Алексей Учитель в Риге: "Дело не в Матильде - они пытались Россию толкнуть на дно, но разум победил"
Foto Publicitātes foto

Про размах «Матильды». Только съемочная группа состояла из 400 человек, плюс актеры и массовка. Только в сцене коронации мы задействовали 500 человек, а в Ходынке — 1500. Мы сшили 7 тысяч костюмов, включая коронационные, которые у нас теперь просит Эрмитаж. Увидев эскизы костюмов, одна крупная немецкая фирма подарила нам три огромных машины, которые год шили день и ночь, а корабль тканей везли из Китая, золотые вышивки заказывали в Индии и Пакистане, костюмы Ходынки шили в трех женских колониях…

Мы гордимся декорациями Успенского собора Кремля, которые построили на военном заводе в Петербурге. Так вот, заходя в этот «собор», массовка начинала креститься. А когда после съемок нам надо было разбирать, бригада сказала: «Не будем». Пришлось нанимать более пьющих людей…

В Александровском дворце мы снимали сцену с Николаем Вторым — аппаратуру тянули на тележке два человека. Посреди зала стояла ваза в человеческий рост, возле которой тележка должна была сделать полукруг. На пятом дубле рабочие ошиблись, и телега врезалась в основание вазы, кусок которого отломился. Замдиректора Царского Села упал в обморок, а десять смотрительниц зарыдали. Нас выгнали. За реставрацию выставили счет в несколько сотен тысяч. Таких денег у нас не было. В итоге директор комплекса сказала: никому не говорите, но основание уже три раза переделывали — оно современное.

Алексей Учитель в Риге: "Дело не в Матильде - они пытались Россию толкнуть на дно, но разум победил"
Foto TASS / Scanpix / LETA

Про критику «Матильды». До выхода фильма меня в основном критиковал один небезызвестный человек (Наталья Поклонская). К ней присоединялись еще странные организации агрессивного православия со странными названиями типа «Православное государство». По ассоциации понятно с чем. Эти люди, называясь православными, призывали сжигать кинотеатры и убивать людей, угрожали нашей группе, и мне в частности. Потом последовали совсем уж силовые методы — бутылки с зажигательной смесью, сожженная машина нашего адвоката, в Екатеринбурге «уазик» врезался в кинотеатр с плакатом фильма… Всё это было до проката.

Про реакцию государства. Наше государство предприняло абсолютно правильные действия — людей из организации арестовали. Тут же прекратились все серьезные действия. Выяснилось, что человек, которому давали слово на радио и в газетах, глава «Православного государства» — элементарный преступник, который восемь лет сидел за убийство. Уголовные элементы, которые хотели создать себе славу защитников отечества…

Когда Говорухин решил устроить показ в Госдуме, противники пытались его блокировать. Собрался полный зал, какой-то человек вышел и стал говорить буквально словами Поклонской, но депутаты начали стучать ногами и заглушили его. В такие моменты я понимал, что победим… Увы, позже из-за угроз немецкие актеры не приехали на премьеру картины в Мариинском театре с живым оркестром, который и записывал музыку к фильму.

Алексей Учитель в Риге: "Дело не в Матильде - они пытались Россию толкнуть на дно, но разум победил"
Foto Sputnik / Scanpix / LETA

Про деятельность Поклонской. По запросу депутата Поклонской госструктуры провели у нас 43 проверки — мы все выдержали. Она сказала, что якобы ей пришло 100 тысяч писем с протестами (эти люди не могли видеть фильма). Когда мне в полиции показали письма, они сами признавали, что 90% из них — фальшивки, сделанные на ксероксе. Они проверили одного адресата в Белгороде — такого человека нет, а по тому адресу — бордель. Когда мы запросили в Думе, сколько писем получила депутат Поклонская, выяснилось, что не было и 3 тысяч писем. Так что все это было нагнетание.

За все время проката ни одного случая не было, никто не кинул гнилым помидором. Сами удивились. Так что дело не в «Матильде», и не в режиссере Учителе — они пытались Россию толкнуть в пропасть, на дно. То, что победило не мракобесие, а разум — это победа всех здравых людей, а их большинство. Когда фильм вышел, критика уже была только по сути. Но то, что фильм точно никого не оскорблял — это установлено даже прокуратурой и другими организациями, включая экспертную комиссию Санкт-Петербургского университета.

До начала проката мы ездили с предварительными показами. В Екатеринбурге был один показ в «Ельцин-центре», где меня один человек вызвал на дуэль (вот, жду), а второй — в кинотеатре. Перед самым фильмом позвонили и сказали, что бомба. Как позже выяснилось, «бомба» была заложена в 15 объектах города. 450 человек вывели на мороз, предложили смотреть завтра, но ушли лишь 20 человек, ждали больше часа, смотрели фильм, я пришел за полночь — мы еще полтора часа говорили. Было много молодых. И я понял, что в этой стране не всё потеряно.

