Великая Балтийская Стена. Военные эксперты — о том, может ли Россия напасть на Латвию, Литву и Эстонию и как будет возводиться пограничная линия обороны Спектр
Воскресенье, 25 февраля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Великая Балтийская Стена. Военные эксперты — о том, может ли Россия напасть на Латвию, Литву и Эстонию и как будет возводиться пограничная линия обороны

Фрагмент крепостной стены в Ретимно, Крит / Wikimedia Фрагмент крепостной стены в Ретимно, Крит / Wikimedia

19 января состоялась встреча министров обороны стран Балтии — Литвы, Латвии и Эстонии. Тогда же было подписано соглашение о строительстве Балтийской линии обороны в связи с нарастающей российской военной угрозой в регионе. «Планируется разработать и развернуть различные антимобильные меры на внешней границе НАТО и Евросоюза», — сказал министр обороны Латвии Андрис Спрудс.

Насколько велика вероятность войны в балтийском регионе и как новая линия обороны поможет остановить войска возможного агрессора, разбираемся вместе с экспертами.

«Война к нам близко»

Решение строительства новой оборонительной линии было принято на фоне продолжающейся российской агрессии в Украине.

«Мы чувствуем, что война к нам близко, мы понимаем, что, если Россию не остановить на Украине, она может продолжиться. И тогда следующими будут страны Балтии», — считает министр иностранных дел Литвы Габриэлюс Ландсбергис.

«Россия есть и будет самой большой угрозой безопасности Эстонии. Война на Украине снизила наступательную мощь России, но она, вероятно, восстановит [свою боеспособность] в течение двух-трех лет», — охарактеризовал российскую угрозу министр обороны Эстонии Ханно Певкур.

Система обороны проектируется в соответствии с новой доктриной НАТО, принятой на саммите в Мадриде. Члены альянса пришли к выводу, что каждый из них должен быть готов защитить свою территорию от начала нападения, чтобы остановить или отразить войска противника. Подобным образом в 2022 году Финляндия начала строительство пограничного барьера с Россией протяженностью в 200 км.

«Вместе с министрами обороны Эстонии и Литвы мы решили начать создание Балтийской линии обороны. Данная инициатива существенно усилит в военном отношении возможности наших стран по защите своих границ, обеспечив задержку и блокирование передвижения потенциального противника. Это будет совместный проект стран Балтии, который также поможет в рамках оборонных планов НАТО», — заявил министр обороны Латвии Андрис Спрудс. 

«Строительство оборонительных сооружений — это тщательно продуманный проект, необходимость которого вытекает из нынешней ситуации с безопасностью. Война России в Украине показала, что помимо техники, боеприпасов и живой силы физическая оборона на границе также необходима для защиты Эстонии», — рассказал Ханно Певкур. 

Сотрудник пограничной службы патрулирует латвийско-российскую границу возле Лидумниеки, восточная Латвия. Фото Gints Ivuskans/AFP/Scanpix/Leta

Сотрудник пограничной службы патрулирует латвийско-российскую границу возле Лидумниеки, восточная Латвия. Фото Gints Ivuskans/AFP/Scanpix/Leta

Сергей Мигдаль, военный аналитик, бывший офицер международного департамента полиции Израиля:

— Мы знаем, сколько реваншистских настроений в выступлениях Путина. Но кроме всего этого реваншистского бреда есть проблема Калининградской области. Эта область стала фактически анклавом в результате ухудшений отношений России со странами ЕС, прежде всего со странами Балтии и Польши. И вполне вероятно, что Путин выдвинет по этому поводу ультиматум. Впрочем, после начала войны в Украине Литва, Латвия и Эстония оказались не просто членами НАТО, они особенные — на их территории присутствует не символическое количество войск альянса, а большое количество частей с военной техникой и авиацией. Поэтому на данный момент никакой опасности нет.

Мы видим с какой злобой скрежещут зубами кремлевские пропагандисты, обрушиваясь на литовцев, латышей и эстонцев, но сделать они ничего не могут. Почему? Потому что ответить им нечем. Кроме как сбросить на всех огромную термоядерную бомбу, никакого другого аргумента у них нет. В этом смысле Таллин, Вильнюс и Рига вне опасности. Они так близко от России, что сбросить на них бомбу — как на самих себя. Никто этого делать не будет.

Все наиболее боеспособные части Калининградского, Ленинградского и Западного военных округов воюют в полях Украины — округа оголены. Даже большая часть «Искандеров» вывезена в Украину. Морская пехота из Северного флота тоже воюет в Украине. Да и нечего им на Севере делать, они остались без кораблей. Все большие десантные корабли Балтийского и Северного флота ушли в 2021 и в 2022 году на Черное море, где часть их благополучно погибла. Выйти назад оставшиеся корабли не могут — турки блокируют проливы. Поэтому на данный момент у России нет ресурсов атаковать.

