Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Суббота, 26 сентября 2020
  • $78.21
  • €90.93
  • 42.26

Алексей Чалый: «Это не ко мне вопрос»

Алексей Чалый. Фото Reuters/Scanpix Алексей Чалый. Фото Reuters/Scanpix

Спустя полтора года после вхождения Крыма в состав России происходящее на полуострове продолжает вызывать повышенный интерес. Смена исполнительной власти, упрощенный порядок госзакупок, гектары земли для московских байкеров, скандалы вокруг застройки прибрежных территорий — вот далеко не полный перечень тем. О том, как сегодня обстоят дела в Крыму, «Спектр» решил спросить у Председателя Законодательного собрания Севастополя, в прошлом — «народного губернатора» Алексея Чалого.

Недавно правительство Севастополя отменило свое майское решение о замораживании договора о выделении земли «Ночным волкам» — их лидер Александр Залдостанов предсказывал, что в итоге участок все равно достанется клубу. Почему это произошло?

Я не знаю. Это вопрос не ко мне, а к губернатору Сергею Меняйло. Про итог я бы тоже не спешил выводы делать — цыплят по осени считают. Я не знаю, насколько велики шансы у Балаклавского рудоуправления (им принадлежит участок, на который претендуют байкеры) отстоять свою собственность, — в детали судебного разбирательства я не погружался.

Почему вы вообще предложили вынести этот вопрос на общественное обсуждение? Разве у «Ночных волков», которые сыграли роль в присоединении Крыма, нет права на определенные преференции?

По закону — таких прав нет.

На недавней пресс-конференции Залдостанов объяснил ваше противодействие выделению земли неверием в бога. Вот цитата: «Чалый во многом сомневается. Прежде всего, в существовании Бога. Поэтому мне все равно, в чем он там еще сомневается. В те дни мы с Чалым были вместе. Но теперь я при каждой встрече спрашиваю, покрестился ли он». Вы можете это как-то прокомментировать?

Спросите автора этих слов. Зачем мне разгадывать чужие ребусы? Личности Хирурга я не хотел бы давать оценок.

Но вы были с ним в приятельских отношениях во время «Русской весны»?

Наверное, это неточная формулировка. Тогда не до «приятельства» было, особенно, мне.

Многие прогнозировали, что летний сезон в Крыму будет сорван: не приедут жители материковой Украины и иностранцы. В то же время ожидался наплыв военных и полицейских, которым теперь запрещено отдыхать за границей. Насколько сбылись эти прогнозы?

А им запрещён выезд? Я не заметил такого преобладания. Пока обобщающей статистики нет, как и ощущения срыва сезона.

Насколько сейчас удается выполнить что-то из обязательств перед севастопольцами, о которых вы говорили ранее? Вы все еще считаете, что их можно выполнить за то время, пока вы будете главой Заксобрания?

Что-то сдвинулось с мёртвой точки. Сроки и количественные формулировки, изложенные в концепции развития Севастополя, вероятно, нужно пересматривать с сегодняшних позиций. Однако я остаюсь приверженцем «генеральной линии», считаю, что основные направления развития города в концепции определены правильно, и нам необходимо двигаться в этом направлении.

К озвученным обязательствам относится и нынешняя застройка берега, и территория «Ночных волков». По этому направлению должны быть созданы прозрачные, созвучные чаяниям большинства жителей правила землепользования и застройки, способствующие, кроме того, развитию экономики города. Пока работа в процессе.

Почему в Севастополе почти полностью сменилась исполнительная власть?

Вопрос к автору этих изменений.

Но чем-то обусловлено решение назначить в правительство Крыма и Севастополя замминистров-федералов? Это благодарность за поддержку присоединения Крыма?

Не думаю, что этот вопрос находится в моей компетенции.

А вы не боитесь, что «варяги» возьмут бразды правления в свои руки и в Севастополе, где так много говорят о самостоятельности?

