Григорий Остер
Foto: DELFI

 

Встречу с латвийскими читателями Григорий Остер начал с того, что перечислил все вопросы, которые ему обычно задают и предложил выбирать: «Например, можете спросить, а правда ли, что вы лично принимаете у своих читателей ваши уже прочитанные книги по той цене, по которой они их купили? Это частично правда. Или можно спрашивать, вы свои неудачные рукописи сжигаете, просто рвете или съедаете? Еще есть умный и интересный вопрос: сколько денег вы заработали своими книжками — миллион или больше? Выбирайте, пожалуйста!»

Каким было ваше детство?

— Мое детство было счастливым. Человек без счастливого детства не может иметь счастливую жизнь. А поскольку я довольно часто чувствую себя счастливым, особенно когда что-то пишу, поэтому я считаю, что мое детство было счастливым.

Дети времен «Вредных советов» и «дети гаджетов» — в чем разница?

— Ни в чем. Интернет их никак в глубине не изменил, а внешние перемены — они не так важны… У меня нет задачи оторвать внуков от гаджетов. Взрослые и не должны такую задачу перед собой ставить, о ни должны наполнить гаджеты тем, что детям интересно и полезно.

Надо или нет отправлять детей в школу?

— Наши дети «первой волны», к сожалению, в школу ходили — им там здорово попортили нервы и помучили их. Мой опыт не отправлять детей в школу был весьма успешен, ведь на перечисление всего, что нам там не понравилось, понадобился бы целый день. В той конкретной школе, куда мы привели своих детей «второй волны», нам, прежде всего, не понравился… ковролин — мы на него посмотрели, и поняли, что нам его не надо. И также не понравилось, как там несчастные дети стояли и пели, как их заставляли…

В общем, обычной рядовой школе — все не то, там полный духовный ковролин. Наверняка есть и много других школ, я даже встречал такие, но не там, где я живу. Не на той улице или на тот момент, когда мне уже некого было туда отправить.

Короче говоря, если у вас есть такая возможность, лучше создавать школу вокруг своих детей. Во всем мире именно это и происходит. Люди нанимают учителей, эти учителя учат детей и их друзей — из этого иногда вырастают замечательные школы, которые потом становятся настолько привлекательными, что туда рвутся дети со всего мира. Так возникают новые системы обучения.

И вообще, что такое школа? Мне, конечно, не хочется быть предателем взрослых и раскрывать их тайны детям… Но на самом деле, взрослые отправляют детей в школу не для того, чтобы их там обучали, а чтобы хоть на какое-то время от них избавиться. И в этом правда. Если вы с этой точки зрения спрашиваете, отправлять или нет, то, конечно, отправляйте! А если хотите научить их тому, чему вам хочется их научить — тогда другое дело: ищите учителей таких, кто будет учить ваших детей, потому что школа — это учителя, а не что-либо другое.

Григорий Остер

Фото Delfi

С какого возраста можно привить любовь к родине, сделать их лояльными и патриотами?

— Этого нельзя сделать ни с какого возраста, человек должен сам становиться лояльным и патриотом, потому что ему хорошо жить в конкретной стране, а не потому, что его кто-то механически пытается туда затащить.

Как привить любовь к родине? Это отдельный разговор. С моей точки зрения, им надо делать прививки от болезней и глупости, а прививать им что-либо другое специально, например, ангажировать политически, приобщать к каким-то партиям — это примерно то же самое, что педофилия.

Дети сами будут любить Латвию, если она будет им родина-мать, а не мачеха. Разве можно внедрять любовь к своей семье и своей маме? Это невозможно! Она прорастает в них с рождения — это происходит само собой, естественным процессом. Научить этому — как научить дышать. Ну а про возраст социализации детей вам расскажет любой психолог: примерно с 12-13 лет подрастающий человек ощущает себя членом той группы, в которой он себя увидел.

Почему вы взялись писать текст для сайта «Президент Российской федерации — гражданам школьного возраста»?

— Чтобы это понять, надо знать, что это за сайт (ознакомиться с его содержанием можно здесь)! Это не личный сайт Путина, его прославляющий — это сайт Президента России. И он будет оставаться таким, пока Президент России будет согласен с тем, что на этом сайте написано. Делался он в 2004 году, когда уже был Путин, который все это прочел, завизировал и со всем согласился.

Например, там написано: как узнать, справляется ли президент со своей работой? И совет дан такой: если однажды ты включишь телевизор и увидишь, что по всем каналам про президента с утра до вечера говорят одно и тоже — восхищаются им, восхваляют его, твердят, что он великий и прекрасный, незаменимый и непогрешимый — знай, президент не справился со своей работой, и случилась беда: в твоей стране больше нет свободы слова, а значит нет и демократии.

Там написано, что президенту запрещается: нарушать Конституцию, то есть законы и правила, которые придумали для себя жители государства. Президента выбирают для того, чтобы он никому не позволял жульничать и нарушать правила Конституции. Никому и, прежде всего, себе самому. И много всякого такого…

Прочитайте все это, и вы поймете, почему я все это написал. Там также есть раздел о том, как бороться с верховной властью. Потому что я считаю, что отношения с властью у людей, особенно интеллигенции, ну и вообще, у людей образованных, особые. Или они эту власть боготворят и хотят перед ней преклоняться, как перед барином, и практически отказываться от своей воли, желая, чтобы эта власть решала за них все проблемы. Или они эту власть ненавидят, презирают.

В общем-то, да, власть отвратительна как руки брадобрея — всякая власть, даже самая демократичная. Но мне бы хотелось, чтобы к власти в России относились… как 36,6. Как к нанятой (как я изначально написал) прислуге — как к домработнице. Когда Владимир Владимирович это прочитал, он сказал: наверное, не надо писать слово «домработница», ведь не у всех в семье есть домработница. И мы исправили это место на «нанятый работник».

Но в принципе, к власти надо относиться так. Если бы большинство (даже не 86%, а хотя бы 52%) жителей так относились к власти в России — думаю, мы бы жили совершенно в другой стране, гораздо более приятной для человека… И это не политика — не борьба партий! Дети должны понимать, в какой стране они должны жить.