С другой стороны, в странах Балтии есть серьезный контингент немецкой, британской, американской, канадской, испанской и других армий. С большим количеством инженерной техники и ракетного оружия. Все это прикрыто HIMARS и авиационным «зонтиком» — Балтика полностью блокирована. Российские корабли в случае войны никуда из Кронштадта выйти не смогут, их просто «сожрут»: корабли, авиация и подводные лодки стран НАТО.

К тому же сейчас появился новый фактор, которого не было раньше, — сильная польская армия, где есть очень мощная антироссийская мотивация, умноженная на растущие с каждым месяцем военные силы. Достаточно посмотреть на польские закупки вооружения.

Повторяю: опасности для стран Балтии пока нет. Но она может возрасти в случае поражения Украины. Пока украинцы успешно держат оборону (специально подчеркиваю — держат оборону, а не побеждают Россию) этого достаточно, чтобы на Балтике была длительная передышка.

Однако надо думать про будущую опасность. Очень хорошо, что этой проблемой озадачились, потому что есть время подготовиться.

 Сергей Ауслендер, российский и израильский военный журналист:

— Со времен Второй мировой войны считалось, что статичную оборону можно прорвать. Поэтому никто не «морочился» с созданием долговременных укреплений. Но война в Украине показала, что долговременные укрепления прекрасно работают. Примеры этому — Авдеевка и Марьинка, где украинские части держались два года. Сейчас россияне «домучили» Марьинку, но и то с не очень хорошим результатом. Достались им, в общем, одни развалины. Поэтому «Балтийская линия» — хорошая история, которая здорово может помочь странам Балтии сдержать первый удар и не дать россиянам оккупировать какую-то часть территории. Дать возможность натовским резервам подтянуться и купировать прорыв. Иначе атаку придется отбивать, и тогда все там будет разрушено, как показала война в Украине… Лет пять назад наш разговор показался бы странным, все бы только смеялись. Хотя после грузинской войны или аннексии Крыма смеяться уже было не над чем. Но сейчас-то куда реальнее?

Три республики — одна доктрина

Наиболее подробно рассказал о новом проекте министр обороны Эстонии. По его словам, республика построит 600 бункеров вдоль 294 -километровой границы с Россией. Каждый бункер рассчитан на размещение 10 солдат. В мирное время размещение солдат в бункерах не предусматривается. Оборонительные проекты трех балтийских республик будут объединены в одну доктрину, по словам Певкура, «страны Балтии — одна зона боевых действий, поэтому [наши] оборонительные проекты будут построены в координации с Латвией и Литвой». Эстонское министерство обороны также представило эскизы бункеров. Несмотря на свою условность, по чертежам ясно, что инженеры отдали предпочтение Т-образным траншеям.

Сергей Мигдаль, военный аналитик, бывший офицер международного департамента полиции Израиля:

— Я консультировал военных в Эстонии и Латвии, когда там еще была концепция партизанской войны. Это было лет двадцать назад, но уже тогда эстонцы и латыши строили бункеры и готовили в лесах целые склады. Их координаты были известны только командирам территориальных армий. В больших количествах заготавливалось оружие, боеприпасы, продовольствие и вода. Подразделения, расположенные в них, не должны были в открытом поле «переть» на русские танки, а вести из бункеров партизанскую войну. Сейчас ситуация поменялась. Армии стран Балтии уже не одни, есть мощные части стран НАТО, и, главное, появились новые системы оружия, которое все три страны закупают в больших объемах. В первую очередь, это мобильные противотанковые комплексы — Javelin и другие. Смысл в том, что эстонская, латвийская и литовская пехота недалеко от границы просто подпустит колонны российских танков и будет их жечь, как было к северу от Киева. Как мы видим, никто против этого никакого лекарства пока не нашел. План обороны стран Балтии — сочетание фортификационных сооружений, затрудняющих быстрое, неожиданное передвижение с мобильными отрядами, способные сжечь эти колонны. И главное — комбинация. Речь не идет об отдельной защите Литвы, Латвии или Эстонии. Это очень правильная мысль.

Машина с бетонными блоками на российско-эстонской границе. Фото Facebook-группа «Граница НАРВА-ИВАНГОРОД».

Машина с бетонными блоками на российско-эстонской границе. Фото Facebook-группа «Граница НАРВА-ИВАНГОРОД».

Взрывоопасные споры

Траншеи и бункера должны защищать солдат от прямых попаданий 152-мм снарядов, принятых на вооружение российской армией. Так же до возникновения реальной угрозы не предусматривается размещение взрывчатки, колючей проволоки и других препятствий. Этот пункт программы вызвал споры среди наших экспертов.

