• $59.04
  • €69.59
  • 51.58

Follow @spektronline

Спящие в России. Журналист Дэвид Саттер о непонимании России на Западе и «государственном терроре»

Интервью

Текст Константин Амелюшкин
 13:02, 19.04.2017


© DELFI / Orestas Gurevičius

18 апреля в Риге состоялась презентация книги американского журналиста Дэвида Саттера «Меньше знаешь — крепче спишь». В книге автор — первый американский журналист, который был выдворен из новой России — проводит анализ террористических актов в многоэтажных жилых домах в Буйнакске, Москве и Волгодонске в 1999 году, в результате которых погибли 307 человек, и приходит к выводу, что к ним могут быть причастны российские спецслужбы. Также Саттер рассказывает об общей политической стратегии Бориса Ельцина и Владимира Путина.

На презентации в Риге Саттер рассказал о попытке экранизировать эту версию событий. Он рассказал, что к нему обращались как к консультанту и даже предложили сыграть в будущем фильме. Однако затем главный инвестор отказался от реализации этого кинопроекта из-за начавших поступать угроз его жизни.

Однако теперь Дэвид Саттер вновь проводит переговоры о съемках фильма уже с другой командой. В беседе с корреспондентом «Спектра» он выразил надежду, что появление голливудского фильма сильно способствовало бы распространению информации о тех событиях как в России, так и на Западе, где официальные власти не стремятся вникать в те события ради сохранения международных отношений с нынешними властями России.

Препятствия возникают и с распространение написанной им книги: по словам одного из участников презентации, некоторые сети книжных магазинов Латвии воздержались от продажи книги Дэвида Саттера, опасаясь политизированности темы — ведь в России подобная трактовка событий 1999 года, в которой вина на гибель людей при взрывах жилых домов возлагается на спецслужбы страны, якобы организовавшие эти теракты для того, чтобы спровоцировать новую войну в Чечне, считается вне закона. 

Корреспондент портала Константин Амелюшкин Delfi.lt встретился с Дэвидом Саттером и поговорил с ним о его книге, ошибочном восприятии России западными странами, терроре в России и перспективах российской политической системы.

«Спектр» публикует это интервью. С оригиналом можно ознакомиться на сайте Delfi.

— Вы выбрали для названия поговорку «меньше знаешь — крепче спишь». Почему?

— Прежде всего потому, что я очень люблю русские пословицы. Но кроме этого, я думаю, что и в России, и на Западе проблема заключается в том, что мы не хотим видеть реальность. Просто потому, что это для нас легче, это какой-то душевный комфорт, который у нас возникает, стоит нам только закрыть глаза на то, что в России творится. Иногда можно подумать, что западные люди не проницательны, но, я думаю, что когда они хотят быть проницательными, они могут это. В данной ситуации они просто не хотят видеть реальность постсоветской русской истории. Но все-таки они должны справляться с последствиями этого.

— Следуя вашей логике, получается, что западные страны не знают, как себя вести в сложившейся ситуации в отношении России во главе с Владимиром Путиным?

— В общих чертах они знают, они видели, что это страна агрессор и какие-то шаги все же нужно предпринимать. И они предпринимали их. Но общая концепция все-таки ошибочна. Было бы лучше создать структуру сдерживания, чтобы таких случаев как вторжение в Украину, убийство Бориса Немцова не было. Но постфактум мы кое-что понимать способны.

— В подзаголовке у вас говорится о пути к террору. Что вы имеете в виду под террором?

— Террор, безусловно, не массовый, а выборочный. Но для тех, кто пострадал — это не утешение. Все-таки Анна Политковская, Борис Немцов были настоящими жертвами террора. Даже если террор не принял такого масштаба как во времена Сталина, то когда режим убивал своих оппонентов — политиков и журналистов, это террор. И дай Бог, чтобы ситуация не ухудшилась. Но я думаю, что для тех, кто настроен на перемены в России или разоблачение каких-то вещей, о которых власти не очень хотят, чтобы о них знали, запугивание и возможность расправы со стороны режима — это факты жизни.

— Вы работали в советское время и смогли тогда работать. Сейчас вам отказали в такой возможности. Какие сложности у вас возникли при работе в России в нынешней ситуации?