Если будут умные, умелые и порядочные варяги, то пусть берут. Я только аплодировать буду. Самостоятельность можно и нужно проявлять не только и не столько в государственном управлении. Другие области человеческой деятельности определяют то, как в конечном счёте устроена жизнь общества, в далеко не меньшей степени.

Вы прежде утверждали, что исполнительная власть претерпела «более чем существенные изменения» и это «еще не конец истории». Вы что-то планируете делать?

Это был прогноз. Я лично ничего делать не планирую, кроме того, что хочу довести до конца увольнение в соответствии с законом заместителя губернатора, которому заявлено недоверие парламента. Я не знаю, когда можно будет видеть окончательные метаморфозы. Это не ко мне вопрос.

Приход федералов не приведет к тем же отношениям, что сложились у вас с «новороссийской» командой Меняйло?

Если нацеленность вновь прибывших будет в получении личных преференций за счёт города, то неизбежно приведёт.

Но как-то можно добиться, чтобы снова не пришли «вороватые»?

Наверное, тщательный отбор кандидатур на ключевые должности. С моей точки зрения, здесь механизмы народовластия эпохи «Русской весны» не очень уместны. Куда эффективнее правильный подбор кадров по реальным заслугам.

Ранее вы говорили о двух группах людей, пытающихся использовать власть в Севастополе для решения собственных проблем — тех, кто занимался этим много лет и вновь появившихся. Можете назвать, кто это? В каких отношениях находятся эти группы?

Я бы не хотел этого делать, называть их. Но мне кажется, они всё больше и больше находят друг друга, по моим наблюдениям, начался процесс «слияния в объятиях». Я ни к какой из этих групп не склоняюсь, мои интересы обозначены в концепции развития города. Детали обсуждать не хотел бы.

Коррупция в Севастополе традиционно связана с выделением земли, выдачей разрешений на строительство, выдачей разрешений на ввод в эксплуатацию. Что-то изменилось за последние полтора года?

Изменилось — контрольных процедур стало больше. Мы реагируем по конкретным отклонениям. Например, способствуем созданию правил землепользования и застройки, созданию генерального плана. В частности, сделали три конкурентных концепции территориального развития и 12 эскизных проектов конкретных объектов. Также разрабатываем комплекс нормативно-правовых актов. Он должен упорядочить в городе земельно-имущественные отношения на новом, качественном уровне.

Почему же в регионе продлили действие упрощенного порядка госзакупок, выдали, как вы выразились, «индульгенцию»?

Наверное, вопрос к тем, кто продлевал. Насколько я понимаю, отдельные структуры не сумели подготовиться к работе в рамках закона. Я считаю, что в 2016 году конкурсные закупки уже смогут состояться. Наше Законодательное собрание работает по федеральному закону уже с 1 января 2015 года. Наверное, и другие могут.

Очень много разговоров о застройке прибрежной полосы, постоянно упоминается компания «Парангон», за которой стоит украинский экс-министр обороны Павел Лебедев. Но это же не единственный застройщик?

Не единственный. «Парангон» строит в Ласпи, в Балаклавском районе. Фирма «Карбон» — в «Парке Победы» уже в самом городе.

Если же говорить о действенных механизмах противостоянию застройки прибрежных и рекреационных территорий, то мы ищем такие механизмы. Закон, например, специальный приняли. Но губернатор его, увы, ветировал. Вообще, чтобы пресечь появления новой застройки, нужно принять правила застройки и землепользования и добиться того, чтобы они соблюдались всеми заинтересованными лицами.

Вы предлагали создать список спорных объектов, чьи хозяева захватили пляжи, вырубили деревья. Какие шаги делаются по его составлению?

Пока, насколько я знаю, особых шагов не делается.

Почему так слабо проявляется общественная инициатива, в том числе против застройки? Люди разочарованы тем, что за полтора года не увидели результатов своего выхода на улицу?

Мне трудно это комментировать, но инфантильность многих жителей в этом вопросе мне не понятна.