оружейного лобби у нее просто нет средств и возможностей. Так же, как и против двухпартийной системы или, как Стайн ее называет, системы «меньшего зла», против которой она активно выступает, ратуя в пользу рейтингового голосования.

В свою очередь, в недрах пресловутой системы, в стане Демократической партии, доктора Стайн называют серьезным человеком, ведущим несерьезную и деструктивную кампанию, поскольку она оттягивает голоса у Хиллари Клинтон и, тем самым, помогает избраться Дональду Трампу. Ее принципиальную позицию демократические колумнисты сравнивают с «тщеславием» Ральфа Нейдера, баллотировавшегося в президенты США от Партии зеленых в 2000 году. Набранные им 2,74% голосов, по версии демократов, не позволили Альберту Гору победить Джорджа Буша-младшего.

С кандидатом в президенты США от Конституционной партии, 67-летним Дэррелом Каслом, происходит что-то совсем странное. В минувшем апреле он был выдвинут однопартийцами в кандидаты на пост главы государства… и практически исчез с радаров. Упоминания в СМИ о нем минимальны, а позиция в национальном рейтинге предпочтений избирателей является загадкой. Возможно, это связано с его незавидным финансовым положением. По данным на конец июня, он собрал на предвыборную кампанию всего чуть более 10 тысяч долларов.

Дела в этой общенациональной политической партии США в последние годы, вообще, обстоят достаточно печально. Если по данным на 2008 год в ней числились почти 440 тысяч человек, то в 2014 году речь шла уже о чуть более чем 76 тысячах человек. Впрочем, сам кандидат-конституционалист не унывает и, перехватывая риторику у госпожи Стайн, напоминает, что выбирать меньшее из двух зол запрещает Библия.

Последним в нынешнюю президентскую гонку, стартовавшую больше года назад, 8 августа включился 40-летний холостяк Эван Макмаллин, бывший сотрудник ЦРУ. Креатура противников Дональда Трампа из недр Республиканской партии, группирующихся в рамках движения «Трамп — никогда», идет на выборы, как независимый консервативный кандидат.

Эван Макмаллин. Фото AFP/Scanpix

Эван Макмаллин. Фото AFP/Scanpix

На момент запуска его президентской кандидатуры, у Макмаллина прежде никогда не работавшего на выборных должностях, по данным BBC, было всего 135 подписчиков в Twitter. СМИ шумят: никому неизвестный, слишком молодой, слишком поздно… Так, например, он уже не сможет фигурировать в бюллетенях, по меньшей мере, в 26 из 50 штатов. Но, по всей видимости, эта история — о другом.

Люди, которые вкладывают сейчас свои силы и средства в господина Макмаллина, похоже, собирались использовать его, как орудие для точечного удара в его родном штате Юта. Новоиспеченный кандидат является мормоном, и около 60% населения этого региона разделяет его религиозные убеждения. Дональд Трамп, как считается, не пользуется большой популярностью среди мормонов, — мартовские праймериз в Юте он разгромно проиграл, получив всего 14% голосов, — на что и делают расчет в окружении Макмаллина.

Впрочем, после того, как любимец мормонов Тед Круз в минувшем мае выбыл из президентской гонки, по данным компании Public Policy Polling на начало текущей недели, лидером избирательных предпочтений в Юте в настоящее время является именно Трамп с 39% голосов, а Макмаллин находится на 4-м месте с 9%, что, согласитесь, пока совсем не впечатляет.

Президентские выборы 2012 года растасовали «третьи партии» с третьего по пятое место в следующем порядке: либертарианцы, зеленые, конституционалисты. Причем кандидаты от двух последних набрали менее 1% голосов каждый. И, если все герои этого материала дойдут до финиша, предстоящие выборы вряд ли значительно изменят этот расклад. Разве что уже обращает на себя внимание заметный политический рост Либертарианской партии. Правда пока не понятно, имеем ли мы дело с формированием долгосрочного тренда, связанного с общим кризисом двухпартийной модели, или это побочный эффект недовольства американцев нынешними ключевыми кандидатами на пост президента США.

В любом случае, в двухпартийной системе «третьим партиям» нет места по определению. Разве что в качестве спойлеров.