— Я должен сказать, что в советские времена тоже была попытка меня выслать, в 1979 году. Но они сделали одну тактическую ошибку. Я был американским гражданином и работал для Financial Times – британской газеты. Сейчас это не редкость, но тогда это было что-то необычное. И они рассчитывали, что никто меня не будет защищать. В этом они ошиблись, потому что американцы пригрозили выслать одного из советских корреспондентов, а британцы сделали то же самое. Так что они не рискнули терять двух агентов из-за одного корреспондента. Но я понимал, что второй раз это не повторится и спокойно собирал материал для своей книги в течение следующих лет.

 — Время Ельцина часто вспоминают как время демократического развития России. У вас в книге нынешняя ситуация является продолжением того времени…

— Да, это логическое продолжение, потому что только КГБ мог (или сейчас — ФСБ) мог обеспечивать получение награбленного. Все-таки какие-то формальные демократические институты существовали и их было достаточно, чтобы без провокаций справиться с Ельциным и его окружением, сделать какую-то корректировку массового воровства в стране в девяностых годах. Но когда ты имеешь на своей стороне КГБ — нынешний ФСБ, вы можете менять ситуацию с помощью провокаций. Но вы за это будете платить довольно высокую цену, поскольку спецслужбы не будут просто служить вам, они в конце концов будут вами руководить. Древние греки поняли, что дефективная демократия ведет к олигархии, а олигархия — к тирании. И мы это видели в России.

© DELFI / Orestas Gurevičius

© DELFI / Orestas Gurevičius

 — В одном из интервью вы сказали, что в России после распада СССР было отсутствие нравственной установки. Так?

— Абсолютно верно. Они считали, что рынок все исправит, но такие идеи происходят в обществах, где есть или были какие-то моральные или нравственные устои. И уже существовало верховенство закона. Но в России как результат советского опыта этого не было. Поэтому первой необходимостью было создание этого, но они считали, что в первую очередь необходима трансформация экономических структур. И результат был таким, что экономика, безусловно, была трансформирована, но она стала бандитской.

— Видимо, отсутствие общей ценностной базы и стало причиной того, что Россия и Запад не всегда понимают друг друга?

— Да, верно. И где Запад все время ошибается, это в том, что мы предполагаем, что Россия разделяет наши нравственные установки. И Россия предпринимает немало усилий, чтобы нас убедить в этом, например, фиктивная Дума, которая не похожа на настоящий парламент, подконтрольные суды, СМИ.

— На Западе есть такое клише — Россия, КГБ, спецслужбы, криминалитет. Или у нынешней России все же есть другой образ?

— Я думаю, что образ России все же сложнее. Многие американцы имеют положительные контакты с русскими. Много русских у нас работают в университетах, есть много политических эмигрантов, и русская культура привлекает. Поэтому говорить, что это полный мрак в глазах американцев, я бы не стал. Люди достаточно здравы, чтобы понимать, что есть политическая система, есть общество, человеческие контакты, культура. И великую русскую культуру любит и ценит весь мир. Так что я бы не стал утверждать, что о России совершенно черное впечатление. Репутация постсоветской России очень пострадала особенно из-за Путина, потому что во времена Ельцина, несмотря на криминализацию общества, люди видели процесс освобождения от коммунистического управления и привычек. И в то время Россия не создавала проблем для внешней политики США и Запада.

— Какими материалами, источниками вы пользовались при написании книги?

— Многое из того, что есть в книге, я писал в разных статьях. Я был выслан из России, оказался в Лондоне, потому что не мог сразу вернуться в США, и решил, что пришло время резюмировать мой опыт постсоветской России и объяснить его. Кроме того, я знаю, что даже русские не совсем понимают, что произошло.

— Следуя логике названия вашей книги, по вашему мнению, они спят?

— Они не хотят знать. Многое было опубликовано в российских газетах, но никто там не старается все это связывать и объяснять. Логически и последовательно. Например, что случилось в 1993 году, когда Ельцин распустил парламент. Материал показывает, что он использовал провокацию, чтобы иметь оправдание для нападения на Белый дом. Все это есть в российских газетах, не говоря уже о взрывах 1999 года. Есть очень много материала. Но об этом все забыли и никто не хочет это анализировать и сделать нужные выводы о тех событиях. Я думаю, сейчас не существует книг, которые стараются все это объяснить. И самое главное — осветить роль террора и провокаций в создании сегодняшней российской системы. Это не материализовалось в вакууме, это был результат конкретных действий.

© DELFI / Orestas Gurevičius

© DELFI / Orestas Gurevičius

— Из вашей книги понятно, что в России сейчас авторитарное государство. Какое будущее вы видите в сложившейся ситуации?

