• Вторник, 16 октября 2018

Уполномоченная, «офицеры» и моча. Олег Кашин о нападении на скандальную фотовыставку

Активист обливает мочой фотографии на выставке. Кадр телеканала «Россия». Активист обливает мочой фотографии на выставке. Кадр телеканала «Россия».

Когда появились фотографии активиста Сани, облившего мочой работы Стерджеса, я не выдержал и написал уполномоченной по правам детей Анне Кузнецовой, которая накануне требовала закрыть выставку и грозила ее организаторам прокуратурой.

Я спросил Кузнецову, нравится ли ей происходящее. Она ответила, что не нравится, и что любые споры нужно решать спокойно и по закону.

На мою реплику, что и этот Саня, и пришедшие на выставку «Офицеры России» на фоне ее высказываний воспринимаются как ее единомышленники и союзники, Кузнецова отшутилась — мол, это что же, если у матушки много детей, она теперь и мнения высказать не может?

Спрашивать дальше было бесполезно: очевидно, человек все понимает и человеку неловко. Ресурс «чего вы на нее набросились, давайте дождемся первых шагов на должности» уже не работает — как сказал бы Виктор Шендерович, некролог уже безнадежно испорчен.

Казалось бы, могла же промолчать. «Офицеры России» прекрасно справились бы без нее; никто бы и не заметил, что уполномоченная не высказалась про выставку — дети на фотографиях иностранные, московским детям вход на выставку воспрещен (на афишах стояло 18+), да и вообще, вся история ведь ровно потому резонансная, что о ней высказались Мизулина, Кузнецова и Общественная палата.

Галерея Люмьер (Центра фотографии имени братьев Люмьер, — прим. «Спектра») — совсем не Манеж, Стерджес — совсем не Серов как минимум в том смысле, что километровой очереди на него нет и быть не может. Никто бы и не заметил.

Дело, конечно, не в Стерджесе. Вообще можно представить, как лихорадочно та же Мизулина или кто-нибудь из околокремлевских пиарщиков или извечных сетевых активистов в эти дни изучал афишу московских развлечений — нужно было обязательно найти что-нибудь, что стало бы поводом для скандала. Москва большая, культурная жизнь в ней вполне богатая, и если результатом лихорадочных поисков стала рассчитанная на узкий круг фотоманов выставка в частной галерее, значит, с общественной нравственностью в Москве все на нормальном советском уровне — прицепиться не к чему. А им надо, обязательно надо было прицепиться.

Кому им? Им всем, и Мизулиной, и Кузнецовой, и Цветкову. Тем, кто получает зарплату именно за то, что, столкувшись с подлинным или мнимым нарушением нравственных устоев, начинает вращать глазами и голосить, что не допустит.

В России это индустрия: ловля школьниц, танцующих тверк, и бездомных, жарящих яичницу на вечном огне — это такая нелетальная бескровная охота, трофеем в которой выступают, конечно, никакие не тверкующие школьницы и даже не фотограф Стерджес, а деньги, должности и паблисити — сколько карьер за четыре года сделано на защите чувств верующих и памяти ветеранов (Анну Кузнецову, между прочим, оскорбили не только голые дети на фотографиях, но и льготы для ветеранов ВОВ в галерее Люмьер — как говорится, комбо), сколько бюджетов освоено. Естественно, что все выгодополучатели духовной кампанейщины готовы тратить свои силы на защиту, но на защиту не скреп, а самих себя — своего нынешнего положения и своих возможностей.

Послевыборные перестановки в Кремле помещают в группу риска прежде всего тех, кто был успешен во взаимодействии с прежним, уходящим начальством. Проснуться и узнать, что «Офицеры России» больше не нужны — да, очевидно, для Антона Цветкова это самый страшный ночной кошмар, превосходящий любую террористическую атаку. И мы прекрасно понимаем, что именно сейчас, в эти дни перестали отвечать те телефоны, по которым на протяжении многих предыдущих лет Цветков согласовывал всю свою активность и торговался о ее оплате. Конечно, именно сейчас ему обязательно нужно продемонстрировать, если говорить языком протокола, неопределенному кругу лиц свои возможности — организационные, силовые, политические, какие угодно.

Активисты общественной организации «Офицеры России» у здания Центра фотографии имени братьев Люмьер. Фото AFP/Scanpix

Активисты общественной организации «Офицеры России» у здания Центра фотографии имени братьев Люмьер. Фото AFP/Scanpix

В картинках с этой выставки ведь главное не то, что развешано по стенам, а вот эти курточки «оперативного молодежного отряда» — смотрите, мол, сколько у меня людей, и все в курточках, разве можно без меня обойтись?