Алексей Учитель в Риге: "Дело не в Матильде - они пытались Россию толкнуть на дно, но разум победил"
Foto Publicitātes foto

Про светодиоды в костюмах балерин XIX века. У нас фильм кончается 1896 годом, а вся история длится около четырех лет. Когда наш замечательный художник по костюмам Надежда Васильева (вдова режиссера Леши Балабанова) привела на площадку Ларса Эдингера (Николая Второго) в кожаной куртке и джинсах, я спросил, почему актер не одет. И тогда Надя показала мне фотографии, на которых люди того времени были в джинсах (они только входили в моду) и кожаных куртках. Электричество тогда тоже было абсолютно доступно, тем более в театрах и царских покоях. Так что лампочки на платьях совершенно достоверны.

Про Данилу Козловского, сыгравшего Воронцова. Я пробовал его на роль Николая, не сложилось. Три месяца уговаривал его сыграть неглавную роль, а он никогда не играл неглавных. Прототип его героя реален. Это был английский офицер, чья невеста дружила со старшей сестрой Матильды, как только он увидел Кшесинскую, безумно влюбился, бросил невесту, которая повесилась. Но в час сорок пять минут всего не поместишь, поэтому персонаж Козловского недораскрыт… Могу обрадовать, осенью следующего года выйдет 4-серийная телеверсия «Матильды», в которой широко раскроется и побочная линия.

Про сценариста Александра Терехова. Главная проблема современного российского кино — слабые сценарии, мало идей… Я искал долго. Даже был опыт работы с американцем, который окончил Гарвард, знал русскую литературу, мама — балерина. Но оказалось, что у нас слишком разный подход к кино… Устроили мини-конкурс авторов синопсисов, из которых я выбрал талантливого писателя Александра Терехова, автора романов «Каменный мост» и «Немцы». С ним было очень интересно работать. Но когда начались первые обвинения, он попросил написать псевдоним.

Про фигуру Николая Второго. В свое время я собирался снимать фильм «Дно» — так называлась станция Псковской губернии, где произошло отречение Николая Второго как итог заговора пяти генералов. Мне очень интересна личность последнего императора. И когда мне предложили снять фильм про Кшесинскую, я понял, что мне интересны именно эти четыре года из жизни балерины, когда у нее была искренняя и обоюдная любовь, безо всякой похабщины. Мое мнение, что именно в эти четыре года решилось, какой будет Россия, в том числе и сегодня. Это очень связанные вещи. Мне хотелось показать будущего императора человеком, а не бронзовой статуей… Кшесинская дала зажатому Николаю не только секс, но и ощущение самого себя, некой свободы. И потом ему пришлось делать выбор между долгом и свободой…

Говорят, Николай безликий и вялый. Я не согласен. Он был умный, интеллигентный, человечный. Были ошибки, но кто их не делает — вон, Трамп сколько наделал, и сидит. Он сделал колоссальное число нужных дел для страны: дал людям детсады, ясли по 500 рублей. При его правлении Россия в первый и последний раз стала первой в Европе по всем показателям. И войну Россия первый год выигрывала… А потом начался спад. Многие на Западе испугались его успехов. Расстрел Распутина — дело рук английской разведки. В чем он ошибся, так это в том, что на станции Дно ему надо было арестовать и расстрелять всех, кто ему врал, а он пожалел окружение — вот и кончилось всё катастрофой.

Алексей Учитель в Риге: "Дело не в Матильде - они пытались Россию толкнуть на дно, но разум победил"
Foto Publicitātes foto

Про выбор актера на роль Николая Второго. Поклонская называла Ларса Эдингера порноактером — это полная чушь. Ей подсунули кадр, где Ларс обнажен, но это фильм классика мирового кино Питера Гринуэя. Пока обнаженную натуру никто не отменял — мы ходим в Эрмитаж и различные музеи. Вопрос — какого качества эта обнаженная натура, это художественно или нет. Ларса я увидел несколько лет назад в постановке «Гамлета» и был поражен его игрой. Постановщик спектакля Томас Остермайер — главный режиссер театра — в итоге сыграл роль доктора Фишера.

Вообще-то на роль Фишера я думал позвать как раз Эдингера. Ларс приехал на грим, гримерша все сделала и вдруг как закричит… Я зашел и в зеркале увидел Николая Второго. Единственное препятствие — он не знал русского языка. Но он мужественно учил роль и играл по-русски, вплоть до мини-пауз. В кадре он говорит по-русски. Но озвучить его все же пришлось. Это сделал Максим Матвеев. Любопытно, что, когда Ларс появился в облачении Николая Второго на съемках коронации, все сказали: Олег Янковский.

Про «Крымнаш». Было письмо, которое подписали чуть ли не все известные имена российской культуры. Я снимал в Крыму три фильма. Очень хорошо знаю Крым и людей, которые там живут. У меня там ни разу не возникало ощущения, что это Украина. Кроме того, что в Севастополе стояла украинская армия и наша тоже. Вы же знаете, как Крым присоединили к Украине — Хрущеву тогда казалось, что это будет правильно. Другое дело, что юридически я понимаю, что Крым стал российским не по международным нормам.