Сергей Ауслендер согласился с тем, что до наступления реальной угрозы российского вторжения в страны Балтии можно не размещать минные поля и другую взрывчатку: «В современном мире невозможно подготовить операцию такого масштаба, чтобы никто не заметил подготовку к ней. Поэтому, когда командование эстонской армии поймет, что угроза реальная и Россия готовится напасть, они проведут минирование. Тем более, что и площади не такие большие, и есть возможность дистанционного минирования. При помощи тех же дронов или снарядов».

Сергей Мигдаль с этим пунктом не согласен: «Учитывая, что атаку можно проморгать, все должно быть готово заранее. В чем смысл минных полей? Заставить противника атаковать в тех местах, где есть дороги, чтобы замедлить его передвижения в других местах. Дороги все знают — как основные, так и проселочные, которые идут через границу России и Белоруссии. Каждая такая дорога в нескольких местах должна быть заминирована мощными фугасами, которые можно в любой момент взорвать».

Акция протеста перед посольством России в Риге, Латвия. Иллюстративное фото TOMS KALNINS/EPA/Scanpix/LETA

Акция протеста перед посольством России в Риге, Латвия. Иллюстративное фото TOMS KALNINS/EPA/Scanpix/LETA

Время не ждет

Необходимость подготовки стран Балтии к возможной российской агрессии имеет под собой реальную почву. Российские госорганы вовсю заявляют о притеснении русскоязычных жителей республик, а Владимир Соловьев и вовсе предложил уничтожить балтийские страны после атаки украинских дронов военного аэродрома во Пскове. Да и сам кремлевский лидер регулярно заявляет об угрозах депортации и необходимости «помочь» русскоязычным жителям.

Принятая в Мадриде концепция обороны стран Атлантического союза предназначена для защиты восточных рубежей Европейского союза. Именно на подготовку к возможной войне с Россией рассчитаны крупнейшие со времен Холодной войны общевойсковые учения НАТО «Стойкий защитник». Войска североатлантического альянса репетируют, как американские части, совместно с европейскими союзниками, отражают атаку «почти равного противника». В учениях примут участие более 50 кораблей от авианосцев до эсминцев, а так же более 80 истребителей, и вертолетов, ни менее 1100 боевых машин, включая 133 танка и 533 БМП, сообщил Верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе (SACEUR) генерал Кристофер Каволи.

Эти учения можно расценивать не только как координацию армий США и Европы, но и как мощный посыл Кремлю.

Вид на эстонский пограничный пост на границе с Россией на левом берегу реки Нарвы, Эстония. Фото zazamaza по лицензии Istockphoto

Вид на эстонский пограничный пост на границе с Россией на левом берегу реки Нарвы, Эстония. Фото zazamaza по лицензии Istockphoto

В опубликованном в конце сентября докладе по безопасности в акватории Балтийского моря Центра анализа европейской политики указывается, что, хотя страны Балтии и создают последовательную конструкцию безопасности, но делают это с опозданием. По мнению команды авторов, «времени мало, даже пугающе». Менее, чем за пять лет, Россия сможет перезагрузиться до такой степени, что сможет угрожать как минимум странам Балтии.

Около 25% процентов населения Латвии и Эстонии — русскоязычное. Пропагандистская российская машина без остановки пытается донести до него все прелести «русского мира». Кремлевские политтехнологи с 1991 года, когда балтийские страны получили независимость, пытаются использовать недовольство русскоязычного населения в республиках, чтобы подорвать демократически избранные правительства.

Подвержено ли русскоязычное население Латвии российской пропаганде, и как оно относится к возможной российской агрессии мы попросили рассказать председателя думы партии «Согласие» и депутата рижской думы Константина Чекушина:

— Влияние [Кремля] велико, его база была заложена десятилетиями, и, как вы понимаете, когда столько лет это вкладывалось, очень сложно его поломать. «Отрубив» российские телеканалы, ситуацию быстро не поменять. Поэтому, опасность [влияния российской пропаганды] осталась, она велика. И я не вижу [в Латвии] активного ей противодействия. Наоборот, мы иногда даже подыгрываем Кремлю, как например, история с лишением вида на жительство пенсионеров. На мой взгляд это большая опасность. Потому что большая часть этих людей (они не граждане Латвии), взяли гражданство России только для того, чтобы пораньше пенсию получать.

Мне сложно ответить на вопрос, кого будет поддерживать русскоязычное население Латвии в случае российского вторжения. Я больше оптимист, чем пессимист. Все, кто любит и поддерживает Россию, давно могли туда переехать. Их дети, молодежь — совсем другая история, они европейски мыслящие. Хотят учиться в европейских университетах, видят себя в Европе. Поэтому, большая часть [русскоязычного] населения, будет защищать себя в Европе, а не пытаться стать частью России. Но, может, я выдаю желаемое за действительное?