Весь скандал вокруг выставки Стерджеса — он именно об этом, а вовсе не о (как все почему-то пишут) делегировании государством своего права на насилие черт знает кому. Нет, своим правом на насилие российское государство именно что дорожит, распределяя его только между теми, кому доверяет (см. донецко-луганский опыт, когда в какой-то момент начался последовательный отстрел всех командиров, которые почему-то решили, что у них вообще есть какие-то права) — это может быть чеченское МВД, как в деле Немцова, это может быть корпоративная служба безопасности, как в деле Кашина, или в петербургских нападениях на активистов; в любом случае конечная ответственность и за наемников на войне, и за громил в подворотне остается за властью.

Цветков (и тем более Мизулина с Кузнецовой) наемники совсем другого рода. Их работа — создавать видимость общественного консерватизма, возмущаться, ругаться; в случае конкретного Цветкова, посвятившего значительную часть своей карьеры выдавливанию из общественных советов силовых ведомств «классических» правозащитников и замене их собой, речь идет еще и об имитации общественного контроля за полицией и тюрьмами. Не ищите общественность там, где ее нет — общественность на зарплате у власти общественностью быть перестает, но и властью не становится. Это вообще, строго говоря, никто. «Папа, ты кем работаешь?» — «Никем».

Выступление «Офицеров» у галереи Люмьер если и говорит нам о чем-то, то только о том, что ненаемных профессиональных носителей оскорбляемых чувств в обществе или не существует, или критически мало (до этой выставки две недели вообще никому не было дела).

Перестанут платить Цветкову — не станет Цветкова, исчезнет госзаказ на Мизулину — не станет и Мизулиной. В 2012 году еще можно было предполагать, что дай русскому народу волю, он сам с удовольствием разорвет на кусочки девушек из Pussy Riot.

В 2016-м мы видим, что это миф, и что никто никого не разорвет. Возмущенной общественности в России не существует, есть только подментованные получиновники, от которых вообще ничего не останется при любом сколько-нибудь серьезном политическом потрясении.

Цветков пугает, а нам не страшно.

Расплата за нерешительность. Бюджетный рекорд, выгодный курс рубля и «особый режим» торговли с Европой — что дали Путину «неэффективные» санкции
Почему президент России Владимир Путин просит ввести уже все санкции разом, а Германия отказывается распространять их на «Северный поток». Как уже признанная неэффективность санкционной политики обеспечивает ее продолжение и когда это все кончится (или не кончится) и почему — читателям «Спектра» объясняет доктор экономических наук Владислав Иноземцев.
17:49, 15.10.2018
Под 600%. Басков, крипта и «финансовая пирамида» — почему ЦБ остановил «Кэшбери»
Компания «Кэшбери» объявила о временном приостановлении своей деятельности после того, как ЦБ РФ усмотрел в ее работе признаки финансовой пирамиды и обратился в Генпрокуратуру и МВД. Ранее компанию рекламировали Николай Басков и Валерий Меледадзе. Чем занималась «Кэшбери» и каким может оказаться потенциальный ущерб от ее деятельности — в материале «Спектра».
18:57, 12.10.2018
В «Бутырке», на нарах. Почему суд отверг покаянные речи Мамаева и Кокорина — краткая сводка
Тверской районный суд отправил под арест футболистов Павла Мамаева и Александра Кокорина, в отношении которых возбуждено уголовное дело о хулиганстве после двух драк. Как проходило заседание суда и что подозреваемые говорили в свою защиту — в материале «Спектра».
14:31, 12.10.2018
Сотрудники Росгвардии избили беременную женщину (ВИДЕО) — и другие события дня
Меган Маркл и принц Гарри ждут первенца, Навальному не предъявили нового обвинения по уголовному делу о клевете, Нидерланды обвинили Россию в провокации во время учений НАТО в Арктике — и другие события дня
16:48, 15.10.2018
Не взлетела. Что известно об аварии «Союза» и космонавтах — вся история коротко
11 октября во время старта ракеты «Союз МС -10» произошла авария в ракете-носителе. Членам экипажа удалось приземлиться в Казахстане, они не пострадали. По предварительной версии, авария при старте ракеты «Союз МС-10» могла произойти из-за плохого крепления боковых блоков второй ступени ракетоносителя.
14:11, 11.10.2018
Две драки в один день. Футболистов Кокорина и Мамаева привлекли за избиение чиновника и водителя сотрудницы «Первого канала»
Футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева вызвали на допрос по подозрению в избиении федерального чиновника и водителя журналистки «Первого канала». Обе драки произошли в один день с разницей в несколько часов, по факту произошедшего возбудили два уголовных дела. Из-за инцидентов Мамаев может остаться без контракта с ФК «Краснодар».
14:21, 09.10.2018