— Я считаю, что существующая система в России нежизнеспособна в дальнейшем. И население России, между прочим, несмотря на массовую эмиграцию, становится более зрелым. Люди все же, несмотря на массовую пропаганду, имеют возможность путешествовать, видеть мир. Они не могут отрицать реальность коррупции и беззакония в России. Конечно, имеет место патриотическая истерика и шовинистическая эйфория, которая отвлекает внимание, но это не будет работать вечно. Поэтому, я думаю, что изменения будут, мы должны просто надеяться, что они будут мирными, без жертв. И думаю, что пришел момент, когда люди должны психологически, морально и интеллектуально готовиться к переменам. И первая необходимость — это понимать, что было. Если Россия вновь будет оперировать ложью, ничего хорошего из этого не выйдет. Ничто не отражает это лучше, чем взрывы 1999 года. Исторически свойственная России концепция, что индивидуальный человек ничего не стоит, что только великие политические цели имеют значение, пагубна.

— Иными словами, когда вашу книгу можно будет купить в России, вероятно, это будет означать некоторые перемены?

— Я думаю, что возможность купить книгу все-таки будет, потому что мы стараемся, чтобы она распространилась в России. И в Прибалтике тоже, потому что русскоязычное население этих стран тоже нуждается в этом, поскольку они смотрят российское телевидение.

— И последний вопрос. Все же Путин и Трамп могут договориться?

— Я думаю, могут и будут. По вопросам где можно и нужно договориться, они будут договариваться, но по принципиальным вопросам ни Трамп, ни другой американский президент не будут этого делать. Путин ищет ослабления НАТО — на это никто не пойдет. Он ищет согласия с аннексией Крыма — этого тоже будет неприемлемо для американцев. Он хочет отмены санкций без конца российской агрессии. Я думаю, что это тоже нереально. Поэтому по принципиальным вопросам согласие вряд ли будет. Но по другим вопросам, даже чтобы избежать столкновения в Сирии, какие-то договоренность возможны.




Комментарии пользователей (всего — 2)
jegor boduhin (опубликовано 2017-04-20 07:49:31)
"Поначалу Россия очень удачно притворилась цивилизованным государством. Тепер мы видим, что это не так." ©Дэвид Саттер, вскоре после начала агрессии против Украины.
Виталий Седин (опубликовано 2017-04-19 15:01:04)
"И в то время Россия не создавала проблем для внешней политики США и Запада"(с) Ключевая фраза. Все остальное - дымовая завеса и тупое вранье.

Добавить комментарий


Актуальное видео
22 августа художественному руководителю «Гоголь-центра», режиссеру Кириллу Серебренникову предъявили обвинение в мошенничестве на 68 млн рублей. «Спектр» решил вспомнить, как развивались события вокруг уголовного дела о хищении выделенных на проекты Серебренникова средств - от обыска в «Гоголь-центре» до задержания Серебренникова.
 18:07, 22.08.2017
В Ростове-на-Дону выгорели около 100 жилых домов, в связи с чем в городе введен режим чрезвычайной ситуации. Местные жители рассказали о поступавших ранее угрозах поджога, а власти говорят, что причиной возгорания стало короткое замыкание. Только утром во вторник МЧС признало версию поджога основной. «Спектр» сделал подборку фото и видео с места происшествия.
 18:51, 21.08.2017
17 августа в центре города на многолюдной улице Ла-Рамбла в туристическом центре Барселоны микроавтобус врезался в толпу прохожих, в результате чего 13 человек погибли, около сотни пострадали. Полиция уже признала произошедшее терактом. «Спектр» вел текстовую онлайн-трансляцию.
 19:14, 17.08.2017
Forbes опубликовал список самых высокооплачиваемых актеров года, Кириллу Серебренникову предъявили обвинение в мошенничестве, МЧС назвало поджог причиной пожара в Ростове-на-Дону - и другие события 22 августа
 14:15, 22.08.2017
16 августа начался судебный процесс по делу экс-министра экономического развития Алексея Улюкаева, обвиненного в получении взятки в два миллиона долларов. Несмотря на то, что первое заседание было отложено до 1 сентября, подсудимый успел обвинить главу «Роснефти» Игоря Сечина в провокации взятки и рассказать о чтении произведений Антона Чехова.
 14:25, 16.08.2017
В США скончалась известная российская актриса Вера Глаголева. Ей был 61 год. «Спектр» подготовил фото- и видеогалерею памяти Веры Глаголевой.
 16:28, 16.08.2017
...
Новости СМИ2