Я абсолютно уверен, что народ Крыма проголосовал за Россию — и процент верный, и не под дулом это было, как пишут многие. Да, там есть татарская диаспора, которая всегда была оппозиционна, при всех властях. И теперь положение двоякое, а Россия обрела миллион проблем. До сих пор это всё расхлебывается. При этом посмотрите, что происходит в Великобритании — Шотландия, Ирландия хотят отделиться, Каталония в Испании, я уж не говорю про Косово… Желание есть.

Про «Матильду» в Крыму. Еще до выхода на экраны «Матильды» в Министерство культуры пришло письмо о том, что они не покажут картину, пока сами не посмотрят. Это противозаконно, но я решил показать. Туда поехали люди от нашей студии. На показ пришли 35 человек: правительство и даже два священника. Я был уверен, что они будут против (под влиянием прокурора Поклонской); каково же было удивление, что против голосовали только двое — священнослужители. Так что не всё так плохо в головах людей.

Про Дуню Смирнову. Нет наркотика более сильного, чем кино. У меня была замечательная сценаристка Дуня Смирнова, с которой мы сняли фильмы «Прогулка» и «Дневник его жены». Она написала для меня сценарий фильма «Связь». Был уже шестой или седьмой вариант, я говорил, что надо снова переписать, а она отказывалась, в итоге я швырнул ей: «Тогда снимай сама!» А она утром позвонила: «Ты правду сказал?» Я опешил, но сказал: «Если хочешь — помогу, но учти, что с этого момента ты полностью меняешь жизнь — ты разведешься с мужем, переедешь из Петербурга в Москву, изменишь жизнь, привычки — ты уже не вернешься». Потому что это не работа, а профессия, которая заберет 24 часа жизни… Она думала, что снимет плохой фильм и вернется — я ей сказал, что назад дороги не будет. И она пошла.

Про актера Андрея Смирнова (сыграл Ивана Бунина в фильме «Дневник его жены»). Лазурный берег Франции мы снимали в Крыму. На съемочной площадке работали пять рабочих из местных, явно выпивающих. Недели через две один подошел к актеру Смирнову и протянул книгу Бунина: «Иван Алексеевич, поставь автограф». И это не шутка — такая сила искусства. Решили, что Бунин снимается в кино про себя.

Про цензуру в России. Мне звонили разные люди, которые таинственно просили: «Покажи авторскую версию, а не то, что будет в прокате». Я их звал на премьеру в кинотеатр, потому что ни слова, ни кадра не было вырезано. Ничего и ни под каким давлением измениться не могло. Возможно, цензура в России на телевидении и существует, но если не нарушен закон, то никто не имеет права ничего у тебя удалить. На меня пытались воздействовать Поклонская и РПЦ, но ничего не изменено. И в этом заслуга государства — оно показало, что цензуры в России нет.

Про шансы Поклонской стать следующим президентом России. Если президентом будет Поклонская, а я еще буду живым, то перееду жить в Ригу. И многие за мной потянутся. Но я уверен на 100%, что она не будет. Я общался с ней пять минут — тяжелый случай. Я предлагал ей продолжить критику после того, как она посмотрит фильм, но Поклонская сказала, что у нее нет времени смотреть фильмы. Я ее по-человечески понимаю, она искренне влюблена в Николая Второго, бывает. Но когда такой человек пользуется депутатским креслом, это печально. Знаю двух женщин, которые точно не станут президентами России — Поклонская и Собчак, хоть к последней я хорошо отношусь.

Алексей Учитель в Риге: "Дело не в Матильде - они пытались Россию толкнуть на дно, но разум победил"
Foto RIA Novosti / Scanpix

Про фильм о Викторе Цое. В свое время я снимал Виктора Цоя. Мой документальный фильм «Рок» начался именно с него. Рокеров в то время еще прижимали, поэтому поначалу они отнеслись ко мне настороженно. Гребенщикова я немного знал, но выбрал Цоя, который говорил 10 слов за неделю. Он тогда работал в кочегарке — мы просидели с ним двое суток. Я ему обещал: посмотришь материал, если что-то не понравится — скажи. Он пришел с группой «Кино» на показ, посмотрел и вышел мрачный. Я спрашиваю: «Ну как?» Он: «Нормально». И ушел. Так меня впустили в их среду.

Потом мы с «Кино» ездили на гастроли, а когда случилась страшная авария, я поехал на то место — говорил со следователем и водителем. Сделал по просьбе близких фильм «Последний герой», где использовал всё, что не вошло в «Рок», и доснятое потом. Мне всё не давал покоя этот водитель «Икаруса». Человеку было 40 лет, а он не знал, кто такой Цой.

Наш фильм начнется с аварии и продолжится после «смерти» — такой road-movie (по реальной истории, но с актерами). Гроб с телом Цоя три дня везут в автобусе, в котором сидят все близкие ему люди: жена, последняя любовь Наташа, сын, двое из группы, продюсер Айзеншпис, а за рулем — тот водитель, потому что все другие отказались. Этот человек три дня путешествия больше молчал, но магия Цоя такова, что он тоже стал им близок. А магия Цоя фантастическая, ее не могут разгадать до сих пор… Часть съемок пройдет в Латвии.